Спонсор рубрики
«Регистрация юрлиц и ИП»

Привлечение заявителей к административной ответственности в борьбе с миграциями юридических лиц

  • 1 октября 2012 в 13:04
  • 5718
  • 10
  • 7

Известно, что налоговые органы настороженно относятся к юридическим лицам, которые меняют место своего нахождения, переезжая по сферам ведения разных налоговых органов. В самом деле, такие переезды бывают вызваны как производственной необходимостью, когда реально работающая компания продолжает свою деятельность на новом месте, так и другими мотивами, например, желанием уйти от ответственности или мер налогового контроля, или банально бросить фирму, сделав «слив» на новый адрес и директора.

С такими сливными переездами налоговые органы считают себя обязанными бороться, громко именуя нежелательные переезды незаконными миграциями, а юридических лиц, сменивших адрес места нахождения – мигрантами.

Официально, "миграция" между налоговыми органами – это неоднократное снятие с учета и постановка на учет в налоговых органах налогоплательщика в связи с изменением места нахождения – понятие введено п. 10 Общедоступных критериев самостоятельной оценки рисков для налогоплательщиков, используемых налоговыми органами в процессе отбора объектов для проведения выездных налоговых проверок утв. Приказом ФНС России от 30.05.2007 N ММ-3-06/333@ (ред. от 10.05.2012)

В отличие от пресловутой борьбы с однодневками, которая направлена на увеличение собираемости налогов в целом и, в силу такой глобальности, часто не имеет явных результатов и ажиотажа, борьба с незаконными миграциями затрагивает интересы каждого территориального налогового органа (управления по субъекту федерации) и может быть очень упорной.

Причина даже не в том, что переехавшие юридические лица наряду с возникновением у принявшей их налоговой необходимости проведения мероприятий налогового контроля еще в отношении одного налогоплательщика (т.е. дополнительной работы при прежней оплате), а в том, что такие мигранты, порой приносят и досадные сюрпризы в виде долгов по налогам. Пикантность момента еще и в том, что недоимки не всегда проявляются сразу при переезде, иногда выгрузки запаздывают или делаются прежней налоговой после завершения начатой до переезда налоговой проверки.

Недоимки тяжким бременем ложатся на лицевые счета принявшей налоговой инспекции, их величина вредно сказывается на размере материального стимулирования, которое распределяется на соответствующую налоговую инспекцию и вызывает недовольство руководства.

В таких условиях у налоговых имеется и применяется арсенал мер борьбы с незаконными миграциями.

Состав конкретных мер у каждой налоговой может различаться, в общем, такие меры сводятся к следующему:

- «Борьба с корнями» в виде основания смены адреса - акта государственной регистрации изменения места нахождения путем обращения в вышестоящую инспекцию с жалобой на налоговую инспекцию, которая зарегистрировала смену адреса и просьбой отменить соответствующие регистрационные действия или путем обращения в суд с заявлением о признании регистрации смены адреса недействительной (хотя арбитражная практика, в основном, складывается не в пользу тех, кто борется) - подробнее в теме Вредные фишки налоговых органов – как они мешают регистрациям;

- «Борьба с головами» - путем применения убеждения или наказания в отношении мигранта и лиц, участвующих в соответствующем юридическом лице-мигранте в качестве участников и руководителей. В зависимости от обстоятельств, такие меры могут быть эффективными для отдельной инспекции, когда нежелательный гость переезжает, либо являться частью стандартного комплекса репрессивных мер борьбы, используемых порой для галочки. Распространены, проверки фактического нахождения по адресу после переезда и привлечение к административной ответственности за несоответствие содержащихся в ЕГРЮЛ сведений по ч. 3 ст. 14.25 КРФоАП (санкции – предупреждение или штраф 5000 руб.), с выдачей представлений на устранение выявленных нарушений, в том числе, с подводкой на дисквалификацию.

С привлечением к ответственности после переезда довелось встретиться и одному нашему клиенту.

Гражданин С. оказал услуги по временному руководству рядом юридических лиц при внесении в ЕГРЮЛ изменений в части адреса места нахождения и лица, имеющего право действовать без доверенности. При этом полномочия их руководителей передавались зарегистрированной в другом регионе управляющей компании со сменой адреса места нахождения на адрес данной управляющей компании.

С. благополучно оказал услуги, изменения были зарегистрированы, а спустя два-три месяца по каждому юридическому лицу в адрес С. пришли письма-уведомления из регистрирующего органа другого региона.

В них сообщалось, что у переехавших юридических лиц адрес места нахождения единоличного исполнительного органа, указанный в ЕГРЮЛ и в уставах, не соответствует их фактическому месту нахождения. А иностранный гражданин, указанный в качестве представителя управляющей компании, не был поставлен на миграционный учет по адресу, указанному при внесении изменений в ЕГРЮЛ. Также содержалось приглашение С. явиться в регистрирующий орган другого региона для дачи объяснений и в случае установления Вашей вины, составления протокола по делу об административном правонарушении.

Учредители управляющей компании, в которой работает С., серьезно отнеслись к возникшей ситуации и обратились за юридической помощью.

В ответ на каждое письмо-уведомление, в регистрирующий орган были направлены подробные объяснения С.

В объяснениях указывались обстоятельства оказания услуг по руководству переехавшими юридическими лицами при внесении изменений в ЕГРЮЛ, в частности, сообщалось, что:

- С. действовал в качестве заявителя на основании заключенных договоров об оказании услуг;

- руководствовался сообщенной ему заказчиком информацией о сведениях, подлежащих включению в ЕГРЮЛ в соответствии с принятыми участниками данных юридических лиц решениями о внесении изменений.

К каждому объяснению прилагалась копия акта приема-передачи документов, полученных С. от заказчика для оказания услуги.

Регистрирующий орган не принял объяснения С. в качестве подтверждения отсутствия его вины, а составил два протокола по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 14.25 КРФоАП (представление в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц документов, содержащих заведомо ложные сведения).

В протоколах было указано (приведем на примере одной организации – обстоятельства похожи), что на основании поданных С. в качестве руководителя ООО «Музей» заявлений формы Р14001, Р13001 в Единый государственный реестр юридических лиц регистрирующим органом были внесены сведения:

а) о новом руководителе ООО «Музей»: управляющей компании - ООО «Стелла» с местом нахождения: г. Воронеж, в лице представителя управляющей компании – Самуэле;

б) о новом адресе места нахождения ООО «Музей» - по месту нахождения управляющей компании ООО «Стелла», г. Воронеж.

Регистрирующим органом по новому адресу места нахождения ООО «Музей» (спустя время после регистрации) собрана информация о том, что представитель управляющей компании Самуэль не поставлен на миграционный учет по месту пребывания и ООО «Музей» не находится по адресу в г. Воронеж.

Данное несоответствие сведений расценено составителем протокола как предоставление заведомо ложных сведений об адресе и руководителе ООО «Музей».

Для рассмотрения дел об административных правонарушениях протоколы были направлены в город проживания С., мировому судье по месту совершения правонарушения - месту нахождения регистрирующего органа, в который С. подавал документы для внесения изменений в ЕГРЮЛ.

Почему два, когда идентичных мигрантов было больше!? Естественно, точно не знаем, возможно, решили попробовать, рассудив, что время есть. Ведь данная норма предусматривает в качестве санкции и штраф, и дисквалификацию, поэтому, срок давности привлечения к административной ответственности составляет не обычные два месяца, как при других распространенных нарушениях, а один год (ч. 3 ст. 4.5 КРФоАП). Также два протокола могли сделать с запасом: мол, если по одному наложат штраф, то по другому – дисквалифицируют.

Конечно, заказчика не обрадовало возникновение такой ситуации: ведь С. работает, возглавляемая им управляющая компания приносит заказчику прибыль, а в результате рассмотрения этих дел управляющая компания может лишиться руководства, что означает сокращение доходов заказчика на некоторое время и возникновение дополнительных затрат. Тем более, что с мировым судьей, к которому пришли эти два протокола, у этого заказчика уже имелся опыт несколько лет назад: одна местная налоговая составила протокол по ч.4 ст. 14.25 КРФоАП при переезде компании из одного района в другой, а судья «на ура» дисквалифицировал руководителя, даже без указания в решении каких-либо мотивов, кроме того, что «налоговая составила протокол». Тогда пришлось использовать дополнительные ресурсы – по жалобе его решение отменил председатель районного суда.

Вот и теперь, ожидалось, что мировой судья, привыкший рассматривать дела с участием налоговой, поддержит государство в лице налоговой и, как минимум, привлечет к административной ответственности в виде штрафа, или даже дисквалифицирует, безжалостно вырвав С. из рядов надежных управленцев.

Поэтому, к защите подошли серьезно, С. лично присутствовал в судебном заседании и поддерживал возражения своего защитника, которые сводились к следующему.

Формулировка описания события административного правонарушения (ч. 4 ст. 14.25 КоАП РФ) предоставление заведомо ложных сведений, в силу буквального значения составляющих ее слов, означает, что данное административное правонарушение признается совершенным, если соответствующее лицо, предоставляя документы в регистрирующий орган, абсолютно точно (заведомо для себя) знало о том, что соответствующие сведения не соответствуют действительности (являются ложными).

Текстом протокола подтверждается, что документы, по которым сделано предположение о несоответствии действительности сведений были получены спустя месяц и позже после предоставления С. документов в регистрирующий орган.

Проживая в другом городе С. не мог самостоятельно проверить достоверность сведений о новом адресе ООО «Музей» в г. Воронеже по месту нахождения его управляющей компании ООО «Стелла» и тем более, проверить сведения о гр-не Самуэле, поскольку даже в регистрирующий орган данная информация была представлена письмом для служебного пользования (от 13.03.2012 г. № МС-9/20-138 дсп.). Сведения «об отсутствии по адресу» стали известны ИФНС также лишь 16.03.2012 г. (акт обследования № 135 от 16.03.2012 г.).

Подавая на регистрацию заявления формы Р13001 и Р14001 для внесения изменений в сведения об адресе ООО «Музей» и его руководителе, С. основывался на информации, предоставленной ему заказчиком о том, что полномочия по руководству ООО «Музей» передаются управляющей компании, имеющей место нахождения в г. Воронеж (что подтверждается Выпиской из ЕГРЮЛ по ООО «Стелла» и Решением участника ООО «Музей» № 04 от 02.02.2012 г. о внесении изменений, во исполнение которого действовал С. (подтверждается Актом приема-передачи документов № 1 от 24.01.2012 г.) – оба данные документа имеются в материалах административного дела).

При этом С. полагал, что в результате подачи подписанных им заявлений формы Р13001, Р14001 местом нахождения ООО «Музей» становится место нахождения его единоличного исполнительного органа в лице управляющей компании, которой передавались полномочия по управлению ООО «Музей» - Общества с ограниченной ответственностью «Стелла», возглавляемого г-м Самуэлем (как предусмотрено законом – п. 2 ст. 54 ГК РФ).

Ведь в выписке из ЕГРЮЛ по ООО «Стелла», полученной как раз накануне предоставления С. документов в регистрирующий орган (выписка от 19.01.2012 г.), были указаны:

- адрес места нахождения ООО «Стелла»: г. Воронеж

- генеральный директор ООО «Стелла»: Самуэль с адресом г. Москва.

Именно в соответствии с содержанием представленной г-ну С. заказчиком Выписки из ЕГРЮЛ по ООО «Стелла» и были указаны в заявлениях формы Р13001, Р14001 сведения об адресе места нахождения ООО «Музей» (по месту нахождения управляющей компании – ООО «Стелла», согласно ее адреса в ЕГРЮЛ – лист регистрационного дела 90) и о руководителе ООО «Музей» (представителе управляющей компании ООО «Стелла» - Самуэле ЕГРЮЛ - листы регистрационного дела 75,74).

При таких условиях, С. не знал и не мог знать о возможном несоответствии в сообщаемых им сведениях, поскольку основывался на представленной ему заказчиком информации и официальных данных, содержащихся в Едином государственной реестре юридических лиц, что подтверждается содержанием выписок из ЕГРЮЛ.

Доказательств, подтверждающих то обстоятельство, что С. на момент регистрации предоставил заведомо ложные сведения в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, в материалах дела не имеется.

В силу ст. 1.5 КоАП РФ лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина. Принцип презумпции невиновности заключается в том, что привлекаемое к административной ответственности лицо не обязано доказывать свою невиновность.

В соответствии со ст. 26.11 КоАП РФ никакие доказательства не могут иметь заранее установленную силу и подлежат оценке в своей совокупности.

Приведенные в протоколе по делу об административном правонарушении доказательства не являются достаточными для установления вины С. Вывод о наличии в его действиях состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 14.25 КоАП РФ, сделан преждевременно, без всестороннего, полного и объективного выяснения всех обстоятельств дела и вопреки представленным им в свою защиту доказательствам, подтверждающим отсутствие его осведомленности о недостоверности сообщаемых сведений, содержащихся, к тому же, в официальном информационном ресурсе – ЕГРЮЛ.

Приведенные аргументы были изложены письменно и представлены в материалы дела в форме объяснений защитника. В самом заседании свою позицию защитнику пришлось объяснять буквально на пальцах, поскольку уважаемый судья, видимо, не ожидал, что ему пришлют такой сырой материал.

Тут очень помогла выписка из ЕГРЮЛ по управляющей компании, полученная накануне сдачи документов на государственную регистрацию и представленная С. для оказания услуг. Защитник объяснил суду, что все сведения, которые регистрирующий орган посчитал заведомо ложными (об адресе и руководителе) были указаны С. в заявлениях форм Р13001, Р14001 в точном соответствии с содержанием данной выписки из ЕГРЮЛ.

После сопоставления содержания выписки по управляющей компании с материалами дела: копиями заявлений и протоколом об административном правонарушении судья энергично развел руками, но сдержался, ничего не сказав, хотя создавалось впечатление, что он сильно удивлен качеством доказательственной базы присланного материала.

В результате вынесено постановление о прекращении производства по делу об административном правонарушении по обоим делам. По тексту постановления судом приведена оценка обстоятельств дела с использованием названных выше аргументов защитника С. В частности, сделан вывод: «суд убежден, что при таких условиях, С. не знал и не мог знать о возможном «несоответствии» в сообщаемых им сведениях, поскольку основывался на представленной ему заказчиком информации и официальных данных, содержащихся в Едином государственной реестре юридических лиц, что подтверждается содержанием выписок из ЕГРЮЛ».

Естественно, регистрирующий орган не успокоился и подал жалобы на постановления о прекращении производства по делу об административном правонарушении, в которых указывал, что убеждение суда не может являться основанием, подтверждающим отсутствие вины С. и в выписке по управляющей компании нет сведений о постановке ее руководителя (иностранного гражданина) на миграционный учет.

Районный суд посчитал, что постановление мирового судьи подлежит оставлению без изменения, а жалоба – без удовлетворения. При этом суд даже не ссылался на содержание выписки из ЕГРЮЛ по управляющей компании, а ограничился ссылкой на решение участника о внесении изменений по смене адреса с передачей полномочий руководителя управляющей компании и гарантийное письмо самой управляющей компании, содержанием которых подтверждалось, где имеет адрес места нахождения управляющая компания и кто является ее руководителем. Также суд указал на предусмотренную законом презумпцию добросовестности участников гражданского оборота (ч. 3 ст. 10 ГК РФ) и что объяснения лица, привлекаемого к административной ответственности – это одно из доказательств и такие объяснения могут быть положены в основу принимаемого судебного акта.

Вот так, спустя несколько месяцев, закончилась эпопея в отношении этих двух протоколов: линия защиты оказалась выбрана правильно, суд защитил С. и его право на труд.

Отметим, что активность некоторых налоговых в отношении мигрантов иногда имеет ярко выраженный карательный характер, когда стремятся привлечь к ответственности кого можно, а успешными репрессиями формируются положительный образ инспекции в структуре налоговых органов и заслуживается благосклонность руководства (мол, вот какие мы молодцы, как сурово боремся).

Так, ФНС давно рекомендовала территориальным налоговым органам активно пользоваться возможностями дисквалификации и требовать дисквалификации особо отличившихся заявителей (Письмо ФНС РФ от 13.09.2005 N ЧД-6-09/761@ "О применении дисквалификации в качестве санкции за нарушение законодательства о государственной регистрации"). Случаи успешной дисквалификации у налоговых органов идут в зачет и используются в качестве положительных показателей работы соответствующей инспекции.

Однако, чаще всего, успех в дисквалификации достигается при содействии или попустительстве самих дисквалифицируемых лиц: когда те, либо признают и подтверждают все, что утверждают налоговые органы, либо не возражают, а суд расценивает их молчание как признание вины.

Надеемся, что приведенные аргументы пригодятся для защиты интересов мигрантов, и, возможно, сберегут налоговые органы от ошибочных решений и напрасного расходования бюджетных средств.

Добавить
Спонсор рубрики «Регистрация юрлиц и ИП»
подготовка всех документов для регистрации ООО
КОНСАЛТА
Для того чтобы оставить комментарий или проголосовать, вам необходимо войти под своим логином или пройти несложную процедуру регистрации
Также, вы можете войти используя:

Какая проблема в миграции? Сложнее налоги собирать или показатели портятся? Правильно, давайте запретим переезды. Ну а чтобы однодневки не регистрировали, нужно регистрацию фирм запретить вообще.

3 октября 2012 в 15:501

Фамилия и инициалы обвиняемого не везде замазаны.

27 октября 2012 в 17:07

firmreg

Сообщение от firmreg«Фамилия и инициалы обвиняемого не везде замазаны.»

- так это на правах рекламы

29 октября 2012 в 5:001

почему рассмотрение во Владивостоке прошло?

2 ноября 2012 в 19:00

МИА, смотрели "по месту совершения правонарушения" - мол, заявления на регистрацию подавались-то для переезда во Владивостоке

3 ноября 2012 в 1:051

У меня в суде проходила более простая позиция - решение о смене адреса принимает не ЕИО, а участники. ЕИО обязан в силу закона зарегистрировать изменения, сделанные решением участника, правом оспаривать решение участника не наделен.

27 ноября 2012 в 23:062

Спасибо автору за очень интересную судебную практику.

20 июля 2014 в 14:19