Хотите, Регфорум подберет проверенного исполнителя для решения ваших задач?

Интересное в практике Суда по интеллектуальным правам: «Арагац», «Буцефал» и «Плохие парни в синем»

  • 21 сентября 2016 в 11:55
  • 1267
  • 15
  • 10

Добрый день, коллеги!

Ежедневный мониторинг судебной практики – занятие утомительное и довольно однообразное.  Тем выше ценятся находки яркие, интересные, привлекающие внимание. Традиционно большая их концентрация — в практике Суда по интеллектуальным правам. По-хорошему завидую работающим там коллегам: заскучать им проблематично! Возможно, решения их не так судьбоносны, как практика в сфере обязательственного права или права собственности – но заслуживают, определённо заслуживают внимания!

Начнём с самого значимого в данной подборке, как мне кажется.

1. Помните, как ещё в начале двухтысячных практически невозможно было покушать в кафе, не посмотрев ненароком попутно какую-нибудь телевизионную ерунду? Тогда телевизор почему-то считался основным украшением заведения. Потом, года примерно с 2001-го, массово поехали по стране специально уполномоченные сборщики денег за «неправомерное использование телепередач» (радио тоже коснулось, но не так явно). Появилась судебная практика (негативная для владельцев кафе) – и непрерывно бормочущий «ящик» над стойкой из среднестатистического заведения общественного питания постепенно исчез. Кому из рестораторов нужен риск потерять в суде круглую сумму непонятно за что?

С принятием Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.06.2006 № 15 "О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах" (а уж тем более после 1 января 2008 года, когда вступила в силу четвёртая часть ГК РФ) практика стабилизировалась, и мне уже было казалось, что статус-кво зафиксирован и необратим.

Но нет: 20 января 2015 г. появляется Постановление Суда по интеллектуальным правам № С01-1211/2014 по делу № А32-4812/2014. Пока половинчатое, с подстраховкой: в основу вывода о том, что пиццерия не должна ничего платить телеканалу, чьи передачи транслировались в её помещении, легло два основания. Первое – фактическое: доступ к телевизору в зале был свободный, и «представитель истца сам настроил телевизионную трансляцию на указанные в иске телевизионные каналы, исключительные смежные права на которые принадлежат обществу». Прелесть какая, не правда ли? Зато второе – самое что ни на есть юридическое: «суды первой и апелляционной инстанций установили, что вход в помещение указанной выше пиццерии является свободным». А «публичное исполнение, то есть любое сообщение радиопередачи с помощью технических средств в местах с бесплатным входом не подпадает ни под один из указанных в статье 1330 ГК РФ видов использования...».

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 17 июня 2016 г. № С01-466/2016 по делу N А23-5240/2015 в «костылях» в виде переключающего каналы представителя истца уже не нуждается:

«Учитывая бесплатный вход в заведение ответчика и недоказанность истцом включения платы за услуги спутникового телевидения в стоимость каких-либо иных услуг, оказываемых ответчиком, что было установлено и отражено судами в обжалуемых судебных актах, вопреки соответствующему доводу истца, суды пришли к обоснованному выводу о том, что ответчик своими действиями не нарушает исключительные смежные права истца».

Телевизоры в кафе — не люблю. Но попытки собирать деньги с предпринимателей, по большому счёту, ни за что – не приветствую ещё больше.

А вот за эту фразу судьям – просто аплодисменты:

«Судами принято во внимание, что само по себе нахождение телеприемника, транслирующего эфирное и кабельное вещание, в помещении, где ответчиком осуществляется предпринимательская деятельность, не может являться нарушением исключительных смежных прав организаций эфирного и кабельного вещания на сообщение радио- и телепередач».

2. Как всегда, целую коллекцию можно составить из разных способов и попыток злоупотребления правом (в особенности – в отношении товарных знаков). Очень много таких дел было в прошлом году (про «универсальный патент» я уже здесь писал; см. также, например, Постановление Суда по интеллектуальным правам от 26 августа 2015 г. №  С01-594/2015 по делу № А73-13567/2014 про «цитирование фотографий», Постановление Суда по интеллектуальным правам от 14 августа 2015 г. №  С01-1041/2014 по делу №  А40-160628/2013 и др.).

Если же взять самое значимое за 2016 год, то это, пожалуй, Постановление Суда по интеллектуальным правам от 11 апреля 2016 г. №  С01-103/2016 по делу № А46-7854/2015 – очень, кстати, обнадёживающее. Радует, что суд видит и пресекает попытки так называемого «сквоттинга» (то есть закрепления за собой товарных знаков не с целью реального их использования, а лишь для сбора денег с использующих что-то подобное) в отношении средств индивидуализации:

«Из совокупности представленных в материалы дела доказательств следует, что компания не использует зарегистрированные на её имя товарные знаки № 548689 и № 131768 для индивидуализации товаров, работ и услуг, а использует их исключительно для подавления экономической самостоятельности иных участников гражданского оборота и для получения доходов, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, действия истца не являются источником ценности товарных знаков, в связи с чем применил положения статьи 10 ГК РФ».

Очередь, надеюсь, за «патентными троллями». (Они пока, к сожалению, действуют безнаказанно, в силу отсутствия какого-либо аналога статьи 10 ГК РФ в административном законодательстве.)

Из свеженького обращает на себя внимание ещё Постановление Суда по интеллектуальным правам от 14 июля 2016 г. №  С01-464/2016 по делу N А28-6011/2015. Хотя по выводам оно больше техническое, но наводит на размышления. Помните старую грустную байку, как на заявление человека в милицию о том, что его хотят убить, стражи порядка разводят руками: намерение – не преступление, вот убьют – приходите? Так вот, представьте себе: вы узнаёте о подаче в Роспатент заявления о регистрации товарного знака, схожего до степени смешения с коммерческим обозначением вашего предприятия. Проще говоря – раз у вас такая же штука на вывеске, по получении свидетельства к вам точно явятся требовать денег. Законопослушный предприниматель, не дожидаясь проблем, бежит в суд с требованием – пресечь! Ничего не напоминает? Правильно – вылитый негаторный иск. Одна проблема: мы говорим не о праве собственности! Нет в части четвёртой ГК никакого негаторного иска. Отсюда – логичный вывод:

«Суд кассационной инстанции отмечает, что предметом спора могут быть только те действия по регистрации результатов интеллектуальной деятельности, которые являются оконченными, то есть в результате совершения, которых получен (зарегистрирован) тот или иной результат интеллектуальной деятельности».

То есть – «убьют – приходите». Всё понимаем, но помочь сможем только в рамках рассмотрения дела об оспаривании решения Роспатента об отказе в признании недействительным предоставления правовой охраны товарному знаку. Сначала пусть его зарегистрируют, потом Роспатент пусть откажет по вашей жалобе – а там уже милости просим.

Всё логично. Но правильно ли? Человек за защитой пришёл! И суд видит, что защищать надо – но сделать ничего не может, потому что нужного инструмента не имеет. К суду нет претензий: понятно, что рамки закона ему не перешагнуть и непоименованный способ защиты своей волей не изобрести. Но тогда, может быть, стоит подвигать рамки?

3. Следующее наблюдение – суд старается отсекать вздорные, «мусорные» иски. Совершенно правильная тенденция, я считаю. Когда перед фильмом транслируется социальная реклама (в случае с Постановлением Суда по интеллектуальным правам от 20 июля 2016 г. №  С01-579/2016 по делу N  А27-21723/2015 — "Курение вредит вашему здоровью"), а правообладатель (кстати, юридическое лицо – то есть заведомо не автор) заявляет о нарушении своих прав, поскольку это «вредит творческому замыслу автора, подрывает и искажает истинное содержание фильмов и нарушает права автора на неприкосновенность произведения», решение очевидно.

Когда чужой товарный знак или коммерческое обозначение упоминается в информационной статье на сайте (см. Постановление Суда по интеллектуальным правам от 22 июля 2016 г. №  С01-377/2016 по делу N А40-128923/2015) или в печатном издании (не суть) – есть ли у правообладателя повод говорить о нарушении (со всеми вытекающими отсюда последствиями)? Если да, то написание любого текста превратилось бы в прогулку по минному полю: слова лишнего не употребить – вдруг зарегистрировано? Вывод суда здесь также самоочевиден: «не является использованием товарного знака упоминание слова, хотя и зарегистрированного в качестве товарного знака, но употребляемого в статьях в описательных или информационных целях».

4. Вновь качнулись весы правосудия в отношении права преждепользования, которое применительно к средствам индивидуализации не то есть (по аналогии с патентным правом), не то нет (Постановление Суда по интеллектуальным правам от 13 июля 2016 г. №  С01-433/2016 по делу N А41-25474/2015). Лет пятнадцать как минимум, на моей памяти, суды склоняются то к одному, то к другому решению. Все помнят, скажем, тяжбы кондитерских объединений за право использовать советские бренды, или судебные схватки спортивных команд с одинаковыми (тоже ещё советскими) названиями – за эти названия. Решения были разные. Они и сейчас разные, даже в разных инстанциях в рамках одного дела. Потому что в законе – пробел, а судьи – нормальные люди с нормальной, правильной человеческой логикой. Вот и получается конфликт между здравым смыслом (который твердит о наличии права преждепользования), и отсутствием в законе нужной нормы, которая бы позволяла принять решение в соответствии со здравым смыслом. Пожалуйста, пример:

«Суды первой и апелляционной инстанций сделали вывод о том, что общество … начало использовать наименование салата "Дамский каприз" до даты приоритета спорного товарного знака … (15.08.2008) на основании того, что общество … производит салат "Дамский каприз" с 2006 года согласно заключению Роспотребнадзора от 30.11.2006…

Вместе с тем, право преждепользования, установленное статьей 1361 ГК РФ, действует только в отношении изобретений, полезных моделей и промышленных образцов».

И вывод:

«Законодательство о товарных знаках не устанавливает защиты для преждепользователя, функциональное назначение права преждепользования, известного патентному праву, исключает применение данного института при столкновении интересов лица, использующего обозначение товара, схожего до степени смешения с чужим товарным знаком, и интересов правообладателя товарного знака».

Соответственно, надо акты нижестоящих судов отменить. И не хочется – но приходится, потому что «голос здравого смысла» источником правовых норм пока не является. Зато можно дело отправить на новое рассмотрение и нижестоящим судам намекнуть на возможность рассмотреть вопрос о наличии в действиях истца злоупотребления правом. Так что здравый смысл, я уверен, восторжествует. Жаль только, что для этого придётся лезть через боковую калитку.

5. Ну и наконец – обещанное в заголовке.

Ещё один повод для зависти судьям Суда по интеллектуальным правам: у них есть возможность значительно пополнить словарный запас и приобрети энциклопедические познания во всех областях человеческой деятельности, причём прямо в процессе работы.

Вот вы знаете, что такое ПОЛУГАР? Нет? А он, между прочим, в Полном собрании законов Российской империи 1830 года упоминается. (Заинтригованных прошу сюда: Постановление президиума Суда по интеллектуальным правам от 24 марта 2016 г. № С01-1249/2015 по делу № СИП-311/2015).

БУЦЕФАЛ, думаете, конь? Как бы не так! (Постановление президиума Суда по интеллектуальным правам от 3 июня 2016 г. № С01-405/2016 по делу № СИП-720/2015). Вот уж от Буцефала не ожидал…

Ну и то, что АРАГАЦ – совсем не гора – вообще не неожиданность, правда? Тут многие догадались, что это коньяк (да простят меня французы за термин). Кто заглянул по предшествовавшим ссылкам, тот вывел закономерность (дел по маркам спиртных напитков вообще традиционно много, кстати). Остальные открыли Википедию и пребывают в недоумении: почему не гора? Гора, географическое название.

Не верьте! Википедия – для не-юристов! Юристы читают Постановление Суда по интеллектуальным правам от 15 июля 2016 г. № С01-536/2016 по делу № СИП-47/2016 и узнают, что «спорное обозначение, помимо названия горы, в Армении является мужским именем, названием продукта питания, общины, а также названием сел». При этом «потребитель, не располагающий сведениями о горе Арагац, будет воспринимать данное обозначение в качестве фантазийного, ассоциируя его с восточным или закавказским происхождением».

Вот так! Фантазийного!

Процитируем Рекомендации по отдельным вопросам экспертизы заявленных обозначений (утв. утвержденных приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 23.03.2001 № 39):

«Например, к фантазийным обозначениям можно отнести обозначение "КАСПИЙ", заявленное в отношении товара "сигареты", "КАРПАТЫ" в отношении товара "телевизоры", "УРАЛ" в отношении товара "пылесосы". В то же время эти же географические названия могут быть отнесены к указывающим на место производства или сбыта товара и нахождения изготовителя, если они будут заявлены следующим образом: "КАСПИЙ" в отношении товара "черная икра", "КАРПАТЫ" в отношении товара "каменная соль", "УРАЛ" в отношении товара "уральские самоцветы"…»

Так и тянет продолжить: «Арагац» — в отношении коньяка… Нет?

Оказывается, нет. Потому что главное (и суд на это указывает) – вовсе не то, делают ли коньяк на горе Арагац. Главное – это «способность … названия восприниматься рядовым, средним потребителем как место производства конкретного товара (которая может иметь место только при известности этого названия)…» и «возникают ли какие-либо ассоциативные связи у потребителей между конкретным товаром и конкретным обозначением».

СРЕДНИЙ ПОТРЕБИТЕЛЬ нового поколения больше не знает географии СССР (кстати, хоть товарный знак "СССР" не зарегистрировали, и то ладно: см. Постановление президиума Суда по интеллектуальным правам от 23 мая 2016 г. № С01-324/2016 по делу № СИП-580/2015). Что подумает «адресная группа потребителей» по поводу словосочетания «Урюк «Бухара» – вообще страшно подумать. Подать, что ли, заявочку для интереса?

На фоне синеющей вдали громады Арагаца грустным финальным аккордом звучит ещё один «фантазийный» товарный знак (из Постановления президиума Суда по интеллектуальным правам от 7 декабря 2015 г. №  С01-1017/2015 по делу № СИП-325/2015): «словесное обозначение "BAD BOYS BLUE", выполненное стандартным шрифтом буквами латинского алфавита».

Не могу удержаться от объёмной цитаты:

«Как установлено судом первой инстанции согласно словарно-справочным материалам слова, входящие в словосочетание "Bad Boys Blue" означают: "bad" — плохой, "boys" — мальчик во множественном числе, "blue" — голубой, синий (см. slovari.yandex.ru). Словосочетание может быть переведено по-разному, как вариант — "Плохие парни в синем".

Сам по себе спорный товарный знак является фантазийным, поскольку не несет информации относительно производителя или места нахождения производителя».

Препятствий к его регистрации, соответственно, нет: ведь у современного «среднего потребителя» никаких ассоциативных связей "Bad Boys Blue" не вызывает, как и Арагац. Обратитесь в клуб «кому за сорок» — там, может быть, вспомнят. «Жуки» и «Вестник моды», очевидно, на очереди…

Добавить
Для того чтобы оставить комментарий или проголосовать, вам необходимо войти под своим логином или пройти несложную процедуру регистрации
Также, вы можете войти используя:
Традиционно сильно благодарю. Особенно за телевизоры в ресторанах: не то, чтоб я любила телевизоры в ресторанах (я и в ресторанах, признаюсь честно, бываю раз в пятилетку), но практика была уж очень вызывающе нехорошей.
21 сентября 2016 в 16:35
Посмотрим, как дальше повернётся. Но вообще, в отечественной "борьбе за интеллектуальные права" в последние десятилетия был значительный показушный элемент, связанный с намерением вступить в ВТО. После вступления накал резко спал.
22 сентября 2016 в 20:39
Решения судов по сути правильные и основаны на здравом смысле и "здоровом" понимании 4 части ГК и экономической конъюнктуры. 
23 сентября 2016 в 9:46
С Арагацем - да, ведь где сегодня "Арагац", там завтра и "Арарат" и т.п. Создавать такой прецедент было нельзя. А вот с названием известной музыкальной группы - можно поспорить. В конкретном деле, правда, всё не так страшно (исторически имелось даже согласие от музыкантов), но в целом - нужно ли такие знаки регистрировать? Товарный знак "The Beatles" - тоже ведь фантазийный.
23 сентября 2016 в 9:53
В отношении п. 5 статьи - беру свои слова обратно))
23 сентября 2016 в 9:57
А я присоединяюсь к позитивной оценке остальных решений. В Суде по интеллектуальным правам работают действительно очень достойные, квалифицированные и, я бы сказал, интеллектуальные люди - даже из самых сложных ситуаций они умудряются выходить изящно. Для меня их практику читать - чистое удовольствие.
23 сентября 2016 в 10:05

  «Например, к фантазийным обозначениям можно отнести обозначение «КАСПИЙ», заявленное в отношении товара «сигареты», «КАРПАТЫ» в отношении товара «телевизоры», «УРАЛ» в отношении товара «пылесосы».

  Постановление СИП от 15 июля 2016 года по делу № СИП-47/2016

Насчет сигарет «Каспий» не помню, а по «Карпатам» и «Уралу» с СИП категорически не согласен!

Маленький экскурс в нашу историю:

- Телевизор «Карпаты» производился заводом «Электрон» (Закарпатская обл., г. Свалява)

- Пылесос «Урал» производился заводом «Уралэлектротяжмаш» (УЭТМ) (Сведловская обл., г. Свердловск)

24 сентября 2016 в 10:05
Это не СИП, это Роспатент. Причём рекомендации 2001 года - так что на дату выхода рекомендаций обозначение "Карпаты" уже точно фантазийное. А вот по "Уралу" - я бы тоже не согласился с Роспатентом. Урал - опорный край державы и всё такое. Происхождение пылесоса с Урала = знак качества.
24 сентября 2016 в 19:481

  Относительно Вашего п.2:

  1)  Лица, злоупотребляющие патентным правом, могут и поумнеть. Достаточно изобразить подобие хозяйственной деятельности в отрасли деятельности и на территории государства, на которые распространяется действие товарного знака, и злоупотребление правом будет уже трудно доказать.

  2) Суд кассационной инстанции прав, используя указанные правовые нормы, он не мог прийти к другому выводу. Как вариант, в рассматриваемом случае ООО «Артефакт»  (истец по делу от 14 июля 2016 г. № А28-6011/2015) можно было бы обратиться в Конституционный Суд с целью «подвигать рамки». Важно, чтобы кто-то сделал первый шаг.

24 сентября 2016 в 10:55
Они уже чертовски умные, к сожалению...
24 сентября 2016 в 19:491