Свежий обзор ВС РФ по спорам с дольщиками

  • 1 августа 2017 в 12:27
  • 2018
  • 7
  • 3

Как известно, в конце июля 2017 г. был опубликован Обзор судебной практики разрешения дел по спорам, возникающим в связи с участием граждан в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости" (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 19.07.2017).

Впечатление от свежего обзора по дольщикам было ожидаемо. Исполнительная власть при поддержке судебной власти продолжают закручивать гайки застройщикам, ужесточая правила игры на девелоперском рынке. 

Итак, чем же порадовал нас высочайший суд? Давайте разберём по порядку.

1. Суду независимо от наименования договора следует установить его действительное содержание, исходя как из буквального значения содержащихся в нем слов и выражений, так и из существа сделки с учетом действительной общей воли сторон, цели договора и фактически сложившихся отношений сторон.

Формулировка первого правила лукава. Если быть честным, первое правило должно звучать простыми словами по-другому.

«Если в правоотношениях с застройщиком находится физическое лицо, то независимо от того, как оформлены договорные отношения, и независимо от того, была ли объективная возможность застройщика заключать договоры по 214-ФЗ. физическое лицо будет считаться дольщиком, и вправе требовать защиты своих прав по 214-ФЗ и закону о защите прав потребителей».

В качестве иллюстраций суд приводит четыре дела (кейса, как нынче модно говорить).

В первом примере, приведённом в Обзоре, застройщик и ООО-шка заключили предварительный договор купли-продажи. После чего ООО-шка цедировала права по этому договору на физика. Дом не был построен в срок, и гражданка выкатила застройщику неустойку по 214-ФЗ (в то время как договор был предварительным договором купли-продажи).

С точки зрения «классического» гражданского права, уважаемая дама-истец должна была проиграть спор, ведь есть максима, зафиксированная известным римским юристом Ульпианом: «Никто не может передать другому больше права, чем имеет сам». (Nemo plus iuris ad alium transferre potest, quam ipse haberet). Сам Ульпиан жил во времена правления Марка Аврелия, того самого, что в фильме «Гладиатор» и его сына – императора Коммода. Каков же разительный контраст между высокой научной мыслью юриспруденции и низостью нравов общества Рима того времени!

Как мы видим, в случае наличия политической воли, довлеющим над правом, многие основные догматы права искажаются политической волей и перестают работать. Как бы ни хотел того застройщик, как бы не упаковывал правоотношения в ту или иную правовую форму, но если в правоотношениях с застройщиком оказывается физическое лицо, это физическое лицо сможет преобразовать прежние правоотношения в новые по 214-ФЗ. Дольщик, — это знаете, для застройщика такое существо, как волшебник. Только появляется дольщик, как застройщик оказывается в ином правовом измерении.

Как бы ни хотел того застройщик, как бы не упаковывал правоотношения в ту или иную правовую форму, но если в правоотношениях с застройщиком оказывается физическое лицо, это физическое лицо сможет преобразовать прежние правоотношения в новые по 214-ФЗ.

Второй пример интересен отсутствием у застройщика объективной возможности заключать ДДУ по 214-ФЗ в силу отсутствия необходимой для заключения ДДУ градостроительной документации — разрешения на строительство в силу отсутствия прав на земельный участок у застройщика отсутствовало. Но суд недвусмысленно сказал, что в случае неисправности застройщика в строительном проекте, в котором есть дольщики-физические лица, застройщик будет отвечать в любом случае, и вне зависимости от того, мог ли застройщик заключать договоры с физическими лицами, а обязательства по 214-ФЗ возникают у  застройщика в силу закона; застройщик будет считаться принявшим на себя такие обязательства. Принять обязательства не принимая их. Каково? Напоминает безалкогольное пиво. Вроде как принял, а вроде как и нет. Верховный суд говорит:

Отсутствие сведений о предоставлении земельного участка под строительство, отсутствие разрешения на строительство и т.п. может свидетельствовать о допущенных ответчиком нарушениях при привлечении денежных средств на строительство многоквартирного жилого дома, однако не являются основанием для освобождения его от ответственности за неисполнение принятых на себя обязательств. (Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 19 января 2016 г. № 5-КГ15-196)

 Третий и четвёртый примеры«всё те же яйца, только с боку» но в разрезе возможности применения к правоотношениям Закона о защите прав потребителей.  Ничего нового в этом нет. 

2. При заключении договора участия в долевом строительстве застройщик обязан предоставить участнику долевого строительства полную и достоверную информацию о потребительских свойствах и характеристиках конкретного объекта долевого строительства и описание местоположения строящегося объекта недвижимости с учетом окружающей обстановки, а также сведения о составе и месте расположения общего имущества в многоквартирном доме (например, электрического, санитарно-технического, иного оборудования).

Второй пункт обзора, очевидно, вызовет множество вопросов о новых обязанностях и ответственности застройщика, и повлечёт необходимость корректировки типовых форм договоров долевого участия. Как видно, суд даёт расширительное толкование нормам 214-ФЗ о наполнении договора долевого участия. Суд прямо таки за уши притягивает часть 1 ст. 21 Закона 214-ФЗ к статье 19 Закона 214-ФЗ и теперь нормы о проектной декларации применяются к нормам о содержании договора (ДДУ). Получился своеобразный генетический эксперимент: суд скрестил жабу с улиткой. Безумный гений генной инженерии — Джамбо Джукиба из «Лило и Стич» — нервно курит в сторонке.

Застройщик обязан предоставить участнику долевого строительства достоверную информацию не только о потребительских свойствах и характеристиках конкретного объекта долевого строительства (в данном случае квартиры), подлежащего передаче в сроки, установленные договором, но и иную информацию относительно строящегося многоквартирного дома, которая обеспечивала бы участнику долевого строительства возможность свободного и правильного выбора соответствующего помещения в строящемся объекте. При этом к указанной информации следует отнести описание местоположения строящегося объекта недвижимости с учетом окружающей обстановки, а также сведения о составе и месте расположения общего имущества в многоквартирном доме, например, электрического, санитарно-технического и иного оборудования.

Практикующим юристам вся эта истерия с ужесточением нормативного регулированием 214-ФЗ уже давно поднадоела, и большинство юристов застройщика молча и без эмоций теперь включат в типовые формы ДДУ,  описание местоположения строящегося объекта недвижимости с учетом окружающей обстановки, а также подумают о новых типовых формах ДДУ по «особым» квартирам, рядом с которыми находится неудобное дольщику технологическое оборудование. 

Строго говоря,  часть 1 статьи 21 Закона № 214-ФЗ не упоминает такого требования к содержанию договора. как "описание местоположения строящегося объекта недвижимости с учетом окружающей обстановки". Но суд сказал, что "следует отнести". Так что, выполняем.

Не ясно, исчерпывается ли объём «иной информации» сведениями об окружающей обстановки и сведениями об общем имуществе. Очевидно, суд намеренно оставляет место для свободы правоприменения, и в качестве иной информации суды первой инстанции могут теоретически притянуть любую информацию о проекте строительства. И если быть последовательным этому принципу, любая содержащаяся в проектной декларации информация должна быть указана в договоре долевого участия. Но вот вопрос, зачем тогда нужна проектная декларация? Для чего права на ознакомление с проектной документацией? Ну, соглашусь, эти права дольщику не так то просто реализовать и они часто нарушаются, но всё же, в плане практики правоприменения логично было бы усилить защиту дольщиков в этом направлении. А исходя из логики ВС РФ, то наверное, было бы проще рекомендовать прикладывать к договору (в качестве неотъемлемой его части) во-первых, всю проектную декларацию (эдак, листах на ста двадцати, по новой Минстроевской форме), а во-вторых, для надёжности и всю проектную документацию в энном количестве томов. Ведь, нет предела совершенству! Впрочем, чем бы дитя не тешилось, лишь бы не плакало. Практикующим юристам вся эта истерия с ужесточением нормативного регулированием 214-ФЗ уже давно поднадоела, и большинство юристов застройщика молча и без эмоций теперь включат в типовые формы ДДУ,  описание местоположения строящегося объекта недвижимости с учетом окружающей обстановки, а также подумают о новых типовых формах ДДУ по «особым» квартирам, рядом с которыми находится неудобное дольщику технологическое оборудование. На мой взгляд, что касается сведений о составе и месте расположения общего имущества в многоквартирном доме, то такие сведения очевидно, есть смысл включать только в те договоры, по которым продаются те квартиры, рядом с которыми находится это оборудование, которое занижает стоимость квартиры. Обычно, речь идёт о газовом оборудовании (котельные, газораспределительные пункты) и вентиляционном оборудовании. Очевидно, практикующим юристам есть смысл выделить в отдельную типовую форму договоры долевого участия для тех квартир, рядом с которыми находится, занижающее потребительские качества квартиры оборудование. Возможно, следует подумать об особой оговорке относительно осведомлённости дольщика о наличии такого неудобного технического оборудования (для пущей важности можно рядом с этим пунктом сделать специальное поле для подписи – аналогично полю для подписи о согласии дольщика на обработку персональных данных); так… от греха подальше.

3. На жилищно-строительный кооператив, созданный в связи с банкротством застройщика для завершения строительства за счет денежных средств, внесенных участниками долевого строительства, возлагается обязанность по принятию их в члены кооператива.

4. Уведомление застройщиком участника долевого строительства о переносе сроков строительства не влечет изменения сроков, предусмотренных договором участия в долевом строительстве. Для их изменения необходимо заключение застройщиком и участником долевого строительства соглашения, подлежащего государственной регистрации.

Практикующему юристу застройщика по-прежнему стоит включать в договоры долевого участия право застройщика перенести один раз срок окончания строительства дома и получения разрешения на ввод в эксплуатацию.

Кажется, суд говорит очевидные вещи: продление сроков строительства возможно только дополнительным соглашением (не путать со сроком передачи квартир).

Однако, суд не рассматривает ситуацию, когда в договор включено соглашение сторон об однократной возможности застройщика сдвинуть срок строительства. Это формально соответствует правилам п.1 ст.452 ГК РФ. Причём, есть положительная «судебная практика» по данному вопросу.

Пунктом п. 3.2.2 договора предусмотрено право застройщика перенести один раз срок окончания строительства дома и получения разрешения на ввод в эксплуатацию. … Разрешая возникший спор и отказывая Ф. в удовлетворении иска о признании недействительным п. 3.2.2 договора № 34/7Ж участия в долевом строительстве жилого дома от 09.04.2012 года, суд первой инстанции обоснованно исходил из положений ст. 421 ГК РФ и пришел к правильному выводу о том, что согласованное сторонами договора условие о праве застройщика в одностороннем порядке, но не более чем один раз изменить срок окончания строительства дома и получения разрешения на ввод в эксплуатацию не противоречит ФЗ № 214-ФЗ "О долевом участии в строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации". // Апелляционное определение Московского областного суда от 26.08.2015 по делу № 33-20941/2015 

Таким образом, практикующему юристу застройщика по-прежнему стоит включать в договоры долевого участия право застройщика перенести один раз срок окончания строительства дома и получения разрешения на ввод в эксплуатацию. 

5. Изменение предусмотренного договором срока передачи застройщиком объекта долевого строительства участнику долевого строительства осуществляется в порядке, установленном Гражданским кодексом Российской Федерации, с учетом положений части 3 статьи 6 Закона № 214-ФЗ.

Вновь суд говорит очевидные вещи, но уже про продление срока передачи объекта дольщику.

В отличие от сроков продления строительства, сроки передачи объекта недвижимости дольщику не могут быть продлены соглашением в договоре, и требуется заключение и регистрация дополнительного соглашения. Помимо этого, как следует из закона, застройщик должен сделать две вещи: не позднее чем за два месяца (1) информировать дольщика о невозможности передачи объекта в срок и (2) предложить изменить договор. В силу 452 ГК РФ дополнительное соглашение об изменении сроков передачи квартиры должно быть зарегистрировано Росреестром. Никакие уведомления об изменении сроков не могут сами по себе изменять срок. 

6. Необходимыми и достаточными условиями для удовлетворения требований участника долевого строительства о государственной регистрации договора долевого участия в строительстве являются соблюдение надлежащей формы такого договора, отсутствие препятствий для его регистрации и уклонение ответчика от такой регистрации.

Этим пунктом суд обсуждает проблемы такого способа защиты, как требование о регистрации договора.

Само указанное в Обзоре судебное дело – история довольно муторная и кажется запутанной. Договор подавался на регистрацию, были приостановки в связи с запретом совершать действия, были и другие формальные основания для отказа в регистрации. К томе же, Мосгорсуд (апелляция) дополнительно сослался на неоплату договора долевого участия. Но высшая судебная инстанция дала установку подходить проще к решению таких дел, более свободно оценивать допустимость доказательств об уплате договорной цены, и устанавливать три юридически значимых обстоятельства для правильного разрешения спора.

  •     уклонение ответчика от государственной регистрации сделки
  •     соблюдение сторонами надлежащей формы сделки (речь идёт о письменной форме).
  •     отсутствие препятствий для государственной регистрации сделки.

Если сравнить первый и шестой пункты Обзора, и обратить внимание на общий тренд упрощения и усиления защиты дольщиков, кажется, что в случае незаключенного договора дольщику целесообразно отдавать предпочтение более простым в процессуальном плане способам защиты дольщиков, и сразу выставлять неустойку, квалифицируя договорные отношения по 214-ФЗ. 

7. Односторонний отказ застройщика от договора (расторжение договора) вследствие невнесения оплаты участником долевого строительства по договору долевого участия в строительстве допускается только с учетом положений пункта 4 статьи 450 Гражданского кодекса Российской Федерации о добросовестности и разумности.

Образно говоря, на чашу весов правосудия (а точнее на чашу дольщика) добавлена весовая мера — оценочные понятия — критерии добросовестности и разумности застройщика. И напротив, с чаши застройщика снята весовая мера формальных оснований. Расторгаться застройщику будет сложнее.

В духе тренда либерализации защиты дольщиков, суд даёт установку судам ещё тщательнее подходить к оценке всех обстоятельств дела при решении вопроса о расторжении договора, в то время как более критически подходить к формальным основаниям расторжения договора застройщиком. Образно говоря, на чашу весов правосудия (а точнее на чашу дольщика) добавлена весовая мера — оценочные понятия — критерии добросовестности и разумности застройщика. И напротив, с чаши застройщика снята весовая мера формальных оснований. Расторгаться застройщику будет сложнее. В таких условиях, практикующему юристу, конечно, следует более тщательно подходить к вопросу о расторжении договора в одностороннем порядке и держать в уме, что расторжение договора в ситуации затянутого конфликта – не самый лучший вариант. А одних формальных, а значит и законных, оснований для расторжения застройщиком договора в одностороннем порядке может быть недостаточно. Очевидно, такие основания должны быть, помимо прочего, ещё и вескими, бескомпромиссными. 

8. Закон № 214-ФЗ об участии в долевом строительстве не содержит положений, устанавливающих ответственность застройщика за нарушение сроков удовлетворения отдельных требований участника долевого строительства, в том числе требования о безвозмездном устранении выявленных при передаче объекта строительства недостатков.

В вопросе об ответственности застройщика за нарушение сроков удовлетворения требований дольщиков (в т.ч. требований об устранении недостатков) суд ссылается на принцип «остаточного правового регулирования» и рекомендует руководствоваться Законом о защите прав потребителя. В свою очередь, Закон статьёй 23 устанавливает законную неустойку (пени) в размере 1% (одного процента) от цены товара (цены договора) за каждый день просрочки. Правило это императивное, уйти от него или изменить договором – не получится. Однако, в отличие от 23 статьи, пунктом 1 ст.20 установлено (внимание) диспозитивное правило о сроке устранения недостатков в 45 календарных дней. Таким образом, практикующему юристу возможно оговорить иной срок устранения недостатков (например, 45 рабочих дней).

 

Пример договорной формулировки:

При наличии у Участника замечаний по недостаткам Объекта долевого строительства, не являющихся существенными и не препятствующими использовать Объект долевого строительства по назначению, Участник не вправе отказаться от подписания Передаточного акта, при этом Стороны одновременно с подписанием передаточного акта подписывают протокол замечаний в отношении недостатков Объекта долевого строительства с указанием всех имеющихся у Участника замечаний к Объекту долевого строительства. В случае обоснованности таких замечаний, недостатки должны быть устранены Застройщиком в срок 40 (Сорок) рабочих дней»

В вопросе о сроках для удовлетворения прочих требований дольщиков, не стоит забывать об общегражданской норме пункта 2 ст.314 ГК РФ о сроках исполнения обязательства. Об этом диспозитивном правиле семи дней часто забывают. Между тем, диспозитивный срок в семь дней – срок довольно жёсткий и может «выстрелить» прямо по Вам. Поэтому, целесообразно указать в договорах комфортные сроки удовлетворения прочих требований дольщиков. 

9. Размер неустойки за нарушение срока передачи объекта долевого строительства может быть снижен судом на основании статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации только при наличии заявления со стороны застройщика, который должен представить доказательства явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства.

В судебной практике встречались правовые позиции, когда суды на своё усмотрение снижали неустойку. Хотя, в последнее время всё реже. Ныне снижение неустойки возможно только по заявлению застройщика. В этой связи, отсутствие контроля за получение судом заявления о снижении неустойки по 333 ГК грозит Застройщику начислением неустойки по полной. Причём, даже если суд снизил неустойку, то решение суда должно содержать обоснование, на основании чего суд счёл неустойку явно несоразмерной.

Весьма любопытно, что в самом кейсе, упомянутом в Обзоре, есть противоположная и довольно красивая с точки зрения права мысль о праве судов на своё усмотрение снижать неустойку (Апелляционное определение Воронежского областного суда от 20.01.2015 № 33-315/2015):

«При этом суду предоставлено право по собственной инициативе проверять адекватность размера неустойки при вынесении решения о ее взыскании и в случае необходимости снижать ее размер до признанного судом разумного размера. Возложение законодателем на суды общей юрисдикции решения вопроса об уменьшении размера неустойки, пени при ее явной несоразмерности последствиям нарушения обязательств вытекает из конституционных прерогатив правосудия, которое по самой своей сути может признаваться таковым лишь при условии, что оно отвечает требованиям справедливости (статья 14 Международного пакта о гражданских и политических правах)».

Доценту РГУП Агафоновой Раисе Георгиевне — респект! Жаль, что эта красивая правовая позиция пала жертвой политической конъюктуры. 

10. Перечисление застройщиком участнику долевого строительства денежных сумм после предъявления иска не может являться основанием к отказу во взыскании штрафа за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя.

Мысль понятна – не хочешь платить штраф – плати сразу по претензии дольщика. Не думаю, что это удачная мысль, ведь спор он на то и спор, что необходимо вначале разобраться о размере неустойки, и нужно понять размер самого штрафа, прежде чем его платить. На мой взгляд, более практичным было бы подойти более дифференцированно и учесть фактор неопределённости размера неустойки и штрафа, и  установить размер уплачиваемого по претензии в досудебном порядке штрафа в виде определённой доли от суммы претензионных требований. 

11. При разрешении спора об ответственности застройщика за неисполнение обязательств по передаче объекта долевого строительства юридически значимыми и подлежащими доказыванию застройщиком являются обстоятельства исполнения им обязанности по уведомлению участника долевого строительства о завершении строительства, о готовности объекта долевого строительства к передаче, а также обстоятельства предупреждения участника долевого строительства о необходимости принятия объекта и о последствиях его бездействия.

Здесь, наверное, больше вопрос о документальном подтверждении получения юридически значимых сообщениях в условиях специфики работы ФГУП «Почта России». Об этом я писал ранее. Практикующему юристу целесообразно не спешить с составлением одностороннего акта, если не собран комплект документов, и иметь ввиду, что срок составления одностороннего акта на самом деле – диспозитивный, и его можно изменять на своё усмотрение. 

12. Если участник долевого строительства до обращения в суд предъявил к застройщику законное и обоснованное требование о выплате неустойки, которое не было удовлетворено в добровольном порядке, с застройщика подлежит взысканию штраф в размере пятидесяти процентов от суммы указанной неустойки. 

13. В случае перехода прав участника долевого строительства к новому кредитору, в частности, права на взыскание с застройщика неустойки, последняя исчисляется за период, начиная с момента нарушения застройщиком своих обязанностей перед предыдущим кредитором, если иное не установлено договором.

Суд опираясь на ст.384 ГК РФ, подтверждает возможность сингулярного (частичного) правопреемства по договорам долевого участия. В случае уступки, право требования неустойки, имеющееся у старого дольщика, может и не уступаться новому дольщику, и может быть уступлено третьему лицу (допустим, коллектору), либо может быть вообще никому не уступлено (ни коллектору, ни новому дольщику) и остаться за старым дольщиком.

В связи с этим, дольщику, приобретающему в затянутом строительном проекте квартиру (логично, что обычно — с дисконтом и по уступке прав), целесообразно проверить договор уступки на предмет отсутствия/наличия прав требования по уплате застройщиком неустойки. Учитывая, что в зависимости от сроков и стоимости квартиры, размер неустойки может быть весьма значительным, новому дольщику следует быть вдвойне внимательнее. 

14. Застройщик обязан передать участнику долевого строительства объект долевого строительства, качество которого соответствует условиям договора, требованиям технических регламентов, проектной документации и градостроительных регламентов, а также иным обязательным требованиям.

Суд ориентирует нижестоящие суды более просто подходить к вопросам о защите прав дольщика в связи с ненадлежащим качеством объекта (в приведённом в Обзоре кейсе речь идёт о распространённой категории споров, связанных с ненадлежащим утеплением фасада дома. Причём, в этом деле утеплить квартиру изнутри было нельзя, а можно было утеплить только фасад здания. Суд апелляционной инстанции отказал в иске в связи с тем, что ремонтные работы приведут к изменению общего имущества собственников многоквартирного дома, в то время как такое  возможно лишь с согласия всех собственников жилых помещений в многоквартирном доме). Посыл Верховного суда прост: не мудрить. И если экспертизой установлены недостатки объекта, даже если это де-юре общее имущество, то смотри статью 7 Закона 214-ФЗ (требуй от застройщика безвозмездного устранения недостатков в разумный срок, или соразмерно уменьшай цену договора, или требуй от застройщика возместить расходы дольщика на устранение недостатков).

15. По смыслу статьи 8 Закона № 214-ФЗ, получение разрешения на ввод многоквартирного дома в эксплуатацию определяет начало течения срока передачи объекта участнику долевого строительства, нарушение которого влечет предусмотренную законом ответственность.

Какой бы срок передачи не прописал застройщик в договоре, по новым правилам игры он обязан передать объект в течение шести месяцев с даты фактического получения разрешения на ввод. 

Этим правилом Суд ужесточает правила об исчислении сроков передачи объекта недвижимости и ставит точку в многочисленных спорах по срокам передачи. Если раньше застройщик мог сэкономить время на передачу объекта посредством того, что получит разрешение на ввод ранее планируемого и указанного в договоре срока, то теперь не сможет.

Раньше в договорах можно было прописать формулу вроде того, что

«срок передачи объекта дольщику — до такого-то числа», или

«срок передачи объекта – в течение 6 месяцев со дня получения РнВ, но не позднее такого-то числа»,

и причём ранее многие суды первой инстанции и многие составы Мосгорсуда поддерживали такие договорные условия, то теперь такие договорные условия, судя по Обзору, перестанут работать. Какой бы срок передачи не прописал застройщик в договоре, по новым правилам игры он обязан передать объект в течение шести месяцев с даты фактического получения разрешения на ввод. Суды будут исходить из этого. Печаль. Сильно сомневаюсь, что решение это правильное. По-сути, упомянутые выше в примерах договорные условия могут быть признаны незаконными, как не соответствующими ст.8 Закона 214-ФЗ. У дольщиков появился хороший шанс оспаривать такие условия ранее заключенных договоров. 

16. Административные правонарушения, составы которых предусмотрены статьей 14.28 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, ввиду особой значимости охраняемых законом общественных отношений, выступающих объектом посягательства этого административного правонарушения, не могут быть признаны малозначительными.

Концовка достойная. По новым правилам игры всё, что касается дольщиков – не может быть малозначительным.

Ну что, застройщики, готовимся к кровопусканию?

Всем удачи и хорошего дня! 

Добавить
Для того, чтобы оставить комментарий или проголосовать, вам необходимо войти под своим логином или пройти несложную процедуру регистрации
Также, вы можете войти используя:
Шикарный обзор, спасибо!
2 августа 2017 в 1:06
И Вам спасибо!
2 августа 2017 в 9:27
Достойно изложено, хотя и не бесспорно. Спасибо!
28 августа 2017 в 17:55