Топ 20: самые интересные дела уходящего года

  • 19 декабря 2017 в 9:24
  • 4047
  • 22
  • 12

Привет, коллеги!

С трудом верится, но 2017 год, кажется, вот-вот закончится. Можно оглянуться на пройденную дистанцию и вспомнить: что интересного повстречалось нам на пути за почти уже истекшие двенадцать месяцев. В частности, что запомнилось из опубликованных за 2017 год материалов судебной практики. Разумеется, «дела года» в гражданско-правовой сфере – это многократно описанные и исследованные дело «Бомарше» и дело «Архи.ру» (о «цитировании фотографий»), тут нет сомнений. Но и прочие дела – одни попроще, другие позаковыристее, одни экономические, другие бытовые – оставили свой след в отечественном праве и наших умах. Предлагаю вам мой сугубо личный «ТОП-20» этих «прочих». Не берусь присуждать призовые места, поэтому дела даны просто в условно хронологическом порядке – так, как они попадали в мою «особую картотеку». Некоторые уже были предметом обсуждения на «Регфоруме» (в том числе с моей подачи), некоторые – нет, но скучных среди них не будет – гарантирую.

1. Частное мнение на букву «г»

Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 3 февраля 2017 г. № Ф07-13439/16 по делу № А56-33549/2016 порадовало упражнениями в изящной словесности (наподобие «термин "г**но" является максимальным эвфемизмом по отношению к акциям истца») - но и выработанная судом правовая позиция представляет интерес. Можно ли заставить ответчика удалить из блога в Интернете комментарии, в которых акции АО оцениваются как это самое «г**но»? Будет ли подобная оценка акций оценкой самого АО и, соответственно, ударом по его деловой репутации? Суд округа пришел к заключению, что истец прав лишь отчасти: форма оскорбительна, но в остальном выражено всего лишь мнение (негативное) о субъекте предпринимательской деятельности и его акциях. Поэтому «г**но» следует удалить (нет, впрочем, никаких препятствий к замене его на что-то более цензурное вроде «копролит»),  «в остальной же части требования удовлетворению не подлежат, т. к. невозможно обязать лицо опровергнуть собственное мнение и возложить на него обязанность по возмещению убытков, причиненных высказыванием такого мнения».

2. Дело «Анны Карениной»

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 15 февраля 2017 г. № С01-39/2017 по делу № А40-233779/2015 я уже представлял читающей публике. Демонстрация в телевизионном фильме обложки книги – повод взыскать компенсацию за нарушение исключительного права на произведение (в отношении дизайна), несмотря на то, что «Анна Каренина» как текст давно уже перешла в общественное достояние. Будем надеяться, что подобные дела останутся исключительными и единичными: в противном случае, сами понимаете, последствия могут быть поистине разрушительными.

3. Не тяни!

Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 4 мая 2017 г. № Ф03-1357/17 по делу № А59-3314/2016 разрешает спор банальный и обыденный: подрядчик просрочил окончание работ, заказчик пожелал взыскать с него неустойку. Но… есть нюанс. Между датой, когда исполнение должно было завершиться, и датой подписания акта приёма-передачи результата работ прошло около двух месяцев. Через три года именно они оказались решающими при определении: истёк срок исковой давности для взыскания неустойки или нет. Суд пришёл к выводу, что заказчик узнал о нарушении сразу же по окончании установленного договором срока, а не в момент подписания акта. А следовательно, срок исковой давности для взыскания неустойки за просрочку истёк. Данное дело непременно стоит взять на заметку всем подрядчикам и субподрядчикам, которым, чего уж греха таить, заказчики постоянно пытаются не заплатить, всячески затягивая подписание актов (это же гораздо дешевле, чем кредитоваться в банках). Возможно, кого-то оно спасёт от разорительной неустойки.

4. Спасибо, дети!

Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 12 мая 2017 г. № Ф08-2947/17 по делу № А32-14853/2016 я уже приводил в одной из статей как пример удачного противостояния владельца самовольной постройки муниципалитету. Напомню: снести самовольно построенное здание спортивного комплекса не удалось, поскольку был пропущен срок исковой давности. Суд установил: муниципалитет давным-давно знал о существовании данной постройки, поскольку на протяжении трёх лет арендовал спортзал для детско-юношеской спортивной школы – чин по чину, по результатам размещения муниципального заказа. То, что левая рука муниципалитета, управляющая имуществом, понятия не имеет о существовании правой ноги, ответственной за физкультуру и спорт – проблема исключительно муниципалитета: для суда это один организм. А на месте собственника спортивного комплекса я бы теперь предоставил зал в пользование детско-юношеской спортивной школе бессрочно и бесплатно: дети это здание просто спасли.

5. Тамбовская латимерия

Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 23 мая 2017 г. № Ф10-1401/17 по делу № А64-4131/2016 для меня (уральца) выглядит как живое ископаемое. Наверное, так смотрели учёные на только что выловленную рыбу латимерию, считавшуюся вымершей миллионы лет назад. Если государственное учреждение устанавливает на своей территории банкомат, чтобы сотрудники могли получать наличные в рамках зарплатного проекта – это вовсе не аренда федерального имущества сторонней коммерческой организацией! А договор с банком на оказание банковских услуг, содержащий условие об установке такого банкомата – никаким местом не притворная сделка, прикрывающая наглое пользование куском государственного пола площадью метр на метр! Эту нехитрую истину наше территориальное управление Росимущества осознало, на моей памяти, минимум лет восемь – девять назад. Почему подобная (считавшаяся вымершей) окаменелость вновь выплыла в Тамбове – палеонтологическая загадка. И спасибо суду, который упокоил её в очередной раз.

6. Страсти по аренде

Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 24 мая 2017 г. № Ф10-1712/17 по делу № А14-4591/2016 – практически готовый сценарий для мексиканского сериала с таинственными исчезновениями героев, появлением их через годы и непременной временной потерей памяти. Судите сами: давным-давно (в 2006 году) истец (индивидуальный предприниматель) сдал ответчику (тоже индивидуальному предпринимателю) в аренду нежилое помещение, передав по акту. В первой серии у главных героев мир, дружба и взаимопонимание. Возможно, даже любовь, хотя  не исключено, что и просто амнезия: как ещё объяснить тот факт, что когда срок договора истекает (при этом договор содержит условие о том, что он не подлежит пролонгации), никто не гонит ответчика прочь? Новый договор, однако, не заключается. Тут бы героям и расстаться, но этого не происходит: ответчик продолжает пользоваться помещением… почти десять лет. Годы летят, вокруг растут цены, однако денег за аренду никто не требует. Истца не видно, не слышно. Где он, не знает никто. Но однажды всё меняется…

Наши дни: откуда ни возьмись, внезапно выныривает истец с требованием: живо освободите моё помещение, которое вы занимаете безо всяких к тому оснований! И не забудьте возместить потери в виде рыночной стоимости арендной платы за весь период бездоговорного пользования… ну ладно, хотя бы в пределах трёх лет – всё равно миллион с лишним.

Тут ответчик искренне изумляется: эй, мы вообще-то уже больше года как съехали! До вас что, наши письма с передаточным актом на возврат арендованного имущества не доходили?

Потрясённый известием, истец таинственно пропадает вновь – да так, что ни его местонахождение, ни нахождение в живых не удаётся установить даже при помощи органов внутренних дел.

Суд, между тем, думает, думает – и приходит к выводу:

«даже при наличии в договоре аренды условия о том, что договор пролонгации не подлежит, фактическое пользование имуществом по истечению срока действия договора со стороны арендатора при отсутствии возражений со стороны арендодателя указывает на его возобновление на неопределенный срок» (орфография оригинала сохранена).

То есть заплатить за фактическое пользованием имуществом (до момента его освобождения) ответчику всё-таки придётся, но – по ставке арендной платы, установленной тем самым договором 2006 года – то есть в символическом ныне размере 3000 рублей в месяц за всё помещение. С зачётом ранее уплаченного… сорок две тысячи рубликов с вас.

В этом месте за кадром начинают играть марьячос, а ответчик пускается в странствие к нотариусу для внесения присуждённой суммы в депозит на имя таинственно сгинувшего истца. Продолжение следует?

7. Дело о хорошо подготовленном банкротстве

Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 26 мая 2017 г. № 306-ЭС16-20056 – иллюстрация к целому ряду крылатых фраз от «на всякого мудреца довольно простоты» до народного «на всякую хитрую… гайку… найдётся болт с обратной нарезкой». Каково это: в течение пяти лет терпеливо создавать и копить задолженность перед группой третьих лиц, формально не подпадающих под признаки аффилированности, ежегодно подтверждать задолженность актами, чтобы не «протухла» за давностью, потом взять банковский кредит, не вернуть, выйти на «контролируемое банкротство» — и с ужасом обнаружить, что суд оперирует не только формальными нормами, но и критериями «фактической аффилированности», позволяющими причислить кредиторов к одной группе лиц с должником «даже в тех случаях, когда структура корпоративного участия и управления искусственно позволяет избежать формального критерия группы лиц, однако сохраняется возможность оказывать влияние на принятие решений в сфере ведения предпринимательской деятельности». Вывод Судебной коллегии предельно ясен и беспощаден:

«выбор подобной структуры внутригрупповых юридических связей позволяет создать подконтрольную фиктивную кредиторскую задолженность для последующего уменьшения процента требований независимых кредиторов при банкротстве».

Как, казалось бы, всё было красиво и юридически безукоризненно подготовлено… а пришёл простой здравый смысл и всё поломал.

8. Претензия как образчик изящной словесности

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 26 мая 2017 г. № С01-390/2017 по делу № А40-147339/2016 греет душу всякого юриста. Пришло, пришло долгожданное признание! Судом установлено: написанный юристом текст досудебной претензии – литературное произведение! Нет, мы-то и без того всегда знали, что ежедневно создаём великие шедевры – но теперь имеем  авторитетное подтверждение. И, следовательно, можем задуматься о взыскании компенсации со всякого, кто решит списать наши нетленные строки и использовать их для устрашения собственных контрагентов. Приятно, коллеги-литераторы, не правда ли?

9. Дело о замаскированной неустойке

Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 6 июля 2017 г. № Ф06-21484/17 по делу № А12-50782/2016 может оказаться интересным для многих. Стороны предусмотрели в договоре, помимо неустойки за нарушение срока оплаты товара, условие, согласно которому на неоплаченную сумму начисляются проценты за пользование коммерческим кредитом. Вполне законное, между прочим, условие. Суд, однако, оценил его иначе - как замаскированную меру ответственности: «денежная сумма, обозначенная в виде процентов за пользование коммерческим кредитом, также является неустойкой, поскольку подлежит уплате в случае неисполнения покупателем обязательства по оплате товара и является мерой ответственности за такое нарушение». Соответственно, взыскание ещё и этих процентов явилось бы применением двойной меры ответственности за одно нарушение, что недопустимо. Хватит с истца и той неустойки, которая в договоре прямо названа таковой.

10. И снова об аренде

Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 26 июля 2017 г. № Ф10-2927/17 по делу № А54-2764/2016 ценно выводом. На требование признать недействительным автоматическое продление действия договора аренды на новый срок суд ответил так: «автоматическая пролонгация договора аренды не является сделкой, таким образом, предмет исковых требований в рассматриваемом случае отсутствует». Прекрасный материал и для теоретического осмысления, и для практики (в частности, для решения вопроса – нуждается ли такой договор в государственной регистрации).

11. Почта... просто почта

Невозможно читать Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 26 июля 2017 г. № Ф02-3148/17 по делу № А19-4067/2016 без сильных эмоций. «Почта России»… продолжать надо? Итак, «Почта России» в своё время сдала помещение в почтовом отделении другой организации связи – фактически, в аренду, но дабы не соблюдать положенные процедуры в отношении федерального имущества, договор аренды закамуфлировали под «договор на оказание комплекса услуг по содержанию (эксплуатации) помещения». В какой-то момент было решено, что арендатор мало платит, и «Почта России» пошла в суде ва-банк, раскрыв карты. Да, была аренда. Да, без проведения торгов и без согласия собственника – а значит, данная сделка недействительна и с арендатора надо взыскать стоимость пользования помещением. Суд пожал плечами, сопоставил рыночный размер арендной платы за помещение за искомый период (134 768 рублей 93 копейки) и фактически уплаченную за это время по «неправильному» договору сумму (136 864 рубля) и деликатно воздержался от вопроса: ЗАЧЕМ?! Опустим же завесу милосердия над концом этой сцены (с) Марк Твен.

12. Дело о гарантийных удержаниях (полшага от трясины)

Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 3 августа 2017 г. № Ф07-8149/17 по делу № А56-53934/2016 – капля успокоительного в тревожную душу юридического сообщества, всё ещё с опаской оглядывающегося на фразу о возможности «привязки» оплаты по договору к совершению неких действий третьим лицом, неосторожно (или намеренно?) брошенную в разъяснениях Верховного Суда (Обзор судебной практики № 2 за 2017 год). Положение договора, в соответствии с которым оплата субподрядчику производится генподрядчиком после ввода объекта в эксплуатацию заказчиком, признано не подлежащим применению:

«Условие Договора об окончательном расчете после ввода объекта в эксплуатацию не может являться условием о сроке, поскольку не отвечает в рассматриваемом случае требованию неизбежности».

В данном конкретном деле речь шла о сумме гарантийных удержаний – но общий вывод суда шире по смыслу и вселяет надежду, что мы всё-таки не скатимся в самоубийственную трясину «абсолютной диспозитивности» при толковании статьи 327.1 ГК РФ.

13. Шах, мат… и ещё не раз мат

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 21 августа 2017 г. № С01-637/2017 по делу № А40-61097/2016 у моих знакомых, имеющих отношение к шахматам, вызывает реакцию бурную и не всегда укладывающуюся в рамки приличий. Всё просто: на требование истца запретить ответчику трансляцию шахматных ходов с определенного турнира и взыскать убытки, Суд по интеллектуальным правам ответил, что «шахматные ходы (шахматные партии), будучи информацией без каких-либо признаков творческого характера и оригинальности, не являются объектом прав интеллектуальной собственности». Комментарии, думается, излишни.

14.  Цессия в законе

Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 12 сентября 2017 г. № 310-ЭС17-8734 – начало целой цепочки очень похожих дел, суть которых сводится к простой истине: исполнитель по государственному или муниципальному контракту вправе уступить другому лицу денежное требование к заказчику. Запрет замены поставщика (подрядчика, исполнителя), установленный пунктом 5 статьи 95 Закона № 44-ФЗ, на данную ситуацию не распространяется.

15. В аквапарк – со своей газировкой

Определение Верховного Суда РФ от 15 сентября 2017 г. № 306-КГ17-12283 (по делу № А65-23535/2016) интересно, в первую очередь, в лично-бытовом отношении, но если учесть возможность расширительного толкования, то и не только. Верховный Суд встал на сторону Роспотребнадзора, признавшего незаконными некоторые правила, установленные конкретным аквапарком: нельзя приносить свои еду и напитки; в аквапарк могут не пустить лиц, которые не принимают или не понимают (!) правила пользования аквапарком, и сакраментальное — «за вещи, оставленные в шкафчиках, администрация ответственности не несёт». Сколько в стране разного рода заведений, где действуют подобные (а то и куда более нелепые) правила? Приведённое определение – настоящая инструкция по борьбе с ними для юристов и «продвинутых» потребителей.

16. Призрак бродит по Европе…

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 21 сентября 2017 г. по делу № СИП-461/2017 посвящено процессуальным вопросам, но пройти мимо приключений этого дела я просто не мог. Сюрреализм ситуации начинается с фабулы иска: коммунисты не поделили слово «коммунистическая»! Политическая партия "Коммунистическая партия Российской Федерации" требует от политической партии «КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ КОММУНИСТЫ РОССИИ» прекратить использование этого наименования как сходного до степени смешения. Заявление подаётся в Арбитражный суд города Москвы, но тот прекращает дело в связи с неподведомственностью рассматриваемого спора арбитражному суду. Истец обращается в районный суд общей юрисдикции, однако он отказывается рассматривать дело и отправляет заявителей в Суд по интеллектуальным правам. Но и тот возвращает исковое заявление «поскольку рассмотрение требований, изложенных в нем, не отнесено к компетенции Суда по интеллектуальным правам в качестве суда первой инстанции». Идите в арбитражный суд субъекта Российской Федерации! Круг замкнулся. Обращаться больше некуда. Мир, однако, не без добрых людей — и Президиум Суда по интеллектуальным правам (не преминув, правда, отметить, что спор всё равно неподведомственен арбитражным судам) вынужден согласиться, что Суду по интеллектуальным правам придётся принять дело к своему производству – поскольку больше некому. Интересно, что в итоге решат по существу (следующее заседание 16 января 2018 года).

17. Граждане! Сдавайте валюту!

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 17 октября 2017 г. № 5-КГ17-138 – живая иллюстрация к кочующей из издания в издание учебного практикума задаче о займе в иностранной валюте. Если заем номинирован в евро, но деньги предоставлены в рублях – должна ли быть взыскана с неисправного заёмщика (заёмщиков) та же сумма в рублях (плюс проценты) или взыскать надо рублёвый эквивалент суммы займа в евро (плюс проценты)? Суды во мнениях разошлись, но Верховный Суд выбрал второй вариант. Что, как мне кажется, совершенно логично.

18. Дело о картонной коробочке

Решение Суда по интеллектуальным правам от 26 октября 2017 г. по делу № СИП-195/2017 я уже упоминал: это тот самый случай, когда суд оставил в силе решение Роспатента о признании недействительным патента на изобретение под мудрёным названием «Держатель для метки циферблата настенных стрелочных часов» как не соответствующее условию патентоспособности «изобретательский уровень». Бывший (теперь уже) патентообладатель – личность в своём роде гениальная. Вот составленное им описание «изобретения», продержавшегося в таковом статусе более пяти лет (и это несмотря на яростное оспаривание со стороны очень серьёзных компаний, располагающих весьма грамотными юристами):

«Держатель для метки циферблата настенных стрелочных часов, характеризующийся тем, что он содержит стенку или оболочку, полость и фиксатор, причем стенка или оболочка выполнена в виде границы полости и содержит крышку с периферийным элементом, стойку с опорными элементами, днище, при этом крышка и днище размещены напротив друг друга, а стойка с опорными элементами размещена между днищем и крышкой, причем периферийный элемент размещен в полости и установлен с возможностью взаимодействия с участком поверхности стойки, которая обращена к полости, а опорные элементы размещены под крышкой и выполнены в виде крайних участков опоры и установлены напротив друг друга, а фиксатор образован опорными элементами и крышкой с периферийным элементом, причем стенка или оболочка выполнена с возможностью обеспечения доступа в полость посредством крышки с периферийным элементом, которая установлена с возможностью частичного поворота относительно стойки».

Да, правильно: одним словом это чудо техники называется «коробочка». Например, такая, в какие пакуются лекарства (о способах «применения» данного патента против фармацевтических компаний и аптечных сетей я уже писал – но даже не читавший может легко догадаться). Всё, дождались: аннулировали, наконец.

19.  Дело о курящем соседе

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 7 ноября 2017 г. № 67-КГ17-16 – совершенно бытовое, но настолько актуальное, что моим некурящим организмом было принято близко к сердцу. Гражданин смог взыскать компенсацию морального вреда с соседа, который курил у себя в квартире на лоджии – дым при этом шёл к соседям сверху. До боли знакомая ситуация! Выводу суда – аплодисменты всех некурящих:

«Право гражданина пользоваться жилым помещением свободно, в том числе курить в нем, должно осуществляться таким образом, чтобы последствия потребления табака, которые могут вызвать проникновение табачного дыма или запаха табака в жилое помещение соседей, не распространялись за пределы помещения курящего лица и не причиняли неудобства соседям».

20. Понеслось!

Определение Арбитражного суда Московского округа от 29 ноября 2017 г., отказавшего в кассационном пересмотре судебных актов по делу № А41-90214/2016 – очевидно, завершающий штрих в первом значимом деле о взыскании убытков за недобросовестное ведение переговоров по статье 434.1. ГК РФ. Взысканная сумма упущенной выгоды впечатляет: 15 665 814, 84 руб. Несостоявшийся арендатор (всемирно известная торговая сеть) полгода вёл переговоры с потенциальным арендодателем по поводу аренды склада, но в последний момент отказался от заключения договора аренды «ввиду отсутствия надлежащим образом оформленного корпоративного одобрения сделки». Владелец склада к этому моменту освободил его под нужды нового партнёра, расторгнув договоры с прежними арендаторами – и, естественно, понёс имущественные потери.

«В данном случае, поведением ответчика, в процессе ведения переговоров, было сформировано разумное ожидание истца в благоприятном их завершении, чему противоречит последующее поведение ответчика по внезапному и неоправданному прекращению переговоров на их финальной стадии уже после подписания договоров со стороны истца».

Констатируем факт: статья 434.1. ГК РФ реально заработала. Начало положено!

Добавить
Для того, чтобы оставить комментарий или проголосовать, вам необходимо войти под своим логином или пройти несложную процедуру регистрации
Также, вы можете войти используя:
Алексей, добрый день. Спасибо за статью!  В п. 17 Сдавайте валюту! активная ссылка не на тот судебный акт, который вы указали в описании. 
20 декабря 2017 в 9:55
Спасибо, поправил ссылку!
20 декабря 2017 в 10:00
Вам спасибо! И за отзыв, и за поправку.
20 декабря 2017 в 14:50
Класс!
20 декабря 2017 в 16:43
Благодарю!
20 декабря 2017 в 19:43
5000 моральной компенсации за 5 лет курения? Такая насмешка.
21 декабря 2017 в 13:45
В сравнении с обычным "мой балкон - мои правила" - уже большой прогресс. Маленький шажок для человека, но огромный - для человечества. :-) Вспомните, какие суммы и при каких условиях изначально взыскивались как возмещение морального вреда (ну хотя бы в пользу потребителей) - и как всё изменилось сегодня.
21 декабря 2017 в 13:49
Видно соседи давно не в ладах друг с другом... )
26 декабря 2017 в 13:25
Шикарная подборка!
Кстати дело под номером 16, думаю закончится ничем для КПРФ. Ведь слово-то единственное, которое может обозначать именно коммунистические взгляды. Синонимов нет. (слово "социалистический", думаю, не синоним совсем).
26 декабря 2017 в 13:32
Спасибо! Целый год собирал. :-) Я тоже думаю, что суд вряд ли предпримет что-то радикальное. Ну да посмотрим.
26 декабря 2017 в 21:14
Браво!
26 декабря 2017 в 21:04
Благодарю!
26 декабря 2017 в 21:15