Ущерб от противоправных действий при банкротстве

  • 27 февраля 2017 в 13:02
  • 1147
  • 5
  • 0

Здравствуй, Регфорум! В этой статье попробуем разобраться в том, что же такое ущерб от противоправных действий при банкротстве, и может ли долг являться ущербом.

Те, кто так или иначе был затронут темой криминальных банкротств, должны были столкнуться с ситуацией, когда должником создается фиктивный долг – сейчас это стало мейнстримом. Сам по себе такой долг не несет в себе каких-либо материальных последствий, т.е. пресловутая кредиторка едва ли лишит в существенной мере доли от реализации конкурсной массы кого-то из кредиторов третей очереди. Получается, что отсутствие очевидных материальных последствий не позволят квалифицировать действия руководителя компании-должника по ст. 195-197 УК РФ, т.к. действия должны быть неразрывно связаны с порождаемыми ими последствиями в виде причинения крупного ущерба, определение которого дано в примечании к ст. 170.2 УК РФ. Но так ли это?

Рассмотрим понятие крупного ущерба, которое законодатель дал в ст. 170.2 УК РФ:

«...крупным размером, крупным ущербом, доходом либо задолженностью в крупном размере признаются стоимость, ущерб, доход либо задолженность в сумме, превышающей два миллиона двести пятьдесят тысяч рублей».

Так, с суммой все понятно, но что такое ущерб в юридическом его понимании? Тут закон отсылает нас к закрепленным в ГК РФ определениям. Несмотря на отсутствие в ГК РФ определения понятия самого ущерба, это понятие отождествляется с убытком. Действительно, ст. 15 ГК РФ гласит: 

«Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода)». 

Иными словами, в случае возникновения у общества долговых обязательств в силу противозаконных действий его руководителя, ущербом будут признаваться расходы, которые общество должно будет понести для погашения такой задолженности.

28 часов погружения в банкротство. Школа Банкротчика 2017 теперь доступна в записи.

Определяя понятие ущерба также следует обратиться к ст. 128 ГК РФ, в которой дается толкование понятия имущества: 

«К объектам гражданских прав относятся вещи, включая наличные деньги и документарные ценные бумаги, иное имущество, в том числе безналичные денежные средства, бездокументарные ценные бумаги, имущественные права; результаты работ и оказание услуг; охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальная собственность); нематериальные блага». 

Этим определением законодатель приравнял имущественные права к вещам, т.е. объектам материального мира. Иными словами, юридически имущественные права и обязанности представляют собой самостоятельный объект гражданских прав. Полагаю, что вопрос реальной возможности в будущем взыскания того или иного долга не актуален для квалификации уголовно-наказуемого деяния, т.к. само по себе право владения имущественным правом представляет ценность. Так, например, такое право – дебиторская задолженность к предприятию-банкроту, несмотря на отсутствие возможности взыскать её в полном объеме, представляет ценность ввиду возможности её использования на голосовании при собрании кредиторов, т.е. опосредованно такое право дает контроль над предприятием через назначенную кандидатуру арбитражного управляющего.

Возвращаясь к определению ущерба, данному в ст. 170.2 УК РФ, нельзя не отметить тот факт, что законодатель ущербом признает также задолженность. Это значит, что «нарисовав» долг перед аффилированным кредитором руководитель должника уже создал задолженность, тем самым нанеся должнику ущерб, ухудшив его финансовое состояние.

Системное толкование вышеуказанных норм права позволяют сделать следующий вывод: действия по созданию фиктивной кредиторской задолженности криминализированы и в зависимости от суммы квалифицируются по ч. 1 ст. 195 УК РФ. Такое преступление следует считать оконченным с момента образования такой задолженности, которым может являться, к примеру, дата принятия решения суда. С другой стороны, незаконное получение такого права фиктивным кредитором независимо от его предъявления должнику образует отдельный состав преступления, предусмотренный ст. 159 УК РФ «Мошенничество». Преступник не покушается на имущество должника, а получив право требования к должнику уже стал владеть таким правом, которым может распорядиться по своему усмотрению (например, продать по договору цессии кому-либо).

Данный довод следует также из Постановления Пленума Верховного суда РФ от 27.12.2007 № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате», из которого следует, что мошенничество следует считать оконченным с момента, когда имущество поступило в незаконное владение виновного и он получил реальную возможность им распорядиться по собственному усмотрению.

Добавить
Для того, чтобы оставить комментарий или проголосовать, вам необходимо войти под своим логином или пройти несложную процедуру регистрации
Также, вы можете войти используя: