Обусловленное исполнение обязательств: практика НЕприменения статьи 327.1 ГК РФ

  • 5 апреля 2017 в 9:14
  • 4515
  • 16
  • 0

Добрый день, коллеги! Статья 327.1 ГК РФ (Обусловленное исполнение обязательства) вступила в силу с 1 июня 2015 года — скоро будет два года с той поры. Но интерес, и немалый, эта статья вызывала задолго до принятия – ещё в зародыше. Благо, уже в Проекте № 47538-6 (помните такой?) в 2012 году статья была практически в сегодняшней редакции (не считая ныне отсутствующих скобок).

Её появление явилось в определённой мере уступкой тем юридическим кругам и стоявшему за ними прозападному бизнес-лобби, которые сетовали на дефицит диспозитивности в российском гражданском праве и сулили массовый приход в страну иностранных инвесторов в случае устранения этого дефицита (в их идеале, с полным устранением из Гражданского кодекса всякой императивности). Статью, в итоге, приняли – причём именно такой, как она была предложена:

«Исполнение обязанностей, а равно и осуществление, изменение и прекращение определенных прав по договорному обязательству, может быть обусловлено совершением или несовершением одной из сторон обязательства определенных действий либо наступлением иных обстоятельств, предусмотренных договором, в том числе полностью зависящих от воли одной из сторон».

Просто море диспозитивности, не правда ли? Договаривайтесь о чём хотите! «Я передам тебе эту вещь, если моя корова отелится, сын женится, а левая пятка зачешется после дождичка в четверг» — исполнение обязанности обусловлено наступлением обстоятельств, предусмотренных договором. Если толковать текст буквально – нормальное, допустимое условие получается.

Радостно запотирали руки генподрядчики: положения наподобие «генеральный подрядчик обязан оплатить выполненные субподрядчиком работы не позднее № дней после получения оплаты от конечного заказчика» или «после сдачи объекта в эксплуатацию и подписания акта формы КС-14» (оно же — "после дождичка в четверг, то ли будет, то ли нет") немедленно заполонили субподрядные договоры.

Статью приняли, ввели в действие. Суды подготовились к применению:

«С учетом положений ст. 327.1 ГК РФ встречное предоставление за уже полученное ранее исполнение может быть обусловлено совершением определенных действий либо наступлением обстоятельств, зависящих от воли кредитора, должника, от взаимодействия должника с третьими лицами или неких внешних обстоятельств».

("Правовые подходы, применяемые Арбитражным судом Уральского округа при рассмотрении споров по договорам строительного подряда, а также по государственным (муниципальным) контрактам на выполнение строительных работ", утверждены на заседании президиума Арбитражного суда Уральского округа 18.12.2015 – не знаю наверняка, но в других округах, вероятно, также было выработано нечто подобное).

Растопырили карман и стали ждать обещанного наплыва инвесторов из стран англосаксонской правовой системы, для которых заинтересованные лица так требовали поднять градус диспозитивности в нашем гражданском законодательстве. Инвесторы, вэлкам! Эй, вэлкам! Ну вэлкам же хоть кто-нибудь…Не пришли.

— А мы что говорили? – ухмыльнулись здравомыслящие скептики. – Всё, попробовали свой вариант? Переходим к плану «Б».

План «Б» был реализован в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 22.11.2016 № 54 "О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении". Статью 327.1. быстро приспособили к делу: вместо абстрактного повышения диспозитивности она теперь решала (и решает по настоящее время) действительно острую и наболевшую проблему, особенно актуальную для договоров подряда. Помните, как их одно время признавали незаключёнными, если срок начала выполнения работ определялся как «столько-то времени с даты уплаты заказчиком аванса»? Судебная практика давно перестроилась – а теперь появилась и подходящая статья в ГК РФ, на что и указывает Постановление Пленума:

«23. По смыслу пункта 1 статьи 314 ГК РФ, статьи 327.1. ГК РФ срок исполнения обязательства может исчисляться в том числе с момента исполнения обязанностей другой стороной, совершения ею определенных действий или с момента наступления иных обстоятельств, предусмотренных законом или договором. Если действия кредитора, совершением которых обусловлено исполнение обязательства должником, не будут выполнены в установленный законом, иными правовыми актами или договором срок, а при отсутствии такого срока — в разумный срок, кредитор считается просрочившим (статьи 328 или 406 ГК РФ).

Например, начальный и конечный сроки выполнения работ по договору подряда (статья 708 ГК РФ) могут определяться указанием на уплату заказчиком аванса, невнесение которого влечет последствия, предусмотренные статьей 719 ГК РФ».

Что произошло в результате? Решили насущную проблему, узаконив де-факто никогда и не прекращавшуюся (поскольку она основана на нормальной хозяйственной логике) практику определения срока начала работ с привязкой к моменту авансирования. А статью 327.1. ГК РФ, что немаловажно, подали как специализированное средство для определения сроков. Именно сроков, а не чего-то иного. Иное — осуществление, изменение и прекращение определенных прав по договорному обязательству или исполнение обязанности только при определённом договором условии — осталось за кадром, в традиционной для нашего права статье 157 ГК РФ о сделках, совершенных под условием.

Да, это не написано открытым текстом не только в законе, но даже в акте толкования – однако в Постановлении Пленума настолько ясно значится между строк, что суды всё поняли правильно. Вот всего лишь три дела, отобранных мною из множества схожих — но они показательны:

1) Постановление Девятого Арбитражного АС от 11 октября 2016 г. № 09АП-45435/2016 по делу № А40-53516/16. Субподрядчик взыскивает с генпроектировщика суммы оплаты за инженерные изыскания, разработку проектной и рабочей документации. Тот самый случай, когда в договоре было условие, ставящее оплату по нему в зависимость от получения генпроектировщиком оплаты от конечного заказчика – вполне вписывающееся в буквальные рамки статьи 327.1. ГК РФ. Цитирую:

«Ссылка заявителя апелляционной жалобы на то, что суд первой инстанции не учел положение п. 5.3 договора, несостоятельна, поскольку как правильно указал суд первой инстанции, договор является самостоятельным договором субподряда и, госзаказчик не является стороной в настоящем деле.

Довод отзыва ответчика о зависимости оплаты исполнением обязательства неким "гензаказчиком" правомерно отклонен судом первой инстанции, поскольку договор не содержит отлагательного условия по смыслу статьи 157 ГК РФ, так как и зависимость Договора от наступления каких-либо обстоятельств, обусловленных волей сторон (ст. 327.1 ГК РФ).

Договор содержит условие, ставящее в зависимость оплаты от исполнения обязательства перед заказчиком неким третьим лицом. Как следует из положений статьи 308 ГК РФ, исполнение или неисполнение обязательств по договорам третьими лицами не порождает возникновения прав и обязанностей у лиц, не являющихся стороной по сделке».

Статья 308 ГК РФ бьёт статью 327.1. ГК РФ вчистую.

2) Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 1 декабря 2016 г. № Ф09-10832/16 по делу № А50-28844/2015. Исполнитель пытается получить с заказчика оплату оказанных услуг. Заказчик (государственный, что особенно интересно с учётом его проигрыша в данном деле) пытается не платить, апеллируя к условиям договора, согласно которому окончательный расчет за услуги производится после уплаты исполнителем штрафа за ненадлежащее исполнение обязательства. Тут, как видите, никаких третьих лиц и статьи 308 ГК РФ – тем не менее, платить придётся! Цитирую:

«Спорное условие договора (п. 6.7) противоречит ст. 711 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку ставит исполнение заказчиком обязательства по оплате оказанных услуг в зависимость от исполнения обязательства по оплате штрафных санкций, которое не является встречным по отношении к первому (ст. 328 названного Кодекса). При этом формулировка п. 6.7 договора не предусматривает право заказчика удержать сумму санкций из стоимости подлежащих оплате услуг, вследствие чего соответствующее условие договора является несправедливым, нарушает баланс интересов сторон. Так, в случае применения спорного условия исполнитель лишается возможности получить оплату оказанных услуг при его несогласии с применением в отношении него ответственности в виде штрафа.

Выводы суда апелляционной инстанции о том, что спорное условие договора не подлежит применению, а обязанность заказчика произвести окончательный расчет должна быть исполнена в соответствии с п. 5.2 договора в срок не позднее 10.12.2015, являются правильными, соответствующими нормам действующего законодательства».

3) Постановление АС Московского округа от 09.03.2017 по делу № А40-53124/2016 – совсем свежее, как подтверждение того, что позиция судов не поменялась. Подрядчик пытается получить с заказчика оплату за выполненные работы. Заказчик мотивирует отказ условием договора об оплате всей суммы после подписания акта ввода объекта в эксплуатацию. Цитирую:

«Суд апелляционной инстанции обоснованно отклонил довод ответчика о возможности окончательного расчета за выполненные работы только после подписания акта ввода в эксплуатацию объекта, указав на то, что условие договора об оплате результата работ после наступления обстоятельства, поставленного в зависимость от действий третьих лиц (например, получения положительного заключения экспертизы) не может считаться условием о сроке наступления обязательства, поскольку не отвечает признакам события, которое должно неизбежно наступить».

Итого: по состоянию на сегодняшний день, я бы не сказал, что статья 327.1. ГК РФ – мёртвая, не применяемая, никому не нужная. Статья применяется! Но, во-первых, преимущественно не в судах, а в «профилактических» целях – чтобы не возникало споров, заключён ли договор подряда со сроками выполнения работ, привязанными к оплате, или правомерны ли гарантийные удержания (вновь процитирую «Правовые подходы АС Уральского округа»):

«Следовательно, стороны договора строительного подряда вправе установить порядок оплаты выполненных работ по своему усмотрению, в частности предусмотреть в нем оплату части стоимости выполненных работ по договору строительного подряда после выполнения всех работ подрядчиком и наступления поименованного в договоре обстоятельства (гарантийное удержание), что не противоречит положениям ст. 746 ГК РФ».

Если же говорить о судебном применении, то оно чрезвычайно осторожное – по возможности, строго в рамках, очерченных Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 22.11.2016 № 54. Всё, что в данные рамки не укладывается, обрубается с использованием других статей Гражданского кодекса, более соответствующих отечественной традиции. Абсолютная диспозитивность, в очередной раз, не прошла. И с моей точки зрения, это хорошо.

Добавить
Для того, чтобы оставить комментарий или проголосовать, вам необходимо войти под своим логином или пройти несложную процедуру регистрации
Также, вы можете войти используя: