советник практики разрешения споров юридической фирмы Lidings

Взыскание убытков при недобросовестном ведении переговоров и прекращении договора

  • 19 мая 2016 в 12:48
  • 1760
  • 4
  • 0

Пленум ВС РФ разработал значительное количество новых правовых позиций, призванных защитить интересы добросовестных участников рынка при нарушении обязательств (постановление от 24.03.2016 № 7). Юристы фирмы «Lidings» посвящают им серию обзоров, которую открыл пост о распределении бремени доказывания и применении астрента. Настоящая публикация — о новых возможностях защиты прав путем взыскания убытков. Рассмотрены две ситуации такого взыскания — в случаях недобросовестного ведения переговоров о заключении договора и прекращения договора.

Возмещение убытков при прекращении договора

Предприниматели часто сталкиваются с неисполнением договоров. Для многих из них это означает необходимость закупки товаров у нового контрагента для исполнения своих обязательств, недопущения остановки производства и т.д.
В каком объеме должен отвечать в этом случае должник по первому договору, и можно ли заключать новые сделки взамен нарушенной, до прекращения предыдущей, разъясняется в разделе 2 постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского Кодекса РФ об ответственности за нарушение обязательств» (далее — Постановление). Применительно к статьям 393.1 и 405 ГК РФ (ч. 1 и 2) рассматриваются варианты возмещения убытков при расторжении договора. В зависимости от действий кредитора, который вправе заключить взамен нарушенного договора новый (замещающую сделку), или не заключать его, различаются варианты расчета его убытков.

Кредитор заключил замещающую сделку. В первом случае, если договор прекращен по вине должника, и кредитор заключил одну или несколько замещающих сделок взамен прекращенной, приобрел аналогичные товары, услуги и т.д., методика расчета следующая. Убытки взыскиваются в виде разницы цены товаров по прекращенному договору и цены сопоставимых товаров по замещающей сделке. Важно, что добросовестность кредитора при этом предполагается, и завышение цены по замещающей сделке или недобросовестность кредитора должен доказать должник (п. 12 Постановления). 

Кредитор вправе заключить замещающую сделку до прекращения, первоначального нарушенного должником договора. Принцип расчета убытков в этом случае остается тем же, если впоследствии договор будет прекращен по причине его нарушения должником. На практике это означает возможность заключить замещающую сделку для кредитора после нарушения договора должником, не дожидаясь истечения процедуры его прекращения, или вступления в силу судебного решения о его расторжении.
Однако такой вариант поведения кредитора предполагает, что он обязан принять исполнение должника по первоначальной сделке, сделанное до ее прекращения (п. 13 Постановления).

Кредитор не заключил замещающую сделку. Во втором случае, если кредитор не заключил замещающую сделку взамен прекращенного договора, убытки рассчитываются в виде разницы между цены товаров по прекращенному договору и текущей ценой.

Текущей ценой является цена аналогов, актуальная на момент прекращения договора в месте его исполнения. При невозможности ее определения в указанном месте, применима цена, сформировавшаяся в ином месте, скорректированная с учетом транспортных и иных расходов до места исполнения.
Дополнительно, помимо указанных убытков в виде ценовой разницы, кредитор вправе потребовать возмещения любых иных причиненных ему должником убытков (п.14).

Как определить текущую цену. Следует отметить, что «текущая цена» не является абстрактным понятием, и кредитор, апеллирующей к ее применению при взыскании убытков, должен рассчитать ее исходя из конкретных рыночных факторов, сопроводив их соответствующими пояснениями и доказательствами.

Так, простое указание на разницу цен, без учета критериев идентичности однородности сопоставимости, дисконта, площади, местоположения и др. для конкретного недвижимого имущества является недостаточным для удовлетворения иска (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 08.02.2016 по делу № А40-111798/15).
Истец, который доказывает убытки, отталкиваясь от «текущей цены», должен доказать ее объективный рыночный размер, раскрыть все факторы, которые ее формируют и имеют значение применительно к конкретным свойствам того имущества, по поводу которого возник спор.
Таким образом, стандарт доказывания по таким делам остается весьма высоким. Истцам стоит рекомендовать принять во внимание при формулировании исковых требований такие доказательства, как отчеты о рыночной стоимости, исследования рынков, официальные статистические данные и заключения экспертов.

Ответственность за недобросовестное ведение переговоров

Этот институт достаточно нов для российского права. Он призван защитить права лиц в тех ситуациях, когда их контрагенты в переговорах причиняют вред, например, вступают в переговоры исключительно с целью выведать коммерческие секреты конкурента. Постановление дает следующие разъяснения для этих случаев.
Презюмируется добросовестность ведения переговоров всеми сторонами. В этой связи само по себе прекращение переговоров, без указания причин не считается проявлением недобросовестности.
В суде недобросовестность доказывается самим истцом в случаях, если ответчик вступал в переговоры исключительно для получения коммерческой информации или для того, чтобы воспрепятствовать заключению договора между истцом и третьим лицом.
Однако, в случаях, если истцу в ходе переговоров представлена неполная или недостоверная информация, или прекращение переговоров произошло неоправданно при обстоятельствах, в которых он не мог этого ожидать (п. 2 ст. 434.1 ГК РФ), добросовестность такого поведения доказывается ответчиком.
При взыскании убытков, причиненных недобросовестным поведением при переговорах потерпевшей стороне возмещаются убытки, исходя из общего принципа о том, что он должен быть приведен в такое положение, в котором находился бы, если бы вел переговоры с добросовестным контрагентом.
В состав этих убытков могут быть включены расходы, связанные с ведением переговоров, приготовлению к заключению договора, а также особый вид убытков — понесенные в связи с утратой возможности заключить договор с третьим лицом.
Если нарушение при ведении переговоров заключается в предоставлении неполной или недостоверной информации, либо умолчании о существенных для договора обстоятельствах, сторона вправе потребовать признания договора недействительным, (если он был заключен), и возмещения вызванных недействительностью убытков.
По ее выбору она может также использовать те способы защиты, которые предусмотрены для случаев не предоставления информации при заключении отдельных видов договоров, например, информации о товаре при купле — продаже (ст. 495 ГК РФ), информации для заказчика о предстоящей работе по договору подряда (ст. 732 ГК РФ), информации, предоставляемой экспедитору при транспортной перевозке (ст. 804 ГК РФ), информации, предоставляемой страхователем при заключении договора страхования (ст. 944 ГК РФ).
Если же сторона отказалась от заключения договора по причине сокрытия информации, или ее недостоверности, то она вправе требовать возмещения убытков в указанном выше объеме по ст. 434.1 ГК, включая понесенные в связи с утратой возможности заключить договор с третьим лицом.
Споры об убытках при ведении переговоров пока не распространены в арбитражной практике. Очевидно, что они являются крайне сложными, и будут требовать от юристов нетрадиционных подходов в собирании и предоставлении доказательств. Однако, сама по себе возможность требовать убытков в ситуации, когда сторона из-за нахождения в переговорах с недобросовестной стороной лишилась возможности заключения другого выгодного контракта, является несомненным шагом вперед для правовой системы.

Добавить
советник практики разрешения споров юридической фирмы Lidings
Для того чтобы оставить комментарий или проголосовать, вам необходимо войти под своим логином или пройти несложную процедуру регистрации
Также, вы можете войти используя: