Корпоративный договор: новое понятие в ГК с 1 сентября

  • 21 июля 2014 в 9:17
  • 29480
  • 13
  • 5

Как уже, вероятно, многие знают, с 1 сентября 2014 г. начинает действовать пакет поправок в главу 4 первой части ГК РФ. Одно из новых для ГК (хотя не такое уж неизвестное практике) понятий – корпоративный договор.

О чем речь

На момент начала 2016 года публикация является полностью актуальной

Лет десять назад возможность заключения подобных соглашений по российскому праву – по примеру зарубежной практики Shareholders Agreements (Соглашений акционеров) – вызывала дискуссии на уровне общих принципов гражданского законодательства о свободе разработки непоименованных договоров. Поскольку для реализации крупных проектов (как правило, с иностранным участием) подобные соглашения были и остаются эффективными инструментами, документы подписывались на практике, но подчинялись зарубежным нормам и юрисдикции.

Однако в 2008-2009 гг. в законы о хозяйственных обществах (Закон от 26.12.1995 №208-ФЗ «Об АО» от и Закон от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об ООО») были внесены изменения, позволившие участникам ООО заключать договоры об осуществлении прав участников общества (п. 3 ст. 8 Закона «Об ООО»), а акционерам – акционерные соглашения (ст. 32.1 Закона «Об АО»).

Похоже, что новая редакция ГК ставила своей целью объединить положения указанных выше законов под единым понятием «корпоративный договор» (собственно, заключен он может быть только в хозяйственных обществах) и несколько прояснить некоторые аспекты. Интересно, что кодекс и соглашение о создании хозяйственного общества подчиняет действию норм о корпоративном договоре (хотя приоритет остается за требованиями специального законодательства). 

В таком соглашении участники (все или часть) договариваются об определенных действиях (закрытого перечня в законе нет) по реализации своих корпоративных прав. Существует прямой запрет в части указания в соглашении необходимости участников следовать указаниям органов общества (т.е. нельзя подчинить участников воле менеджмента) или формировать органы управления в определенном составе.

  • В то же время формат корпоративного договора позволяет сторонам определить, например, более подробно, чем в уставе, порядок формирования органов общества (например, количество директоров, представляющих интересы тех или иных участников (или группы), количество «независимых» директоров).
  • Заключение подобного соглашения дает возможность миноритарным акционерам выступить «единым фронтом» по тем или иным вопросам управления обществом.
  • Весьма ценным представляется согласование процедуры выхода из «патовых» ситуаций – особенно в обществах, где у участников или групп участников создается зыбкое равновесие 50%/50%.
  • Кроме того стороны могут предусмотреть в корпоративном договоре положения, регулирующие порядок приобретения и отчуждения акций/долей (в каких ситуациях акционеры/участники могут продать свою долю, в каких должны от этого воздержаться), увеличения УК и т.п.

Заключение корпоративного договора может иметь смысл как в самом начале деятельности компании – уже упомянутые выше shareholders agreements, подчиняющиеся иностранному праву, уже достаточно давно являлись, кажется, неотъемлемой составляющей крупных инфраструктурных проектов. С другой стороны, корпоративный договор может дать дополнительный комфорт в ситуациях, когда в обществе происходит изменение состава участников – старые боятся, что новые участники их оттеснят от управления обществом, новые – что их обманут.

Надо отметить, что кодекс распространяет правила о корпоративном договоре не только на участников хозяйственного общества, но и на соглашения между участниками и иными лицами. Могу предположить два основных варианта подобных соглашений:

  1. Договор между участниками хозяйственного общества и кредиторами общества;

  2. Договор между участниками и будущими участниками общества (потенциальными покупателями долей или акций на этапе проведения переговоров о вхождении инвесторов в компанию).

Предполагаю, что возможен и смешанный вариант: участники договариваются с кредиторами общества и передают им часть акций или долю участия под определенными условиями.

На бумаге норма выглядит обнадеживающе. Например, возможность заключить соглашение с участниками организации-должника, обязывающее участников голосовать тем или иным образом, продавать или, наоборот, воздерживаться от продажи долей и т.п., сама по себе позволяет кредиторам получить дополнительную защиту своих интересов. Равно как интересным и востребованным представляется вариант оформления соглашения между действующими участниками и инвесторами.

Предусмотрены требования к форме корпоративного договора: это может быть только единый документ, подписанный сторонами.

О самом факте (но не содержании) заключения соглашения между участниками общества последнее необходимо уведомить. В противном случае, если у участников, которые такой договор не подписывали, возникнут убытки, закон предоставляет им право требовать возмещения у договорившихся.

ГК содержит отсылку к Закону об АО в части раскрытия информации о факте заключения корпоративного договора: в публичном обществе информация должна быть доступна, в непубличном – по общему правилу – конфиденциальна.

Каковы последствия нарушения корпоративного соглашения?

  • Если соглашение охватывало всех участников хозяйственного общества, то принятое вопреки его условиям решение собрания может быть обжаловано в суд как недействительное по требованию одного из участников договора. При этом ГК обращает внимание на то, что признание недействительным такого решения не влечет автоматической недействительности сделки, заключенной на его основании.

Эта норма, бесспорно, защищает интересы добросовестных третьих лиц.  

  • Если сделку в нарушение корпоративного соглашения осуществила одна из его сторон, то другие стороны могут оспорить сделку через суд, но лишь при условии, что контрагент нарушителя корпоративного договора знал или должен был знать об ограничениях, вытекающих из такого договора.

Таким образом, в ситуациях, когда условия корпоративного договора конфиденциальны, признать недействительной сделку, заключенную в нарушение такого соглашения, с третьим лицом, которое не владело информацией о каких-либо установленных договором между участниками запретах, без иных ее пороков вряд ли удастся. Однако у добросовестных сторон корпоративного договора будет основание требовать от нарушителя компенсаций, если таковые предусмотрены соглашением.

ГК содержит положение, согласно которому выбытие одного из участников из общества (продажа доли/акций, выход и т.д.), не делает корпоративный договор, стороной которого был этот участник, недействительным.

Насколько широкое распространение получат корпоративные соглашения после появления их в ГК РФ, сказать сложно. Судя по Регфоруму, вопросы об акционерных соглашениях и соглашениях участников ООО периодически всплывают, но все-таки, кажется, пока это «товар штучный».

В то же время арбитражная практика уже знакома с данными понятиями (84 документа по запросу «акционерное соглашение» в базе арбитражных дел, 100 документов по запросу «договор об осуществлении прав участниками»). Разумеется, далеко не во всех случаях в хозяйственных обществах возникают конфликты и, как следствие, необходимость обращаться в суд, а значит, реально «корпоративные договоры» приживаются в обороте.

А у вас, уважаемые коллеги, был опыт составления акционерных соглашений или соглашений участников ООО? Насколько, по вашему мнению, это востребованный инструмент? 

Добавить
Для того чтобы оставить комментарий или проголосовать, вам необходимо войти под своим логином или пройти несложную процедуру регистрации
Также, вы можете войти используя:

Добрый день, коллеги.

Хотелось бы услышать Ваше мнение по вопросу указания в корпоративном договоре пункта, определяющего голосование участников по вопросу смены единоличного исполнительного органа ЮЛ. В моем случае речь идет об ООО в котором два участника (50% на 50%). Хочется уже на стадии регистрации ЮЛ (начала его деятельности) исключить патовую ситуацию с невозможностью смены ЕИО при отсутствии согласия между участниками. 

17 ноября 2014 в 13:021

Добрый день. У меня такой вопрос возможно ли заключить такой договор, в котором будет прописан не пропорцианальный порядок распределения прибыли между участниками?? Т.Е. три участника у ООО  три магазина с двух магазинов прибыль делится на троих, а с одного магазина только на двоих. Возможно это??? Подскажите пожалуйста. И если возможно, нужно ли вносить какие либо изменения в Устав.

10 февраля 2016 в 11:21

Я вам уже написала в личку, но повторюсь здесь все-таки. Мне кажется, что корпоративный договор вам не поможет: среди тех вопросов, которые ГК РФ в ст. 67.2 (равно как и закон об ООО в соотв. статье) указывает, как вопросы, которые можно урегулировать корпоративным договором, распределение прибыли нигде не фигурирует...

11 февраля 2016 в 8:45
Добрый день. Какие существуют минусы и плюсы  корпоративного договора?
11 сентября 2016 в 7:44
Реферат? Статья? Курсовая? ;) Вообще, мне кажется, об этом много уже писали... Плюсы, разумеется, в возможности более гибко урегулировать взаимоотношения между участниками общества, частично обезопасить себя от срыва договоренностей в процессе реализации проекта (обязательства не делать что-либо до какого-либо момента), согласовать волю группы акционеров/участников (например, миноритариев), предусмотреть возмещение убытков и т.п. Минусы - не до конца сформировавшаяся практика...
14 сентября 2016 в 4:17