Адвокат, Адвокатское бюро "Степановский, Папакуль и партнеры", Беларусь, Минск

Интересные случаи из судебной практики Республики Беларусь

  • 2 марта 2017 в 13:13
  • 430
  • 2
  • 0

Здравствуй, Регфорум! Продолжаем делиться интересными случаями из судебной практики Республики Беларусь. Поскольку тематика кейсов разная, было решено не дробить публикацию на несколько отдельных, а, наоборот, свести их все в одну. Материал подготовлен в соавторстве с Юлией Прокопенко.

Кейс № 1. Виновность бухгалтера в неправильном исчислении и уплате налогов не влечет автоматическое привлечение к субсидиарной ответственности

Обратите внимание, что ссылки на нормативные документы даны по законодательству Беларуси. Также читайте про интересные кейсы из договорного права и занимательные кейсы из корпоративного права Республики Беларусь.

Законодательством предусмотрено, что основанием для привлечения к субсидиарной ответственности по долгам банкрота является наличие причинно-следственной связи между использованием соответствующим лицом своих прав и (или) возможностей в отношении юридического лица и последствиями в виде признания должника банкротом.

В отношении ОДО «А» возбуждено дело о банкротстве. По результатам реализации принадлежащего должнику имущества не удовлетворены требования бюджета (в части исполнения налоговых обязательств) и не погашена задолженность перед ОАО «Банк». Управляющим подан иск о привлечении бывшего руководителя и бывшего главного бухгалтера предприятия к субсидиарной ответственности. Основанием для привлечения судом первой инстанции бухгалтера к субсидиарной ответственности явилась виновность в неправильном исчислении и уплате налогов, повлекших их доначисление по результатам проведенной в рамках дела о банкротстве налоговой проверки.

Вывод суда

Судом кассационной инстанции при отмене постановлений судов нижестоящих инстанций констатировано: предприятие и без требований налоговой инспекции являлось банкротом. Следовательно, основания для привлечения непосредственно бухгалтера к субсидиарной ответственности отсутствовали.

Что это значит

Сама по себе виновность какого-либо лица в ненадлежащем исполнении обязательств перед конкретным кредитором (даже если этот кредитор – государство) не влечет за собой привлечение лица к субсидиарной ответственности. Привлекать можно лишь тех лиц, чьи действия или бездействие повлекли за собой банкротство предприятия.

Что можно сделать

Тщательно анализировать причины банкротства, а также устанавливать момент возникновения банкротства организации. В случае если действия или бездействие ответчика не привели к банкротству должника, а лишь способствовали ещё большему увеличению его долгов,– имеются основания для отказа в удовлетворении исковых требований о привлечении к субсидиарной ответственности.

Кейс № 2. Задаток можно использовать в предварительном договоре

До недавнего времени при рассмотрении споров из предварительного договора аренды экономические суды Республики Беларусь устанавливали факт ничтожности условия о перечислении денежных средств в качестве задатка по предварительному договору и взыскивали такие средства в пользу арендаторов как неосновательное обогащение. Чтобы уйти от недействительности, стороны предварительного договора именовали задаток как «обеспечительный платеж» или вовсе давали своё определение задатку, выходя на то, что задаток в смысле их договора – это «иная мера обеспечения», непоименованная ГК.

Однако складывающаяся в настоящий момент судебная практика экономических судов Республики Беларусь исходит из действительности условия о задатке в предварительном договоре, обеспечивающем обязательство по заключению основного договора аренды в будущем.

Вывод суда

Согласно положениям ст. 310, 351 ГК задаток является одним из способов обеспечения исполнения обязательства, основной целью которого является обеспечить исполнение договора.

Из текста предварительного договора, заключенного между Истцом и Ответчиком, усматривается, что в определениях, содержащихся в договоре, стороны определили задаток как денежную сумму, перечисляемую арендатором арендодателю в целях обеспечения обязательства арендатора заключить основной договор.

Поскольку законодательство Республики Беларусь не содержит положений, запрещающих обеспечение задатком предварительного договора, предусматривающего определенные обязанности сторон, связанные с заключением в будущем основного договора и применением при наличии к тому оснований обеспечительной функции задатка, установленной п. 2 ст. 352 ГК, с учетом принципа свободы договора, судебная коллегия Верховного суда находит не основанными на законе выводы нижестоящих судов об установлении факта ничтожности условия о задатке.

Что это значит

Задаток может использоваться в предварительных договорах. При этом будет действовать установленное законодательством правило о возвращении задатка в двойном размере лицом, его получившим (продавцом, арендодателем), если по его вине договор не будет заключен (п. 2 ст. 352 ГК). Если договор не будет заключен по вине несостоявшегося покупателя, арендатора, то он остается у другой стороны.

Признание задатка в качестве законной меры обеспечения предварительного договора позволит избежать ситуации, когда виновное в незаключении договора лицо, которое не желает терять задаток либо возвращать его в двойном размере, могло обратиться в суд для установления факта ничтожности условия о задатке.

Кроме того, в соответствии с ч.2  п. 3 ст. 352 ГК, сверх того сторона, ответственная за неисполнение договора, обязана возместить другой стороне убытки с зачетом суммы задатка, если в договоре не предусмотрено иное. В этой связи возможен рост требований о взыскании убытков, связанных с несвоевременным заключением основного договора. Стороны вправе по своему усмотрению урегулировать вопрос об убытках в силу диспозитивного характера данной нормы.

Что можно сделать:

  • Во вновь заключаемых предварительных договорах использовать условие о задатке.
  • Урегулировать в договоре с учетом интересов сторон вопрос об убытках, связанных с неисполнением одной из сторон предварительного договора.

Кейс № 3. Суды признают мнимыми сделки при схеме: покупка оборудования – обратная аренда, а право на возврат НДС признается необоснованной налоговой выгодой

При реализации между сторонами ряда сделок, когда покупатель покупает товар и впоследствии передает этот же товар обратно продавцам в аренду, и при наличии у продавца права на возврат НДС, налоговые органы подают иски о признании таких договоров недействительными как мнимых. 

ЗАО «И» как покупатель оборудования 16.01.2015 заключило два договора купли-продажи, по которым было приобретено Оборудование. В этот же день ЗАО «И» (продавец) заключило в отношении Оборудования договор купли-продажи с ЗАО «В» (покупатель), по которому Оборудование подлежало передаче покупателю в 2016 году, при этом расчет за Оборудование производится путем перечисления авансом полной стоимости оборудования.  

Расчет ЗАО «И» с продавцами оборудования был произведен денежными средствами, поступившими от ЗАО «В».

30.01.2015 ЗАО «И» как арендодатель заключило договоры аренды Оборудования с продавцами оборудования. Помимо этого, ЗАО «И» приобрело товар – рапсовый шрот – у одного из продавцов Оборудования, который ЗАО «И» в дальнейшем экспортировало в адрес резидента Литовской Республики 27.01.2015. 

Таким образом, у ЗАО «И» возникло установленное подп. 23.1. пункта 23 ст. 107 Налогового кодекса Республики Беларусь право на вычет НДС в полном объеме, в связи с чем ЗАО «И» было подано заявление в ИМНС на возврат сумм превышения налоговых вычетов по НДС над НДС, исчисленным по реализации.

Инспекция провела выездную  проверку обоснованности возврата НДС и вынесла решение о возврате НДС, подтвердив тем самым, что заявление ЗАО «И» на возврат НДС законно, и отсутствуют основания для отказа в возврате НДС. 

Однако потом Инспекция посчитала, что при заключении сделок купли-продажи Оборудования воля сторон была направлена не на установление соответствующих гражданско-правовых отношений по купле-продаже, а исключительно на возникновение правовых последствий в виде получения права на возврат НДС из бюджета, в связи с чем обратилась с иском в суд об установлении факта ничтожности договоров купли-продажи Оборудования как мнимых сделок.

Выводы суда

1. Заключение договоров купли-продажи Оборудования направлено на извлечение выгоды для ЗАО «И» в виде возврата НДС из бюджета

Судом не был принят довод о том, что ЗАО «И», оплатив полностью стоимость Оборудования, также оплатило реальными деньгами и сумму НДС, который был включен продавцами в эту стоимость. В этой связи ЗАО «И» претендовало на возврат из бюджета ровно той суммы НДС, которая была им уплачена на законных основаниях, в связи с чем никакой налоговой выгоды ЗАО «И» не могло получить (отметим, что договор купли-продажи рапсового шрота, который и порождал право на применение налогового вычета, никто не признавал недействительным).

Более того, в результате удовлетворения иска бюджет ничего не приобрел, т.к. в результате принятых судебных решений из бюджета НДС был возращен продавцам, а продавцы, в свою очередь, должны возвратить НДС ЗАО «И». То есть ЗАО «И» все равно получает возврат НДС из бюджета, только не напрямую из бюджета, а опосредованно через продавцов.

2. Воля сторон при заключении договоров купли-продажи оборудования не была направлена на достижение правовых последствий по купле-продаже, которые должны вытекать из совершения сделок, породить реальные экономические последствия, а была направлена на создание видимости отношений, вытекающих из договоров.

Обоснование суда 1: ЗАО «И» не обладало необходимыми материальными ресурсами, позволяющими произвести расчет за приобретенное оборудование, расчет был произведен за счет средств ЗАО «В». Кроме того, приобретенное ЗАО «И» оборудование, как до заключения договоров купли-продажи, так и после их заключения, не перемещалось, находилось на производственных площадях продавцов, производственный процесс использования оборудования для осуществления деятельности продавцов не прерывался.

Судом не были приняты пояснения всех сторон сделки об экономическом обосновании совершаемых сделок с целью привлечения иностранного инвестора, а также то, что такая схема договорных отношений полностью соответствует законодательству и аналогична правовой конструкции возвратного лизинга (ч. 3 ст. 636 ГК).

Обоснование суда 2: Согласованные действия ответчиков, документальное оформление реализации Оборудования, отсутствие реальных доходов от сдачи данного Оборудования в аренду, формальное исполнение договоров при сохранении контроля за управлением имущества, взаимозависимость участников сделок свидетельствуют о мнимости договоров.

Суд не принял доводы сторон о том, что ЗАО «И» и продавцы не являются взаимозависимыми в значении ст. 20 НК. Если бы стороны не имели намерения создать гражданско-правовые последствия, ЗАО «И» не перечисляло бы реальные денежные средства за Оборудование абсолютно не взаимозависимым лицам. При этом даже при неперечислении оплаты у ЗАО «И» возникло бы право на возврат НДС.

Что это значит

1. При реализации между сторонами ряда сделок, аналогичных правовой конструкции возвратного лизинга (покупатель покупает товар и впоследствии передает этот же товар обратно продавцам в аренду), и при наличии у продавца права на возврат НДС, договоры купли-продажи товара могут быть признаны недействительными как мнимые по иску налогового органа, даже в случае, если бюджет ничего не получает в результате признания таких сделок недействительными, а компании не являются взаимозависимыми.

2. При наличии таких выводов суда возможно возбуждение уголовного дела в отношении директора покупателя по ст. 209 УК (мошенничество). 

Что можно сделать

1. Избегать оформления такого рода схемы между сторонами через договоры купли-продажи, а использовать договор возвратного лизинга (при этом необходимо соблюдать условия, предусмотренные Указом Президента Республики Беларусь от 25.02.2014 № 99 «О вопросах регулирования лизинговой деятельности»).

2. Если используется схема взаимоотношений, аналогичная вышеизложенной, необходимо иметь максимально возможный объём доказательств реального исполнения договоров (иметь собственные денежные средства для расчета за приобретенное оборудование, производить расчета по договора аренды и т.п.). 

Кейс № 4. Привязывать срок заключения основанного договора к сроку ввода объекта в эксплуатацию рискованно, т.к. это может повлечь прекращение обязательств по предварительному договору

В соответствии с п. 2 ст. 191 ГК установленный сделкой срок может определяться календарной датой или истечением периода времени, а также указанием на событие, которое должно неизбежно наступить.

В предварительных договорах достаточно часто стороны формулируют в качестве срока, в течение которого должен быть заключен основной договор, условие о том, что основной договор подлежит заключению в течение определенного времени в зависимости от срока окончания строительства объекта (получения свидетельства о государственной регистрации в кадастровом агентстве и т.п.).

Поскольку заключение основного договора при подобных условиях зависит от действий одной из сторон, в практике возникает очень много споров по вопросу законности подобного рода условий.

Вывод суда

В Предварительном договоре Истец и Ответчик определили, что основной договор аренды подлежит заключению в течение 30 календарных дней от даты государственной регистрации арендодателем права собственности на здание торгового центра.

В соответствии с положениями Закона Республики Беларусь от 22.07.2002 «О государственной регистрации недвижимого имущества, прав на него и сделок с ним», государственная регистрация права собственности на объект недвижимого имущества осуществляется на основании заявительного принципа.

Следовательно, получение ответчиком свидетельства о государственной регистрации права собственности напрямую зависит от его воли и действий.

На момент рассмотрения настоящего спора указанный объект не введен в эксплуатацию, и соответствующее право Ответчика на него в установленном порядке не зарегистрировано.

При таких обстоятельствах, срок заключения основного договора нельзя признать согласованным.

Вывод суда по иному делу

Поскольку срок заключения основного договора аренды стороны определили при наступлении конкретного события – открытия Многофункционального комплекса, которое произошло с 01.08.2014, суд приходит к выводу о том, что срок предварительного договора сторонами согласован.

Что это значит

Условие о сроке заключения основного договора будет достоверно согласовано в случае указания на конкретную календарную дату.

Исходя из выводов вышеуказанных судебных постановлений, можно сделать вывод о том, что судебная практика идет по пути признания согласованным срока заключения основного договора при указании на событие, зависящее от действий сторон или третьих лиц, если такое событие уже наступило.

В случае если такое событие не наступило, сохраняется риск признания подобного рода условий несогласованными, что влечетприменение законодательного правила о том, что основной договор подлежит заключению в течение года с момента заключения предварительного договора (п. 4 ст. 399 ГК).

Это может привести к тому, что заинтересованная в заключении основного договора сторона не сможет понудить другую сторону к заключению договора в судебном порядке.

Что можно сделать

Поскольку судебная практика по указанному вопросу носит неоднозначный характер, в целях избежания возможных споров в качестве срока заключения основного договора устанавливать конкретную календарную дату. При этом стороны вправе предусмотреть в предварительном договоре механизм продления такого срока в одностороннем порядке.

Добавить
Адвокат, Адвокатское бюро "Степановский, Папакуль и партнеры", Беларусь, Минск
Для того, чтобы оставить комментарий или проголосовать, вам необходимо войти под своим логином или пройти несложную процедуру регистрации
Также, вы можете войти используя: