Поправки в ГК: отдельные виды банковских счетов

  • 5 сентября 2017 в 9:20
  • 1010
  • 3
  • 0

Привет, Регфорум! Продолжаем читать Федеральный закон от 26.07.2017 № 212-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации», который вступает в силу с 1 июня 2018 года.

Банковский счёт: отдельные виды

Разобравшись с общими положениями о банковском счёте, переходим к отдельным их видам, затронутым реформой. Два вида (номинальный счёт и счёт эскроу) нам знакомы, история их проникновения в Гражданский кодекс РФ не раз освещалась на Регфоруме (например, здесь и здесь. Вторая пара (банковский счёт в драгоценных металлах и публичный депозитный счёт) – в кодексе дебютанты. Не то чтобы до этого их не существовало – виды счетов, на самом деле, не вчера появившиеся – просто сейчас они удостоились отдельной регламентации в нормах ГК, а не в банковских правилах. За какие заслуги? Давайте посмотрим.

Ст. 859.1. ГК РФ «Особенности договора банковского счета в драгоценных металлах» – абсолютно новая для Гражданского кодекса, однако, с точки зрения содержания объективной новизной не обладающая. Обычная фиксация уже существующих правил, выработанных банками, в формате, максимально близком к положениям об обычном договоре банковского счёта. Просто вместо денег банк обязуется принимать и зачислять драгоценный металл, а также выполнять распоряжения клиента о его перечислении на счет и о выдаче со счета. Химики и филологи на этом месте хватаются за голову: «перечисление и зачисление металла» в их системе координат вряд ли присутствует – для юристов же всё понятно. Чисто механическая операция: вводится ещё одна возможная валюта счёта – драгоценный металл соответствующего (указанного в договоре) вида. Валюта, скорее всего – виртуальная, вряд ли когда-либо материализующаяся в виде реальных слитков, хотя и не без возможности это сделать. Единственное принципиальное отличие – то же самое, что и в случае с договором банковского вклада в драгоценных металлах: отсутствие обеспечения возврата вкладов граждан через систему страхования вкладов физических лиц, о чем клиент-гражданин должен быть письменно уведомлен банком до заключения договора.

Изменения норм о договоре номинального счёта производят впечатление чисто технических. Ст. 860.1. ГК РФ не меняется вовсе – её «новая редакция» идентична действующей. В ст. 860.2. ГК РФ корректируется пункт 4, сегодня обязывающий банки учитывать деньги каждого бенефициара (если их несколько) «на специальных разделах номинального счета». Упоминание про специальные разделы исчезает, банк просто «ведет учет денежных средств каждого бенефициара». Вероятно, это как-то облегчит жизнь банкам. В ст. 860.3. ГК РФ имеющийся там перечень превратили в нумерованный список (не меняя содержания). В двух последующих статьях изменений не обнаружено – они появляются только с п. 2 ст. 860.6. ГК РФ.

Зато тут (п. 2 ст. 860.6. ГК РФ) сразу же интересное. Сегодня при поступлении в банк заявления владельца счета о расторжении договора номинального счета банк обязан проинформировать об этом бенефициара только если это предусмотрено договором номинального счета. С 1 июня 2018 года обязанность проинформировать бенефициара о расторжении договора для банков становится императивной – что, как представляется, совершенно правильно. Новый пункт 3 той же статьи (бывший третий теперь будет четвёртым) – плод начавшегося практического применения норм о номинальном счёте. Реально используются номинальные счета, похоже, только в сфере опеки и попечительства – соответственно, в законе нашли отражение две жизненных ситуации. Первая: если опекун или попечитель меняется, владельцем счёта становится новый; вторая – если опека или попечительство прекращается, договор номинального счёта также прекращается, остаток денежных средств передаётся бенефициару.

Договор счёта эскроу, как и договор номинального счёта, в Гражданском кодексе новичок – так что нормы о нём свежие и сильно изменять их не понадобилось. Просто немного конкретизировать – как в ст. 860.7. ГК РФ «Договор счета эскроу», куда добавили и без того интуитивно понятное, но небесполезное с точки зрения буквы закона пояснение:

«Права на денежные средства, находящиеся на счете эскроу, принадлежат депоненту до даты возникновения оснований для передачи денежных средств бенефициару, а после указанной даты – бенефициару».

В статье 860.8. ГК РФ избавились от неудобной отсылки к статье 858 ГК РФ, заменив её пунктом 4:

«Приостановление операций по счету эскроу, арест или списание денежных средств, находящихся на счете эскроу, по обязательствам депонента перед третьими лицами и по обязательствам бенефициара не допускается».

Замена – в пользу эскроу, поскольку исключений из приведённого правила, как в статье 858 ГК РФ, здесь нет – новая норма, как видите, строго императивна. Правда, законодатель тут же принимает меры против использования счетов эскроу как «островков безопасности», недосягаемых для кредиторов и приставов: из пункта 2 статьи 860.8. ГК РФ убирают диспозитивное «если иное не предусмотрено договором», технически позволявшее смешивать на счёте эскроу свои деньги с депонируемыми. Императивная версия будет выглядеть так:

«Зачисление на счет эскроу иных денежных средств депонента, за исключением депонируемой суммы, указанной в договоре эскроу, не допускается».

Наивно думать, что это помешает спрятать деньги от ареста и кредиторов на счёте эскроу, где бенефициаром выступает какое-нибудь формально независимое лицо, но по крайней мере, приличия соблюдены, явная дыра в заборе больше не зияет (а что одна доска отодвигается и весь двор об этом знает – другой вопрос). Доводы противников эскроу формально парированы.

Ст. 860.9. ГК РФ «Предоставление сведений, составляющих банковскую тайну, по договору счета эскроу» изменений не претерпела, а из ст. 860.10. ГК РФ «Закрытие счета эскроу» просто вычистили термин «договор условного депонирования» как синоним договора эскроу, поскольку с 1 июня 2018 года эти понятия вовсе не будут синонимичными (о новой главе 47.1. «Условное депонирование (эскроу)» – не путать с договором счёта эскроу – отдельно в одном из будущих обзоров).

И наконец, мы добрались до последней – главной новинки сегодняшнего обзора: договора публичного депозитного счёта. Определение его во вновь вводимой ст. 860.11. ГК РФ – весьма широкое:

 «По договору публичного депозитного счета, заключаемому для целей депонирования денежных средств в случаях, предусмотренных законом, банк обязуется принимать и зачислять в пользу бенефициара денежные средства, поступающие от должника или иного указанного в законе лица (депонента), на счет, открытый владельцу счета (нотариусу, службе судебных приставов, суду и иным органам или лицам, которые в соответствии с законом могут принимать денежные средства в депозит)».

Фраза «в случаях, предусмотренных законом» делает публичный депозитный счёт достаточно универсальным инструментом, неким обобщением для всех видов существующих депозитных счетов (часть которых прямо названа в статье – нотариусов, приставов, судов). С точки зрения юридической техники – неплохое решение, хотя и не обязательное. Впрочем, истинный смысл и настоящую цель нововведения даже не стали скрывать за обтекаемыми формулировками, отсылающими, скажем, к актам Центрального банка – рубанули честно:

«Публичный депозитный счет может открываться в российских кредитных организациях, величина собственных средств (капитала) которых составляет не менее чем двадцать миллиардов рублей».

У кого счёт в «неправильном» банке – в месячный срок перевести в «правильный». Названия излишни – по данным на первое августа 2017 года, таких банков всего пятьдесят (плюс-минус два). При этом гарантии, что банк с «пограничным» значением собственного капитала не опустится ниже обозначенной черты, нет – а значит, чтобы исключить возможные метания с экстренным закрытием-открытием счетов, выбирать надо хотя бы с трёхкратным с запасом. Итого остаётся первая двадцатка (опять же, плюс-минус один-два банка) – главные бенефициары законодательного нововведения. Заодно получаем стабильность и запас уверенности в безопасности размещаемых средств для государства и примкнувших к нему нотариусов.

Всё прочее, что написано в ст. 860.11. – 860.15. ГК РФ о договоре публичного депозитного счёта – нужно и правильно, но вторично.

Во-первых, банки дистанцируются от отношений между владельцем счёта (нотариусом, судом, приставами и т.п.) и бенефициаром, которому в конечном итоге предназначены деньги. Банк, по общему правилу, не контролирует законность и обоснованность операций, а бенефициар не вправе требовать совершения операций с денежными средствами, поступившими на публичный депозитный счет в его пользу, непосредственно от банка – только через владельца счёта (по его поручению или распоряжению) и только по основаниям, предусмотренным законом. Презюмируется, что владелец счёта – лицо публичное, и контроль за ним со стороны банка не нужен. Зато и ответственности перед бенефициаром за действия владельца счёта банк, по общему правилу, не несёт: это приставы напутали –  с ними и разбирайтесь. Если хотите – в судебном порядке. Но не с банком.

Во-вторых, средства на публичном депозитном счёте ожидаемо получают иммунитет от ареста, приостановления операций и списания по обязательствам владельца счета, бенефициара или депонента перед их кредиторами. Правда, по обязательствам бенефициара или депонента взыскание может быть обращено на их право требования к владельцу счета, так что имунитет этот не абсолютен. Кроме того, публичный депозитный счёт защищён от расторжения по инициативе банка в случае отсутствия средств на счёте и операций по нему, либо снижения суммы ниже минимального размере. Не прекращается договор и в случае выбытия владельца счёта - смерти, снятия полномочий (например, нотариуса), упразднения или преобразования уполномоченного органа. Владелец счёта просто заменяется на другое лицо, которому передаются соответствующие дела и функции.

Остальное, в принципе, стандартно. Проценты за пользование банком денежными средствами, находящимися на публичном депозитном счете, ожидаемо начисляются по ставке вкладов до востребования (если договор не предусматривает иной ставки), и теоретически должны выплачиваться получателю средств вместе с основной суммой. Теоретически – потому что выплата производится за вычетом вознаграждения, причитающегося банку по договору публичного депозитного счета, а банки обычно устанавливают его в размере, эквивалентном этим самым процентам.

На этом по отдельным видам банковских счетов всё. В следующей части обзора – расчёты. Уже учусь выговаривать словосочетание «трансферабельный аккредитив».

Добавить
Для того, чтобы оставить комментарий или проголосовать, вам необходимо войти под своим логином или пройти несложную процедуру регистрации
Также, вы можете войти используя: