«Равнее других»: обзор законопроекта № 899214-6

  • 12 июля 2016 в 9:22
  • 1287
  • 9
  • 2

Установка «все впущать, ничего не выпущать» по отношению к пополняемости бюджета в кризисный период – штука неудивительная. Налоговые юристы единодушны в мнении – судиться с государством за налоги стало дело крайне сложным, а вероятность успеха стремится к нулю. «Денег нет» – а значит нужно сделать все, чтобы они были. Казалось бы, установка именно такая – ан нет. Но начнем по порядку.

1. Как известно, в течение трех лет после завершения процедуры банкротства заниматься бизнесом гражданину нельзя (п. 3 ст. 213.30 Закона о банкротстве). Обосновывается запрет просто: если гражданин не может разобраться с личной финансовой дисциплиной, то какая может идти речь об управлении финансами организации?

2. В одном из обзоров закона мной было выражено недоумение: управлять бизнесом банкроту нельзя, а руководить на государственных и муниципальных должностях – можно.

Буквально через двенадцать дней после выпуска обзора в Государственную думу был внесен законопроект № 899214-6, который данную проблему как раз таки попробовал решить: при признании должника банкротом вследствие невозможности уплаты обязательных платежей влечет досрочное прекращение полномочий члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы, законодательного органа субъекта Федерации, органа местного самоуправления, главы муниципального образования, государственного и муниципального служащего (как подсказывает правовое управление – высшее должностное лицо субъекта РФ упомянуть забыли). Обоснование довольно простое: занятие гражданами-банкротами указанных должностей подрывает авторитет публичной власти.

Оставим за скобками вопрос, почему авторы законопроекта сосредоточились именно на соблюдении определенным кругом лицом обязанности лишь по уплате налогов, а не о платежной дисциплине в целом – ответ здесь очевидно лежит в плоскости политической, а не правовой (последняя предполагает таки равенство требований кредиторов одной очереди).

3. Какова же реакция на данную инициативу?

Прежде всего отреагировали депутаты Ульяновской области и Кабардино-Балкарской Республики. Первые утруждать себя обоснованием не стали, вторые указали, что проблему нужно решать через УК РФ (ст. 198). Однако внимательное прочтение указанной статьи подсказывает, что речь идет лишь о непредставлении или представлении искаженной налоговой декларации, преступление небольшой тяжести – срок давности два года, можно официально «откупиться» согласно примечания № 2 к статье. Не охвачены статьей случаи, когда декларация представлена верная, а налоги не уплачены. Плюс постепенно развивается тема привлечения к субсидиарной ответственности реальных «теневых» контролирующих организацию-должника лиц (т.н. «вскрытие корпоративной вуали») – но ни ст. 198 УК РФ, ни рассматриваемый законопроект об этом не говорят ни слова.

Куда более занятным вышел официальный отзыв Правительства РФ. В нем говорится буквально следующее: «…институт банкротства направлен на урегулирование гражданско-правовых отношений между должником и кредитором…», лишение права заниматься профессиональной деятельностью вне очевидной причинно-следственной связью с банкротством необоснованно.

Уважаемое Правительство РФ, подскажите, пожалуйста, какие гражданско-правовые отношения возникают между налоговой службой и налогоплательщиками? Быть может, у депутатов это и так, а вот граждане РФ в абсолютном большинстве своем вступают с налоговой службой разве что в отношения власти-подчинения. Случаи коррупции оставим за скобками – это совершенно отдельная тема.

Ответственный комитет говорит практически о том же, указывая в т.ч. на необходимость исследования взаимосвязи неуплаты налогов и профессионализма чиновников. Впрочем, обоснование тут может быть крайне простое: бардак в личных финансах неизбежно влечет и бардак при управлении деньгами государственными.

Комитет-соисполнитель, напротив, с идеей законопроекта согласился.

Позиция ФСБ РФ в этом плане намного более лаконична: о факте банкротства личного или кого-то их членов семьи необходимо докладывать руководству. Прослеживается явный намек на то, что последуют оргвыводы, и вероятность поступления на службу или сохранения должности будет стремится к нулю.

4. Каковы же выводы по изложенному? На мой взгляд, они крайне просты. «Когда мы судим других – мы прокуроры, когда себя – адвокаты». Притянутая за уши позиция ответственного комитета и Правительства РФ является собой образец двойных стандартов. «Денег нет – но вы держитесь, платежную дисциплину чиновников мы укреплять не планируем».

Остаются только репутационные риски, да риски исключения из партии. Хотя, по-хорошему, запрет занимать разного рода должности при признании гражданина банкротом (при любых основаниях) стоило бы ввести.

Добавить

Ликвидация путем банкротства

единственный законный и надёжный способ ликвидации организаций с долгами
Узнать больше

Банкротство физических лиц

особенно выгодно для должников по валютной ипотеке и поручителей по кредитам
Подробности
Для того чтобы оставить комментарий или проголосовать, вам необходимо войти под своим логином или пройти несложную процедуру регистрации
Также, вы можете войти используя:
благодарю за русский язык
12 июля 2016 в 13:48
Перепостил к себе в группу http://vk.com/public75143844
19 июля 2016 в 17:04