Новое регулирование механизма возврата доли в уставном капитале ООО

  • 7 июля 2015 в 9:51
  • 1582
  • 6
  • 1

В предыдущей статье, посвященной вопросам восстановления корпоративного контроля при утрате доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, мы представили читателю основные случаи утраты участником общества с ограниченной ответственностью доли в уставном капитале помимо его воли, а также описаны способы возврата доли и восстановления корпоративного контроля. В настоящей статье будет проведен анализ нового регулирования механизма возврата доли участнику, утратившему ее помимо своей воли, а также основания для отказа в восстановлении таким лицом корпоративного контроля. 

Дополнение в ГК РФ

Федеральным законом от 05.05.2014 № 99-ФЗ «О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации» ГК РФ был дополнен новой ст.65.2 «Права и обязанности участников корпорации», п. 3 которой устанавливает механизм защиты участника общества, утратившего долю помимо своей воли, основания для отказа в удовлетворении иска, а также вопросы компенсаций.

Таким образом, законодательно закреплен институт восстановления корпоративного контроля. Необходимость данного механизма обусловлена таким нередким негативным явлением в российском бизнесе, как неправомерный захват акций, долей хозяйственных обществ, известным также как рейдерские захваты. Как правило, такие захваты заключались в подделке документов по сделкам, направленным на отчуждение долей. Суды удовлетворяли иски о виндикации долей при наличии достаточных доказательств факта выбытия доли помимо воли потерпевшего. Тогда рейдеры стали усложнять ситуацию, играя с перепродажей долей по частям, изменением размера уставного капитала, конвертацией, проведением реорганизаций и т. д. с целью создания препятствий для истребования доли, так как к моменту рассмотрения иска становилось неясно, кому принадлежит доля после размытия и, следовательно, у кого ее можно истребовать. Однако, как было указано выше, и этому был положен окончательный конец в 2008 году, когда Президиум ВАС РФ применил новый способ защиты в виде восстановления корпоративного контроля.

Затем Федеральный закон от 30.12.2008 № 312-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» усложнил жизнь «внешним» рейдерам, установив необходимость совершения сделок по отчуждению доли в уставном капитале общества третьим лицам в нотариальной форме. Однако для совершения сделок по переходу или перераспределению долей среди участников общества требование о нотариальной форме не распространяется, что создает почву для «внутреннего» рейдерства недобросовестными участниками общества. Тут также отметим, что с 01.01.2016 вступят в силу правила о том, что заявление участника о выходе из общества подлежит обязательному нотариальному удостоверению. Представляется, что введение законодателем данной нормы направлено также на предотвращение случаев незаконного завладения долями участников общества помимо их воли.

Введение законодателем комплексного института восстановления корпоративного контроля направлено в первую очередь на оптимизацию защиты лица при выбытии из его владения доли в уставном капитале общества. Оптимизация видится в возможности в рамках одного иска предъявить нескольких разных требований (оспаривание сделок, решений, реорганизации и др.), объединенных общей целью, ориентированной на восстановление корпоративного контроля.

Одним из важных нюансов п. 3 ст. 65.2 ГК РФ является установление необходимости учитывать интересы иных лиц. Так, если последний (владеющий) приобретатель докажет свою добросовестность, то в случае возврата доли он сможет требовать справедливую компенсацию, размер которой будет определяться судом. Представляется, что такая компенсация будет являться своеобразной платой за надлежащее осуществление корпоративных прав и обязанностей, предоставленных долей.

Остались вопросы

Исходя из общих принципов и правил гражданского законодательства, имеем основания предположить, что в случае недобросовестного осуществления приобретателем прав участника, в компенсации будет отказано. Закон не поясняет, какими критериями должен руководствоваться суд при определении размера компенсации, необходимо ли брать за точку отсчета номинальную стоимость доли, стоимость ее приобретения или действительную стоимость доли (процент стоимости) либо размер компенсации не должен зависеть от указанных факторов.

Также остается открытым вопрос покрытия понесенных приобретателем издержек в связи с осуществлением корпоративных прав и обязанностей, в частности будут ли суды учитывать понесенные издержки, если они не были вызваны острой необходимостью. Представляется, что для определения справедливого размера компенсации суды должны учитывать то, как приобретатель осуществлял корпоративные права и каковы последствия такого осуществления для общества (например, в случае если им были предприняты действия по предотвращению убытков для общества или наоборот и т.д.). Возможно, для определения справедливого размера компенсации судом будет назначаться экспертиза, которая и должна будет учитывать все нюансы периода владения долей, последствия осуществления корпоративных прав и обязанностей, предоставленных такой долей, (например, повлекло ли управление данным лицом долей существенную пользу для общества) и др. Полагаем, что суды должны устанавливать размер компенсации в разумных пределах.

Обязанность выплачивать такую компенсацию будет возлагаться на потерпевшего, то есть на лицо, из чьего владения и выбыла доля первоначально. Впоследствии, наряду с причиненными убытками, размер такой компенсации может быть взыскан потерпевшим с лиц, по вине которых произошла утрата доли.

Введение нормы об обязанности выплачивать компенсацию добросовестному приобретателю направлено на соблюдение принципа возмездности (если рассматривать компенсацию как плату за надлежащее осуществление корпоративных прав и обязанностей, управление долей), недопущение возникновения на стороне потерпевшего неосновательного обогащения (речь идет о затратах, которые необходимо было понести, например судебные издержки в случае удовлетворения требования о взыскании убытков с директора), а также на установление превентивной меры по недопущению выбытия доли у первоначального собственника и последующей процедуры ее возврата.

Также закон предусматривает, что в случае отказа в возвращении доли по причине того, что возврат приведет к несправедливому лишению иных лиц их прав участия или повлечет крайне негативные социальные и другие публично значимые последствия, лицу, утратившему помимо своей воли права участия в корпорации, лицами, виновными в утрате доли участия, выплачивается справедливая компенсация, определяемая судом. Размер компенсации, представляется, должен быть определен с учетом конкретных обстоятельств дела, в том числе должен быть учтен доход, на получение которого мог бы рассчитывать потерпевший в случае восстановления корпоративного контроля. Отметим также, что помимо компенсации потерпевший в указанном случае вправе требовать выплату ему действительной стоимости доли.

Дискреционные полномочия

Довольно неоднозначным является закрепление возможности добросовестного приобретателя претендовать на сохранение за ним права на долю, если возвращение доли приведет к несправедливому лишению иных лиц их прав участия или повлечет крайне негативные социальные и другие публично значимые последствия. Отсюда следует, что при рассмотрении иска о восстановлении корпоративного контроля суд с достаточной степенью своего усмотрения может либо удовлетворить иск, либо назначить размер компенсации, подлежащей выплате потерпевшему. Такие дискреционные полномочия порождают ряд проблем.

Во-первых, отсутствует критерий справедливости лишения прав участия иных лиц. Каково должно быть соотношение доли потерпевшего и иных лиц, которые могут лишиться своих долей в случае удовлетворения иска? Фактически законодатель допускает, что защита абсолютного права одного лица может быть поставлена в приоритет перед защитой прав других лиц в зависимости от объема имущества, в данной ситуации – размера доли.

Далее, остается открытым вопрос критериев признания последствий негативными в случае возврата доли потерпевшему. Может ли приобретатель претендовать на сохранение за ним права на долю, если при его выбытии общество лишится предоставленного им имущества, обеспечивающего возможность деятельности? Будет ли риск ликвидации и лишение значительного числа лиц рабочих мест значимым социальным последствием, для предотвращения которого суд может сохранить долю за приобретателем?

Еще один немаловажный вопрос, который возникает при рассмотрении некоторых корпоративных споров, – стоит ли учитывать мнение иных участников общества? Возврат доли потерпевшему может повлечь негативные последствия для общества, о чем на стадии рассмотрения дела не будет известно. Таким образом, на плечи суда ложится рассмотрение не только спора о праве на долю в уставном капитале общества, но и, по сути, вопроса предотвращения возможных негативных последствий для неопределенного круга лиц. Кроме того, сознательное допущение законодателем возможности судебного усмотрения без установления предельных границ или четких критериев может повлечь злоупотребления, в том числе, коррупционного характера.

К моменту подготовки данной статьи к публикации в картотеке арбитражных дел не содержалось ни одного судебного акта, в котором бы суды ссылались на п. 3 ст. 65.2 ГК РФ. Следовательно, как будет осуществляться право применение указанной нормы пока не известно.

В заключение стоит обратить внимание, что своевременное принятие необходимых мер позволит избежать споров о восстановлении прав на утраченную долю либо существенно предотвратить возможный вред. Зачастую участник узнает о лишении его доли в уставном капитале общества по истечении длительного срока, что может лишить его права на судебную защиту (заявление оппонента о пропуске срока исковой давности). Для нивелирования таких рисков участнику следует надлежаще пользоваться правами и осуществлять обязанности, в том числе участвовать или интересоваться деятельностью компании, запрашивать документы, участвовать на общих собраниях участников, периодически запрашивать выписки из ЕГРЮЛ, хранить документы, подтверждающие оплату доли в уставном капитале, а также предпринимать иные необходимые действия для предотвращения возможных злоупотреблений со стороны третьих лиц.

Добавить
Для того чтобы оставить комментарий или проголосовать, вам необходимо войти под своим логином или пройти несложную процедуру регистрации
Также, вы можете войти используя:

Написано информативно, и тема сама по себе интересная, но как-то черезмерно академическим языком, что-ли. Но всё равно благодарю за статью!

3 августа 2015 в 18:19