Поправки в ГК: расчёты

  • 12 сентября 2017 в 9:31
  • 1007
  • 8
  • 0

Привет всем! Продолжаем читать Федеральный закон от 26.07.2017 № 212-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации». Вступает в силу с 1 июня 2018 года.

Расчёты: общие положения

Новые положения ГК РФ о расчётах были давно ожидаемы, особенно – в отношении аккредитивов. Собственно, аккредитивом законодатель в основном и занялся, а заодно и платёжными поручениями. Раньше ждали ещё поправок по инкассо, но с тех пор, как усилиями Банка России (см., в частности, «Положение о правилах осуществления перевода денежных средств», утв. Банком России 19.06.2012 № 383-П) инкассовое поручение было отделено от платёжного требования, получилось так, что необходимость в поправках отпала сама собой.

В общих положениях о расчётах правки больше технические: «обычаи делового оборота» заменены на «обычаи», безналичные расчёты осуществляются не «через банки», а «путем перевода денежных средств банками». Самое интересное, наверное – это упоминание в общих положениях (п. 3. ст. 861 ГК РФ) возможности осуществления безналичных расчётов без открытия банковских счетов. (Ранее об этом говорилось конкретно в статье о платёжных поручениях). Точно так же в п. 3 ст. 863 ГК РФ в качестве общего положения вынесли право банка-плательщика привлекать другие банки (банки-посредники) для исполнения платежного поручения плательщика (ранее оно было в ст. 865 ГК РФ).

Платёжное поручение

Мягко говоря, всё приведённое выше – не революционные нововведения – впрочем, как и все изменения по платёжным поручениям, при всей их обширности. Просто в более корректных и выверенных выражениях, более детально, описывается действующая схема приёма к исполнению и исполнения платёжного поручения. Для этой цели изложены в новой (я бы сказал – пространной) редакции ст. 864 и 865 ГК РФ, сообразно переименованные. Характер изменений можно представить себе уже по этому переименованию: так, ст. 865 ГК РФ вместо «Исполнение поручения» с 1 июня 2018 года будет называться «Исполнение банком платежного поручения». Более точно, более правильно – и абсолютно без разницы с практической точки зрения. Разве что у студентов меньше шансов перепутать с договором поручения.

Ст. 864 ГК РФ «Прием к исполнению банком платежного поручения» – это подробное описание процедуры, явное порождение банковских инструкций. Проверить правильность оформления платёжного поручения – удостовериться в праве плательщика распоряжаться денежными средствами – убедиться в достаточности средств на счёте – перейти к исполнению. Если проверка не пройдена – отказать в приёме поручения к исполнению и уведомить плательщика в срок не позднее дня, следующего за днем получения платежного поручения. Вариант: платежное поручение может быть отозвано плательщиком до наступления момента безотзывности перевода денежных средств.

Чистый механизм, роботизированная система. Уходит в прошлое гуманистическая оговорка в п.2 ст. 864 ГК РФ о запросе банка плательщику с просьбой уточнить содержание поручения, если оно не соответствует требованиям. «Эй, плательщик, вы там в бухгалтерии ничего не напутали? Исправьте скорее, и деньги уйдут поназначению!» Это человеку свойственно ошибаться (и исправляться), а элементы механизма таким свойством не обладают. Просто: «Ошибка. Запрос отклонён».

Ст. 865 ГК РФ «Исполнение банком платежного поручения» – продолжение алгоритма. Просто перечень возможных действий по исполнению поручения (ой, простите – возможных действий банка по исполнению платёжного поручения – так ведь теперь правильно). Единственное, в пункте 2 обращает на себя внимание изменение срока, в течение которого банк обязан информировать плательщика об исполнении его платежного поручения. Вместо пока ещё действующего «незамедлительно … по его требованию» с 1 июня 2018 года будет «в срок не позднее дня, следующего за днем исполнения платежного поручения». Не сбиваясь с ног, чтобы успеть незамедлительно, но зато и без какого-либо требования – размеренно, в установленном ритме, согласно заданной программе.

Для случаев, когда программа всё-таки дала сбой и встаёт вопрос об ответственности банка за неисполнение или ненадлежащее исполнение платежного поручения (ст. 866 ГК РФ), тоже есть нововведение – пункт второй этой статьи. Да, банк несёт ответственность перед клиентом, как и раньше – но теперь есть возможность переложить эту ответственность на другое (виновное) лицо без лишних шагов виде судебных разбирательств между банками – участниками расчётной цепочки. Пожалуй, это самое ценное из нововведений, касающихся расчётов платёжными поручениями, поэтому процитирую:

«В случаях, если неисполнение или ненадлежащее исполнение платежного поручения имело место в связи с нарушением банком-посредником или банком получателя средств правил перевода денежных средств или договора между банками, ответственность перед плательщиком может быть возложена судом на банк-посредник или банк получателя средств, которые в этом случае отвечают перед плательщиком солидарно. Банк плательщика может быть привлечен к солидарной ответственности в указанных случаях, если он осуществил выбор банка-посредника».

По-моему, очень здраво. Всё равно итог был бы тот же – но с несколькими дополнительными, «промежуточными», судебными разбирательствами. Снижение нагрузки на судебную систему – уже полезный эффект.

Ст. 866.1. ГК РФ «Особенности расчетов без открытия банковского счета» – новая для ГК РФ, но абсолютно банальная для банковской практики. По сути, краткое обобщение норм центробанковского «Положения о правилах осуществления перевода денежных средств», включенное в кодекс просто для порядка – чтобы было:

«При переводе денежных средств без открытия банковского счета банк плательщика обязуется перевести без открытия банковского счета плательщику-гражданину на основании его распоряжения предоставленные им наличные денежные средства получателю средств в этом или ином банке.

Достаточность денежных средств для исполнения распоряжения о переводе без открытия банковского счета определяется исходя из суммы предоставленных банку плательщиком наличных денежных средств».

Но вот, наконец, нормы о расчётах платёжными поручениями заканчиваются – и начинается долгожданный, предвкушаемый тортик аккредитив.

Аккредитив

Ст. 867 ГК РФ «Общие положения о расчетах по аккредитиву», раздобрев до 3000 знаков, сама по себе тянет на статью журнальную. Оно, в общем, и неудивительно: если аккредитивами заниматься серьёзно, можно по этой тематике написать не одну диссертацию. Втиснуть всё необходимое в жёсткие рамки нескольких статей кодекса – задача нелёгкая. Что же сумели дополнительно вместить в ст. 867 ГК РФ и что в ней поменялось?

Во-первых, закреплённый в п. 1 ст. 867 ГК РФ перечень действий, которые должен совершить банк-эмитент во исполнение аккредитива, перестал быть закрытым. Двойной эффект: введя в статью формулировку «либо совершить иные действия», законодатель разом и убирает ограничения сферы применения аккредитива, и уменьшает объём текста за счёт удаления лишних деталей списка.

Второе, что бросается в глаза – детальное регулирование отношений между банком-эмитентом и исполняющим банком. До сих пор их взаимные обязательства и расчёты в основном оставались «за кадром»: кодекс ставил во главу угла отношения клиента с банком-эмитентом. Теперь же оговаривается, например, право исполняющего банка принять или не принять поручение банка-эмитента об исполнении аккредитива, порядок принятия поручения, и так далее:

«Частичный отказ исполняющего банка от исполнения поручения не допускается. Исполняющий банк считается принявшим поручение банка-эмитента, если он прямо выразил на это согласие, в том числе путем совершения действий в соответствии с условиями аккредитива».

Подробно регламентируются расчёты между банками. В дополнение к существующим нормам о депонированном и гарантированном аккредитиве, оговаривается, что «при исполнении непокрытого аккредитива исполняющий банк вправе не осуществлять исполнение аккредитива до поступления денежных средств от банка-эмитента, за исключением случая подтверждения аккредитива исполняющим банком».

Несколько уточнили и расширили (перенеся его из ст. 870 ГК РФ) ответ на вопрос – за чей счёт, собственно, этот банкет:

Бухгалтерское обслуживание юрлиц и ИП. Полная замена главного бухгалтера. Работаем с 1996 года.

«Банк, дающий инструкции другому банку по совершению действий по аккредитиву, обязан оплачивать или компенсировать любые комиссии или затраты такого банка, связанные с выполнением им полученных инструкций. Банк-эмитент, пользующийся услугами другого банка для выполнения инструкций плательщика, делает это за счет плательщика и на его риск. Плательщик обязан возместить банку-эмитенту все расходы, понесенные им в связи с выполнением его инструкций по аккредитиву».

«Другой банк» – это не только исполняющий банк, но и банк-посредник в случае, если банк-эмитент и исполняющий банк не имеют друг у друга корреспондентских счетов. Помню, как платёж из Санкт-Петербурга в Латвию по аккредитиву в подобном случае проходил через BankofNewYork. Обратите внимание на добавившееся «на его риск»: и раньше всё делалось за счёт плательщика, но теперь прямо в кодексе дополнительно сказано – если в отношениях с третьим банком что-то пошло не так, банк-эмитент перед плательщиком не отвечает. Напротив, если у банка-эмитента в результате возникли какие-то потери, вполне реально предъявить их клиенту –риски-то на нём. Надо думать, популярности сложным аккредитивным схемам это не добавит.

В ст. 868 и 869 ГК РФ об отзывном и безотзывном аккредитиве, помимо уточнения – по чьей инициативе может быть отозван аккредитив (по поручению плательщика) и пояснения, что безотзывный аккредитив не может быть не только отменён, но и изменен банком-эмитентом без согласия получателя средств, произошла, наконец, долгожданная рокировка. П. 3 ст. 868 ГК РФ (о том, что аккредитив по умолчанию является отзывным) сменил знак на противоположный и переметнулся в статью 869 ГК РФ, куда и был принят на правах пункта 4:

«Аккредитив является безотзывным, если в его тексте не предусмотрено иное».

О целесообразности такого изменения за последние годы не говорил и не писал только ленивый: элементарный здравый смысл подсказывает, что в условиях, когда каждый получатель средств требует указания в аккредитиве на его безотзывность, стоит сделать это из исключения общим правилом. Рад, что это в конце концов произошло.

Нормы о подтверждённом аккредитиве из п. 2 ст. 869 ГК РФ развернули в полноценную ст. 870 ГК РФ «Подтвержденный аккредитив», предварительно вычистив оттуда (с расселением по другим статьям) исконное содержимое. Получилось, как мне кажется, неплохо: статьёй устранены пробелы, ранее заставлявшие толковать нормы и догадываться об их смысле. Так, теперь чётко установлено, что подтверждающий банк становится обязанным перед бенефициаром по аккредитиву в пределах подтвержденной им суммы и солидарно с банком-эмитентом. Больше нет указания на то, что подтверждающим банком может быть только исполняющий банк. Оговаривается, что происходит в случае изменения подтверждённого аккредитива (подтверждающий банк становится обязанным на измененных условиях аккредитива, если он дал на это согласие, а если не дал, то считается обязанным на прежних условиях). В общем, статью 870 ГК РФ в новой редакции можно показывать студентам в качестве примера правильного баланса между лаконичностью и содержательностью.

Ст. 870.1. ГК РФ, как следует уже из её номера – совершенно новая, и вводит в Гражданский кодекс ранее неизвестный термин: «переводной (трансферабельный) аккредитив». Для финансистов, впрочем, ничего нового в трансферабельном аккредитиве нет: загляните хотя бы в публикуемые Международной торговой палатой «Унифицированные правила и обычаи для документарных аккредитивов» в любой редакции. Суть в том, что получатель средств может указать другое лицо (или несколько таких лиц) в качестве «вторых получателей средств», как это названо у нас, или «вторых бенефициаров», как их называют в международной практике. Позволю себе процитировать для начала не наш Гражданский кодекс, а Унифицированные правила как, увы, более понятный в данной части документ:

«По просьбе бенефициара («первого бенефициара») переводный аккредитив может полностью или частично подлежать исполнению в пользу другого бенефициара («второго бенефициара»)».

В отечественном варианте это звучит гораздо более длинно и обстоятельно:

«Исполнение аккредитива может осуществляться лицу, указанному получателем средств, если возможность такого исполнения предусмотрена условиями аккредитива и исполняющий банк выразил свое согласие на такое исполнение (далее – переводной (трансферабельный) аккредитив). При этом получатель средств вправе определить документы, которые должны быть представлены указанным им лицом для исполнения переводного (трансферабельного) аккредитива. Эти документы могут быть не предусмотрены условиями переводного (трансферабельного) аккредитива».

и

«Получатель средств вправе указать лицо, которому должно производиться исполнение переводного (трансферабельного) аккредитива (далее – второй получатель средств) до момента представления им документов, соответствующих условиям открытого в его пользу аккредитива, в заявлении, представляемом в исполняющий банк. Получатель средств вправе указать несколько вторых получателей средств».

Принято считать, что переводной аккредитив как платёжный инструмент создан для обслуживания интересов всевозможных посредников, в особенности в торговле: оптовик может сразу предоставить возможность получения средств покупателя своим более мелким поставщикам, при условии представления ими подтверждения исполнения обязательств.

Возможно, в отечественных условиях из переводного аккредитива даже получится сделать интересный инструмент для борьбы с неплатежами… но вряд ли при имеющейся редакции ст. 870 ГК РФ (без уточнений и разъяснений). Насколько я только что похвалил ст. 870 ГК РФ, настолько могу покритиковать 870.1. Она обходит молчанием ряд очень важных вопросов. Так, абсолютно непонятно: может ли получатель средств («первый бенефициар») передать «второму получателю средств» («второму бенефициару») право получить исполнение по аккредитиву только полностью – или можно и частично? Может ли получатель средств не просто указать несколько «вторых бенефициаров», но и распределить между ними подлежащие выплате суммы – кому сколько? Или они выступают солидарными кредиторами? А может быть, прибежавший в банк первым получает всё? Может ли «первый бенефициар», передавший «вторым бенефициарам» не весь объём требований по аккредитиву, сохранить какую-то часть (собственно, свою маржу от основной сделки) за собой? И так далее. Хорошо, что в статье оговорены хотя бы две вещи: неприменимость к переводным аккредитивам общих правил о перемене лиц в обязательстве и запрет дальнейшей передачи «вторым бенефициаром» прав на получение средств по такому аккредитиву (за исключением возврата этих прав «первому бенефициару»). В остальном – добро пожаловать в мир банковских правил, там давно всё проработано до мелочей. Жаль, что не в кодексе.

Ст. 871 ГК РФ, которая пока ещё называется «Отказ в принятии документов», после 1 июня 2018 года превращается в пункт приёма беженцев из ст. 870 ГК РФ и меняет вывеску на привезённую ими с собой – «Исполнение аккредитива». Теперь здесь будет собрано всё: и как представляются документы на исполнение (в том числе в электронной форме), и как они проверяются (по-прежнему только по внешним признакам, в срок, не превышающий пяти рабочих дней со дня получения), и куда отсылаются после. А также, разумеется, как и за чей счёт производится исполнение и какие межбанковские расчёты за этим следуют. В общем, вся процедура, «коротенько» – на полноразмерную страничку вместо нынешних жалких двух абзацев.

Ст. 872 ГК РФ «Ответственность банков» выдерживает ранее обозначенную общую линию: даже её название, где единственное число заменяется множественным, подсказывает, что в число возможных ответственных лиц добавлен подтверждающий банк, который теперь отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение аккредитива перед получателем средств - солидарно с банком-эмитентом. Напомню, что в нынешней редакции статьи закреплена своего род цепочка: банк-эмитент отвечает перед плательщиком, исполняющий банк – перед банком-эмитентом, подтверждающий банк забыт вовсе, и лишь по усмотрению суда можно потянуть за цепочку с другой стороны, возложив ответственность перед получателем средств на исполняющий банк. После 1 июня 2018 года получатель средств, в случае чего, может идти с иском к банку-эмитенту и подтверждающему банку, минуя стадию ненужных (декоративных) разбирательств с исполняющим банком и плательщиком.

Последняя статья – 873 ГК РФ, «Закрытие аккредитива» – получила в основном редакционные и технические правки (вроде нумерации подпунктов и вновь потерявшегося слова «незамедлительно»), но кое-что есть и по существу. В частности, указано на полное исполнение аккредитива как на основание для его закрытия (нет, мы так-то и раньше догадывались), а также оговорено, что при истечении срока действия аккредитив закрывается за исключением случая, когда в пределах этого срока были представлены документы по аккредитиву. Правда, несколько странным в свете ранее продемонстрированной дотошности в формулировках выглядит исчезновение оговорок «если возможность такого отказа предусмотрена условиями аккредитива» и «если такой отзыв возможен по условиям аккредитива» из подпунктов про отказ получателя от использования аккредитива и про отмену или отзыв аккредитива по заявлению плательщика. Первое ещё более-менее логично: не хочет денег – пусть отказывается, но второе… Надо полагать, это сделали из-за введения общего правила о безотзывности аккредитива – вроде как оговорка больше не нужна – однако в результате получился источник коллизии – вроде как в статье 873 ГК РФ будет закреплено неограниченное право плательщика инициировать закрытие аккредитива:

«1. Закрытие аккредитива в исполняющем банке производится: …

4) по заявлению плательщика об отмене или отзыве аккредитива».

Понятно, каким будет толкование и правоприменение – но с точки зрения юридической техники неплохо было бы поправить, введя всё-таки оговорку (хотя бы с общей ссылкой на нормы ).

На этом придираться к нормам о расчётах заканчиваем. Впереди ещё обещанный разбор новой главы 47.1. «УСЛОВНОЕ ДЕПОНИРОВАНИЕ (ЭСКРОУ)» – после чего обзор нововведений в ГК, наконец, можно будет считать завершённым.

Добавить
Для того, чтобы оставить комментарий или проголосовать, вам необходимо войти под своим логином или пройти несложную процедуру регистрации
Также, вы можете войти используя: