Юрист ЮК «ПРИОРИТЕТ»

Новые основания для привлечения ликвидатора организации к субсидиарной ответственности

  • 26 октября 2017 в 13:03
  • 1767
  • 8
  • 0

Привет всем! Одним из способов прекращения деятельности юридического лица является ликвидация организации на основании решения участников (учредителей) юридического лица. В случае принятия участниками общества решения о ликвидации организации в порядке ст. 62 ГК РФ назначается ликвидационная комиссия (ликвидатор), устанавливается порядок и сроки ликвидации.

С момента назначения ликвидационной комиссии к ней переходят все полномочия по управлению делами общества (п. 3 ст. 62 ГК РФ, п. 3 ст. 57 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»)

Таким образом, действующее законодательство приравнивает правовой статус ликвидатора к статусу руководителя организации, следовательно, ликвидатор не только пользуется правами руководителя организации, но и несет ответственность, установленную законом для руководителей организаций, в том числе прав и обязанности руководителя организации, установленные Законом о банкротстве.

Последствия неисполнения ликвидатором обязанности по передаче арбитражному управляющему документации должника

П. 2 ст. 126 Закона о банкротстве в качестве последствия введения в отношении должника конкурсного производства наряду с иными последствиями, указывает о прекращении полномочий руководителя должника с момента принятия решения о признании должника банкротом.

Руководитель должника, а также временный управляющий, административный управляющий, внешний управляющий в течение трех дней с даты утверждения конкурсного управляющего обязаны обеспечить передачу бухгалтерской и иной документации должника, печатей, штампов, материальных и иных ценностей конкурсному управляющему.

Названная выше обязанность в полной мере относится и на ликвидатора, в случае не исполнения такой обязанности ликвидатор может быть привлечен к субсидиарной ответственности по обязательствам должника.

В рамках дела А33-17721/2013 года рассматривался вопрос привлечения ликвидатора к субсидиарной ответственности на сумму 73 296 870,04 рубля. Суть спора сводится к следующему: конкурсный управляющий ООО «Сибирская «Жуньпэн» (далее – Должник) обратился в арбитражный суд Красноярского края с требованием о привлечении ликвидатора Должника к субсидиарной ответственности в размере 73 296 870,04 рубля.

Позиция конкурсного управляющего основывалась на следующем: Решением арбитражного суда Красноярского края от 12.12.2013 года ООО «Сибирская «Жуньпэн» был признан банкротом.

В рамках мероприятий проведенных в процессе банкротства Должника Конкурсным управляющим была установлена дебиторская задолженность в размере 113 533 000 рублей. Последняя бухгалтерская отчетность Должника, в котором и содержалась информация о дебиторской задолженности, сдавал ликвидатор в 2013 году.

16.12.2013 года по запросу конкурсного управляющего ликвидатор передал документацию Должника конкурсному управляющему, был подписан акт приема-передачи. Однако первичная документация относительно дебиторской задолженности передана не была.

20.12.2013 года конкурсный управляющий повторно обратился к ликвидатору с требованием предоставить документацию в подтверждение дебиторской задолженности. На данный запрос от ликвидатора ответ не поступил, в связи с чем конкурсный управляющий обратился в суд с требованием о привлечении ликвидатора к субсидиарной ответственности, так как после реализации активов должника удовлетворить требования всех кредиторов не удалось.

Как видно конкурсный управляющий в качестве основания привлечения ликвидатора к субсидиарной ответственности ссылался на так называемое «формальное» основание привлечения руководителя Должника к ответственности, а именно не передача конкурсному управляющему документации должника в течении 3 дней с момента признания должника банкротом (абз. 2 п. 2 ст. 126 Закона о банкротстве)

При доказанности названного обстоятельства предполагается (если не доказано иное), что должник признан банкротом в следствии действий контролирующих должника лиц, в рассматриваемом случае в результате действий ликвидатора.

Относительно применения абз. 2 п. 2 ст. 126 Закона о банкротстве сформирована единообразная правоприменительная практика, в соответствии с которым одно лишь формальное установление факта не передачи документации не может служить основанием для привлечения контролирующего должника лица к ответственности.

В комментируемом деле конкурсный управляющий представил надлежащие доказательства, свидетельствующие о том, что не предоставление документации являлось причиной затруднительности формирования конкурсной массы, невозможности взыскания дебиторской задолженности.

В частности конкурсный управляющий представил доказательства предпринятых мер по получению первичных документов от государственных органов (налоговые, таможенные, Росфиннадзор) однако подлинники первичных документы получены не были, а полученные копии в виде распечаток электронных документов были в нечитаемом состоянии.

В свою очередь отсутствие документации привело к невозможности инициирования судебных тяжб в отношении контрагентов Должника (иностранные компании), сроки исковой давности были пропущены.

Определением Арбитражного суда Красноярского края ликвидатор Должника был привлечен к субсидиарной ответственности в размере 73 296 870,04 рубля.

Суд констатировал факт наличия у ликвидатора обязанности как руководителя Должника по ведению бухгалтерского учета и обеспечения сохранности документации должника, факт не передачи конкурсному управляющему первичной документации о дебиторской задолженности и как следствие невозможность взыскания дебиторской задолженности в связи с отсутствием первичной документации.

28 часов погружения в банкротство. Школа Банкротчика 2017 теперь доступна в записи.

Суды апелляционной и кассационной инстанции не согласились с позицией суда первой инстанции.

Суд апелляционной инстанции, отменяя определение суда первой инстанции, указал, что ликвидатор передавал, а конкурсный управляющий принимал  документацию должника в виде папок, оговорок о том, что документация принимается под условием последующей проверки сделано не было.

При этом суд апелляционной инстанции отметил, что Конкурсным управляющим как истцом не доказан факт не передачи документации относительно дебиторской задолженности, из буквального толкования текста письма от 20.12.2013 года не вытекает, что Конкурсный управляющий отметил факт отсутствия документации относительно дебиторской задолженности. К аналогичным выводам пришел суд кассационной инстанции.

Определением Верховного Суда РФ судебные акты судов апелляционной и кассационной инстанции отменены, обособленный спор направлены в суд апелляционной инстанции на новое рассмотрение.

Позиция ВС РФ сводится к следующему:

В первую очередь ВС РФ отметил допущенную судами апелляционной и кассационной инстанции ошибку при распределении бремени доказывания, так как именно ликвидатор а не конкурсный управляющий обязан опровергнуть презумпцию указанную в действующем на тот момент пункте 4 статьи 10 Закона о банкротстве о наличии причинно-следственной связи между несостоятельностью должника и действиями (бездействием) контролирующего лица при отсутствии документов бухгалтерского учета и (или) отчетности.

Таким образом, именно ликвидатор обязан доказать факт полной передачи документации должника конкурсному управляющему, а последний объективно в момент принятия документов не может с достоверностью установить комплектность и полноту передаваемых документов.

Суд также отметил, что неблагоприятные последствия передачи документов без описи, в виде папок должен понести именно ликвидатор, поскольку именно на нем лежит обязанность по передаче документации конкурсному управляющему.

Выводы

Комментируемое дело наглядно показывает, что и законодательство и суды ставят знак равенства между ординарными руководителями организаций и ликвидаторами, со всеми вытекающими последствиями. Следовательно, при ликвидации организации ликвидатор должен отлично понимать достаточно широкий перечень обязанностей возлагаемых на него законодательством, а также правовые последствия не исполнения своих обязанностей, в том числе те, которые указаны в Законе о банкротстве.

Не предоставление документации по запросу арбитражного управляющего либо игнорирование такого запроса при доказанности затруднительности формования конкурсной массы, безусловно повлечет наступление ответственности для такого лица.

При этом очень важно грамотно представить суду свою позицию (в комментируемом деле ликвидатор не принимал участия в суде первой инстанции).

Так в комментируемом деле суды, решая вопрос о наличии всей документации именно у ликвидатора указали на одно единственное обстоятельство – последнюю бухгалтерскую отчетность должника подписывалось и сдавалось ликвидатором.

Действительно, ликвидатор при проведении процесса ликвидации организации должен располагать всей документацией относительно хозяйственной деятельности организации. Однако один лишь факт подписания и сдачи бухгалтерской отчетности не может безусловно свидетельствовать о наличии всей документации именно у ликвидатора. Ведь документы теоретически могли не передаваться бывшими руководителями общества самому ликвидатору.

Таким образом, и в данном случае должна действовать опровержимая презумпция о том, что вся документация организации находится в распоряжении ликвидатора, однако ликвидатор может предоставить доказательства обратного. Кроме того, при возникновении вопроса привлечения к ответственности ликвидатора необходимо уточнить ответственность по каким обязательствам вменяется ликвидатору.

Так в рамках дела А41-59140/2015 в рамках дела о банкротстве ООО «Фаворит Авто» наряду с иными контролирующими должника к субсидиарной ответственности был привлечен ликвидатор Должника. Суд апелляционной инстанции, отменяя определение суда первой инстанции, указал, что не доказано, что документация должника и иные ценности предавались ликвидатору, следовательно, ликвидатор, не имея в распоряжении документации должника, по объективным причинам не мог передавать их конкурсному управляющему.

Кроме того суд апелляционной инстанции принял во внимание довод ликвидатора о том, что обязательства должника перед банками возникли по истечении 1 месяца после назначения на должность ликвидатора, сам ликвидатор данные договоры не подписывал.

Позиция весьма спорная, поскольку подпись в договоре в рассматриваемом случае правового значения не имеет, поскольку предполагается, что ликвидатор в момент назначения его на должность обязан анализировать документацию ликвидируемого должника, тем самым оценить риски и возможные неблагоприятные последствия взятия на себя полномочий руководителя должника.

В любом случае, необходимо отметить, что в правоприменительной практике суды не обращают внимание на специфику должности ликвидатора как лица, назначенного для организации прекращения деятельности юридического лица. Справедливости ради необходимо отметить, что в комментируемом деле ликвидатор как основной довод не заявлял о специфике должности ликвидатора, которого назначают не для организации хозяйственной деятельности, а именно для ликвидации организации.

Суды просто констатируют факт назначения лица на должность ликвидатора, вменяя последнему все права и обязанности руководителя организации, в связи с чем ликвидатору следует с полной ответственностью отнестись казалось бы к формальным требованиям, установленным в Законе о банкротстве, а именно предоставить по запросу арбитражного управляющего информацию относительно деятельности должника, надлежащим образом фиксировать факт полной передачи документации должника управляющему.

Добавить
Юрист ЮК «ПРИОРИТЕТ»
Для того, чтобы оставить комментарий или проголосовать, вам необходимо войти под своим логином или пройти несложную процедуру регистрации
Также, вы можете войти используя: