Персональный
счет для бизнеса

Взгляд на обзор судебной практики по спорам с участием регистрирующих органов № 3 за 2017 год

  • 5 декабря 2017 в 9:10
  • 1022
  • 12
  • 8

Здравствуйте, коллеги!

Подводя юридические итоги этой осени, предлагаю обратить внимание на обзор судебной практики по спорам с участием регистрирующих органов № 3 за 2017 год (Письмо Федеральной налоговой службы от 11 октября 2017 г. № ГД-4-14/20509/ГД-4-14/20509@ О направлении обзора судебной практики по спорам с участием регистрирующих органов № 3 (2017).

Авторы обзора проделали огромную работу, выбирая из общего потока дел наиболее показательные и (смею надеяться) интересные. Руда уже поднята на поверхность и нужным образом измельчена – остаётся лишь вооружиться старательским лотком и просеять результат чужого труда в поисках чего-то особо нетривиального, потенциально полезного или, возможно, опасного.

1. Вопросы оспаривания решений об отказе в государственной регистрации юридического лица и индивидуального предпринимателя

Когда слагаемые не образуют суммы

Дела о несоответствии формальным требованиям, о незаполненном листе, графе или строке в заявлениях отбрасываем сразу: рутина, пустая порода. Но вот под тонким слоем её блестит первый самородок: дело № А65-23804/2016. Одиннадцать юридических лиц (хотя я насчитал в деле только десять – вероятно, в силу своих сложных отношений с математикой) реорганизуются в форме присоединения к одному из них. Всё сделано чин по чину, собрания проведены, решения приняты, публикации вышли, документы в налоговую поданы… И вдруг отказ. Причина? В каждом из реорганизуемых обществ собрание приняло решение об утверждении договора присоединения, и каждое из присоединяемых обществ заключило такой договор с присоединяющим. А надо было, по мнению налоговой, всем скопом:

«Из положений статьи 53 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» следует, что при реорганизации юридических лиц в форме присоединения с участием более двух юридических лиц заключается один совместный договор о присоединении».

Суды двух инстанций с мнением ФНС не согласились, но кассация поддержала:

«Таким образом, представленный договор о присоединении от 01.02.2016, заключенный между Обществом и ООО «Г.» не соответствует требованиям Закона об обществах с ограниченной ответственностью, поскольку подписан не всеми юридическими лицами, совместно участвующими в реорганизации в форме присоединения к ООО «Г.», что приравнивается к его непредставлению и влечет вынесение решения об отказе в государственной регистрации».

Логика «сумма слагаемых равна целому» (то есть совокупность всех двусторонних договоров заменяет один общий) в данном случае не работает.

Дело о смерти и коварстве

Дело № А28-15990/2016 – тот случай, когда и мои симпатии, и суд однозначно на стороне регистрирующего органа. После смерти одного из участников ООО (архаичный уставный капитал 9000 рублей, три участника по 3000 рублей у каждого) двое оставшихся в живых быстренько проделали кульбит: решили увеличить уставный капитал на 3 000 000, забрали себе из получившихся 3 009 000 рублей по 49,95%, а наследнику оставили его приблизительно 0,1%. Да ещё определили эту долю на общем собрании как «невостребованную» и «передали на баланс общества». Про то, что заодно переписали устав и изменили местонахождение общества, можно было не добавлять – картина и так, что называется, маслом. Я, на месте регистрирующего органа, тоже отказал бы в регистрации всех перечисленных изменений. И, на месте судов, признал бы отказ правомерным. Мотивировка: нет такого законом предусмотренного основания внесения изменений в ЕГРЮЛ как протокол общего собрания переживших участников. Нечего доли у наследников отнимать.

Посторонним В.

Недавняя публикация на Регфоруме о курьёзных фирменных наименованиях юридических лиц — кто не читал, усиленно рекомендую — явно может иметь продолжение. Вы бы назвали свою фирму ООО «Китайско-р.»? Коллеги, затеявшие эту шутку, явно читали «Винни-Пуха». И наверняка немало развлекли как инспекцию, так и суды (дело № А51-30021/2016), доказывая, что название «Китай» не имеет никакого отношения к иностранному государству Китайская Народная Республика. Исход был предрешён, но зато все как минимум улыбнулись.

Они слишком много знали

Практически все оставшиеся дела в разделе первом обзора – пример того, что у формализма две стороны. Подходя с формальными мерками к заявителю, регистрирующий орган должен быть готов к аналогичному отношению к себе (со стороны суда, во всяком случае) — я думаю, это честно. Если налоговая отказывает в государственной регистрации, потому что знает (или догадывается), что у заявителя нет разрешения на привлечение и использование иностранных работников, директор иностранец и (или) проживает в иностранном государстве, а может быть, некогда работал в фирме, имевшей задолженность перед бюджетом, да ещё и все участники, возможно, номинальные — всё это очень подозрительно, но не является основанием для отказа в совершении регистрационных действий, поскольку прямо не названо в законе в качестве такого основания. Вопросом о том, как дальше будет работать подобная фирма, налоговая при регистрации задаваться не должна, так же как заявитель не может апеллировать к здравому смыслу, не заполнив какую-нибудь второстепенную графу в заявлении. Формализм за формализм, или какой мерой меряете, такой и вам отмерено будет.

2. Вопросы оспаривания решений о государственной регистрации юридического лица и индивидуального предпринимателя

Дело о раздвоении воли

Странные и непоследовательные существа – люди. Это вам любой инопланетный наблюдатель подтвердит, заглянув хотя бы в оглавление исследуемого обзора. В прошлом разделе оспаривали отказ в регистрации – в этом, наоборот, регистрацию. А если наш пришелец осилит первое дело второго раздела, то вычеркнет землян из числа вменяемых рас окончательно. Судите сами: застройщик (ООО), завершив строительство жилого дома, принял участие в создании товарищества собственников недвижимости (как собственник нераспроданных помещений). Ну то есть как принял: в общем собрании участвовал генеральный директор застройщика (он же – я не поленился заглянуть в ЕГРЮЛ – единственный участник) и голосовал по всем вопросам «за». После чего ООО, недолго думая, отправилось требовать признания недействительной государственной регистрации товарищества, потому что на собрании не было кворума. А кворума не было, поскольку бюллетени от имени ООО не были оформлены. Вроде как ООО в собрании не поучаствовало и воли своей не выразило. Цитирую судебный акт с сохранением оригинального текста (очевидно, некоторая неровность стиля обусловлена пребыванием суда в определённом замешательстве от ситуации):

«При этом общество … не раскрыло суду обстоятельства, которыми вызвано расхождение в выраженной воле своего генерального директора и участника … лично принявшем участие в собрании и проголосовавшем «за» создание товарищества … и при этом не обеспечившего надлежащее оформление бюллетеней голосования от имени возглавляемого им юридического лица».

Помимо указания на непоследовательное и противоречивое поведение как на одну из причин отказа в иске, данное дело (№ А60-51247/2016) интересно тем, что суд в подкрепление своих выводов дважды ссылается на учёных (В.А. Белова и Л.В. Санникову) – что, впрочем, закономерно: ведь это же любимый мною АС Уральского округа.

Доктор сказал «в морг» – значит, в морг

Арбитражный суд вынес определение о завершении конкурсного производства в отношении АО. На определение была подана апелляционная жалоба – что должно было приостановить исполнение, однако регистрирующий орган, получив из суда определение о завершении конкурсного производства, не стал сомневаться – и внёс в ЕГРЮЛ запись о прекращении деятельности акционерного общества в связи с его ликвидацией на основании определения суда о завершении конкурсного производства. Дальше ещё интереснее: «суд апелляционной инстанции был вынужден прекратить производство по апелляционной жалобе заявителя … о завершении конкурсного производства … по делу о банкротстве акционерного общества».

«Мертвец», однако, оказался беспокойным. Сам он, понятное дело, встать из юридической могилы не мог, но нашёл заинтересованное лицо, обратившееся в суд с заявлением о признании незаконными действий инспекции по внесению записи в ЕГРЮЛ о ликвидации акционерного общества (дело № А40-28780/2017). Первые две инстанции потустороннему гласу не вняли, и суд кассационной инстанции вынужден был буквально воскрешать покойника путем решения вопроса о восстановлении записи об акционерном обществе как об организации, не прекратившей свою деятельность. Занятно, но в качестве решающего аргумента использовалось сакраментальное «что, в интернете посмотреть не могли?»:

«По мнению судебной коллегии суда кассационной инстанции, получение регистрирующим органом … из Арбитражного суда города Москвы определения о завершении конкурсного производства не освобождало регистрирующий орган от обязанности проверить в открытых общедоступных источниках («Картотека арбитражных дел») движение дела о банкротстве акционерного общества с тем, чтобы исключить наличие обстоятельств, препятствующих исполнению определения суда о завершении конкурсного производства в силу прямого указания закона».

В Вологде-где-где-где, в Вологде-где…

Дело № А56-54620/2016 я уже было решил не освещать как банальное, но потом натолкнулся на забавную подробность. Требования заявителя-кредитора о признании незаконным решения Инспекции ФНС о государственной регистрации прекращения деятельности ООО признали злоупотреблением правом, поскольку весь период, пока тот по всем правилам банкротился, кредитор тихо сидел в засаде и появился на сцене с заявлением о наличии обязательств перед ним строго в нужный момент. На вопрос: «где же вы были раньше?» он ответил практически фразой из известной песни, что суд и оценил по достоинству:

«Не представлены доказательства направления в адрес ответчика копии искового заявления, направленного в Арбитражный суд Вологодской области (хотя по месту нахождения сторон все споры рассматривались в Арбитражном суде города Санкт-Петербурга и Ленинградской области)».

3. Вопросы оспаривания иных решений, действий (бездействия), принимаемых (осуществляемых) регистрирующими органами при реализации функции по государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей

Собственно, раздел «прочее» короткий – два дела.

Одно (№ А56-21095/2017) чисто процессуальное (нормы действующего законодательства не предусматривают досудебный порядок оспаривания действий регистрирующего органа по отказу в принятии заявления по форме № Р14001 и прилагаемых документов для внесения в ЕГРЮЛ изменений, касающихся сведений о юридическом лице – можно сразу идти в суд).

Второе (А43-443/2017) — из серии «ну когда уже восторжествует здравый смысл!?». Многие (включая меня) сталкивались с невозможностью вызволить сданные документы из налоговой при отказе в совершении регистрационных действий. Все помнят Федеральный закон от 30.10.2017 № 312-ФЗ, частично решающий эту проблему – жаль только, что не прямо сейчас, а с 1 октября 2018 года, и не полностью, а только для ситуаций, когда вы твёрдо намерены довести дело до конца и устранить недостатки в поданном пакете документов. Если же сданный документ необходимо просто получить обратно, то простите – по-прежнему никак. Очевидно, всё поступившее немедленно пронзается брутальным чугунным дыроколом 1937 года выпуска и подшивается в бронированный гроссбух стальными цепями. Хотя ладно, видел я, как оно лежит на полочках без всяких цепей – такое близкое, с кровью и потом добытое в Москве в 4 экземплярах, такое нужное (для другой задачи) и такое недоступное, потому что «не отдам, не положено». Как было «не положено», так и осталось:

«При таких обстоятельствах суды сделали правильный вывод об отсутствии у регистрирующего органа оснований для возврата документов, представленных Фондом при обращении за государственной регистрацией изменений, связанных с внесением в учредительные документы юридического лица, и правомерно отказали в удовлетворении заявленного требования».

Остаётся уповать на пришествие электронной регистрации, для чего, опять же, Федеральный закон от 30.10.2017 № 312-ФЗ постепенно создаёт нужные условия. Глядишь, для наших внуков фраза «налоговая документы не отдаёт» будет бессмысленным набором слов.

Добавить
Для того, чтобы оставить комментарий или проголосовать, вам необходимо войти под своим логином или пройти несложную процедуру регистрации
Также, вы можете войти используя:

Объясните мне пожалуйста, почему суд решил, что из ст. 53 ФЗ 14 следует, что договор на все организации должен быть один? Я например не вижу даже моламайского намека на это в стоимость. 53.

5 декабря 2017 в 11:22
Почему решил, можно понять. Такой вывод суд сделал на основе системного толкования п. 3 ст. 53 закона об ООО и п. 3 ст. 17 закона о госрегистрации. В 53-й определено, что все реорганизуемые общества судьбоносное решение принимают вместе, для чего их участники вместе же собираются, причём сроки и порядок проведения собрания определяются договором о присоединении.  "Договор" при этом везде упоминается в единственном числе, а определяет он при этом отношения всех. В 17-й, когда описывается, что должно подать в ФНС присоединяющее общество, также упоминается договор в единственном числе. Чисто процедурно - скорее всего, завести в систему несколько договоров по одной реорганизации в форме присоединения просто-напросто технически невозможно. Но это к вопросу - почему. А вот  правильно ли и целесообразно ли (не считая технической целесообразности) так узко толковать, если воля участников ясно выражена в представленных ими договорах - другой вопрос.
5 декабря 2017 в 12:59

Все же считаю не верным решение суда. Как не перечитываю законы, все равно это не выводит на то, что договор должен быть один, в законе вообще речь идёт о присоединении 1 к 1, естественно договор будет 1. Но если компаний несколько, договор должен быть с каждой присоединяемой компаний отдельный имхо, а вдруг одна присоединяемая компания хочет немного иной порядок процедуры производить, нежели другая присоединяемая, что отражается в его договоре. Да и потом, документы на прекращение деятельности в налоговую подаёт присоединяемая компания не зависимо от других присоединяемых компаний, тут речи о техническом принятии разных договоров вообще не может идти речи. Я бы обжаловал и этот решение)))

5 декабря 2017 в 13:22

Сообщение от ололо

«в законе вообще речь идёт о присоединении 1 к 1»

Не совсем так. Статья 53 закона об ООО (и п.1, и п.3) однозначно предусматривает и более сложный вариант присоединения, чем 1 к 1.
В инструкции для исполнителей договор в единственном числе: 
7. Для предоставления государственной услуги при реорганизации юридического лица в форме присоединения к нему другого юридического лица представляются (пункт 3 статьи 17 Федерального закона от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ):подписанное заявителем заявление о государственной регистрации по форме N Р16003, утвержденной приказом ФНС России от 25 января 2012 г. N ММВ-7-6/25@;договор о присоединении;передаточный акт.
И ещё вот тут можно посмотреть: http://regforum.ru/posts/1017_reorganizaciya_v_forme_prisoedineniya/и тут:http://regforum.ru/posts/351_zapolnenie_novyh_form_dlya_reorganizacii_12003_12001_16003/
5 декабря 2017 в 13:50

В этой статье указано - подаётся подписанное заявителем заявление Р16003, договор о присоединении и т.д., логично что договор указан в ед. числе, так как от одной присоединяемой компании один договор, ведь в законе указано конкретно - 1 заявление, 1 договор, 1 передаточный акт, они же не указывают предоставление заверенное заявителями заявлений Р16003)))) или я не так мыслю

5 декабря 2017 в 13:59
Так, так. :-) А до этого ещё есть 12003. :-)
5 декабря 2017 в 14:46

Да, есть Р12003, но нигде в законе не запрещено, подача на каждую присоединяемую компанию отдельной формы Р12003 (при этом, естественно все формы одновременно подаются), и решение о реорганизации принято каждой присоединяемой  компанией отдельно. Мы например так и подавали раньше на оно отдельными формами, чтобы в случае отказа по одной компании, остальные дальше продолжали рео. Вот как раз из-за этого тоже логично делать отдельные договора о присоединении. Вдруг при реорганизации одна компания из связки отказалась дальше реорганизоваться, или ей отказали в этом, получается всем остальным нужно этот один договор переутверждать и переподписывать.

5 декабря 2017 в 14:57
И с точки зрения здравого смысла, и с точки зрения основных начал гражданского права, согласен.  Интересно, попадёт ли дело в Верховный  Суд - если да, то поглядим. Но думаю, что истинная причина всё-таки техническая, где-то в формах (видимо, компьютерных) зашит алгоритм: 1 реорганизация - 1 договор. И пока не поправят, будут такие отказы.
5 декабря 2017 в 15:10