Хотите, Регфорум подберет проверенного исполнителя для решения ваших задач?

Моральный вред компании: история вопроса и текущее регулирование

  • 2 октября 2015 в 11:55
  • 2554
  • 10
  • 2

Добрый день коллеги!

Хочу обратить ваше внимание на такой нестандартный вопрос, как моральный вред для юридического лица. Вопрос, на первый взгляд, абсурдный, мол, как это юридическому лицу можно такой вред нанести? Тем не менее, в истории российского гражданского законодательства этот вопрос периодически всплывал.

История вопроса

В ст. 7 Гражданского кодекса РСФСР было указано на возможность возмещения морального вреда лишь гражданину, при этом моральный вред был приравнен к неимущественному вреду, одной из разновидностей которого названо умаление чести и достоинства.

В Основах гражданского законодательства СССР и республик от 31 мая 1991 г. появилось внутреннее противоречие. С одной стороны, в ст. 131 Основ при определении понятия «моральный вред» его возможность причинения юридическому лицу не упоминалась, а в ст. 126 было прямо указано на то, что в отношении юридического лица подлежит возмещению только вред, причиненный имуществу. С другой стороны в п. 7 ст. 7 Основ содержалось прямое указание на то, что и юридическое лицо вправе требовать возмещения именно морального вреда, причиненного ему распространением в отношении него сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию.

Соответственно в судебной практике стали появляться иски юридических лиц о возмещении морального вреда, но Пленум Верховного Суда РФ в своем постановлении от 18 августа 1992 г. № 11 «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан и организаций» обошел стороной вопрос о возможности возмещения юридическому лицу морального вреда.

Актуальность вопроса о взыскании морального вреда в пользу юридического лица обострилась в связи с введением в действие с 1 января 1995 г. части первой Гражданского кодекса РФ. Из п.п. 5, 7 ст. 152 которого следовало право юридического лица, в отношении которого распространены сведения, порочащие его деловую репутацию, наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением.

Соответственно в постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18 августа 1992 г. № 11 были внесены изменения, в нем появилось указание на право юридического лица требовать компенсации морального вреда.

Однако на уровне высших судебных инстанций судебная практика стала складываться неоднозначно.

Суды не сошлись во мнениях

Уже в постановлении от 5 августа 1997 г. № 1509/97 Президиум ВАС РФ указал на то, что моральный вред — это физические и нравственные страдания, и исходя из смысла ст. 151 Гражданского кодекса РФ он может быть причинен только гражданину, но не юридическому лицу. Далее в постановлении от 1 декабря 1998 г. № 813/98 Президиум ВАС РФ подтвердил свою позицию, указав что юридическое лицо не может испытывать физические или нравственные страдания и ему невозможно причинить моральный вред. Президиум ВАС РФ в своих постановлениях ориентировал суды на то, что деловая репутация юридического лица защищается посредством опровержения распространенных сведений и возмещения убытков.

Вместе с тем, 4 декабря 2003 г. Конституционный Суд РФ в своем определении № 508-О указал на то, что юридические лица не лишены права предъявлять требования о компенсации убытков, в том числе нематериальных, причиненных умалением деловой репутации, или нематериального вреда, имеющего свое собственное содержание (отличное от содержания морального вреда, причиненного гражданину), которое вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения.

То есть Конституционный Суд РФ ввел неизвестное на тот момент отечественному законодательству понятие «нематериальные убытки», предполагая их по всей видимости разновидностью «обычных» убытков, на что указывает оборот «в том числе».

Кроме того, Конституционный Суд РФ указал на возможность взыскания в пользу юридического лица нематериального вреда (отличного от морального), который может быть причинен юридическому лицу умалением его деловой репутации.

Пленум Верховного Суда РФ в п. 15 постановления от 24 февраля 2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» указал на то, что

Правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, применяются и в случаях распространения таких сведений в отношении юридического лица.

После указанного определения КС РФ и постановления Пленума ВС РФ в судебной практике появилось много дел по искам юридических лиц о взыскании как нематериальных убытков, так и нематериального (морального) вреда.

Судебная практика пошла разными путями. Одним путем стало полное отождествление нематериальных убытков с обычными убытками и необходимость доказывания их размера, при этом возможность компенсации нематериального (морального) вреда отрицалась. В этой связи интересно постановление Президиума ВАС РФ от 9 июля 2009 г. № 2183/09. Иск был предъявлен о взыскании убытков, причиненных незаконными действиями госорганов, и нематериальных убытков, причиненных умалением деловой репутации. В своем постановлении Президиум ВАС РФ не воспринял термина, введенного КС РФ, поименовав требование истца о взыскании нематериальных убытков требованием о взыскании убытков, причиненных умалением деловой репутации, и указал на необходимость подтверждения размера таких убытков. Но какие-то суды стали оперировать понятием «нематериальные убытки». В качестве примера можно привести постановление ФАС УО от 22 января 2007 г. № Ф09-12038/06-С6, в котором суд указал на то, что возможность возмещения морального вреда возникает в случае, если субъект способен претерпевать нравственные или физические страдания, чего не может случиться с юридическим лицом. Между тем, юридическое лицо не лишено права

предъявлять требования о компенсации убытков, в том числе нематериальных, причиненных умалением деловой репутации.

Другим путем стало признание за юридическими лицами права на компенсацию нематериального ущерба (например, постановление ФАС МО от 11 сентября 2008 г. № КГ-А40/8303-08), репутационного вреда (например, постановление ФАС СЗО от 26 мая 2006 г. по делу № А05-9136/2005-23), морального вреда (например, постановление 14ААС от 26 марта 2013 г. по делу № А05-11714/2012), при этом все указанные понятия отождествлялись между собой, а вред компенсировался по правилам о компенсации морального вреда без необходимости представления доказательств его размера. В качестве примера можно привести постановление ФАС МО от 4 июля 2012 г. по делу № А40-77239/10-27-668, в котором сделан вывод о том, что

Возможность требования возмещения нематериального вреда предусмотрена законом в случае распространения сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию взыскателя, при этом размер компенсации определяется судом и не зависит от финансовых потерь истца, являющихся его убытками.

Президиум ВАС РФ, долго отрицавший возможность причинения нематериального вреда юридическому лицу, изменил свою позицию принятием постановления от 17 июля 2012 г. № 17528/11, в котором отметил, что

Юридическое лицо, чье право на деловую репутацию нарушено действиями по распространению сведений, порочащих такую репутацию, вправе требовать возмещения нематериального (репутационного) вреда при доказанности общих условий деликтной ответственности…, за исключением условия о вине ответчика, поскольку действующее законодательство… не относит вину к необходимым условиям ответственности за вред, причиненный распространением сведений, порочащих деловую репутацию.

Следует отметить, что вопрос о компенсации юридическому лицу нематериального (морального) вреда вставал в основном в связи с делами по спорам о защите деловой репутации. Возможность взыскания морального вреда основывалась на содержании ст. 152 ГК РФ, распространяющей все правила о защите чести и достоинства граждан на защиту юридическими лицами своей деловой репутации. Под всеми правилами можно было подразумевать и правила о компенсации морального вреда. Также такая возможность основывалась на упомянутой позиции КС РФ, высказанной в определении № 508-О, причем именно применительно к случаям умаления деловой репутации.

Однако позицию КС РФ расширительно применяли и в делах иных категорий. Ведь действительно, раз в одном случае такой вред возможен, то почему бы ему не быть возможным и в других случаях. Чаще всего с такими требованиями обращались компании из-за бездействия судебных приставов, долгое время не предпринимавших никаких действий для исполнения судебного акта.

Новая редакция ГК РФ исключила возможность компенсации морального вреда компаниям

1 октября 2013 г. вступили в силу поправки в ГК РФ, внесенные Федеральным законом от 2 июля 2013 г. № 142-ФЗ. В новой редакции ст. 152 возможность компенсации юридическому лицу морального вреда в связи с умалением его деловой репутации была прямо исключена.

Таким образом, была обозначена тенденция отечественного гражданского законодательства — отрицание возможности причинения юридическому лицу морального вреда, природа которого предполагает его компенсацию за причинение физических и нравственных страданий.

Так называемый репутационный вред юридического лица законодатель предложил защищать механизмом опровержения порочащих сведений и взысканием убытков.

Логичным продолжением обозначенной законодателем тенденции стало принятие коллегией Верховного Суда РФ определения от 17 августа 2015 г. по делу № 309-ЭС15-8331, в котором суд указал на то, что правовая природа морального вреда не предполагает его компенсацию юридическим лицам.

Данная позиция представляется обоснованной. Причинение юридическому лицу какого-либо нематериального (морального, репутационного) вреда не представляется возможным. Весь вред, который может быть причинен юридическому лицу, материален в силу правовой природы юридических лиц. При этом, безусловно, и в отношении юридических лиц в ряде случаев правомерно применять правила о возмещении убытков, аналогичные правилам о компенсации морального вреда. Речь идет о случаях, когда сильно затруднено или невозможно определение их размеров.

Кроме того, в ситуации, когда невозможно рассчитать и доказать точный размер убытков, придет на помощь правовая позиция ВАС РФ, сформулированная в постановлении Президиума ВАС РФ от 06.09.2011 № 2929/11 о недопустимости отказа в возмещении убытков, когда факт причинения убытков установлен и не доказан лишь точный размер убытков: "суд не может полностью отказать в удовлетворении требования... о возмещении убытков... только на том основании, что размер убытков не может быть установлен с разумной степенью достоверности. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципа справедливости и соразмерности ответственности".

Следует отметить, что упомянутое определение ВС РФ содержит внутреннее противоречие. С одной стороны в нем сделан вывод о том, что правовая природа морального вреда не предполагает его компенсацию юридическим лицам, но с другой стороны в нем указано, что все-таки могут существовать какие-то случаи, прямо предусмотренные законом, когда компенсация морального вреда возможна и в пользу юридического лица.

Таким образом, нельзя сказать, что вопрос о возможности компенсации юридическому лицу морального вреда по состоянию на текущий момент полностью закрыт.

Добавить
Для того чтобы оставить комментарий или проголосовать, вам необходимо войти под своим логином или пройти несложную процедуру регистрации
Также, вы можете войти используя:

Не поверите - сорвали, можно сказать, с кончика пера тему) 

Тема, как мне кажется, важная и интересная. Убытки не всегда можно рассчитать (особенно, когда они выражаются в том, что кто-то из потенциальных клиентов, узнав порочащие сведения и приняв их за чистую монету, просто пойдет к конкуренту). В этой ситуации возмещение репутационного вреда было хорошим ходом. С другой стороны, юрлицо и физические и нравственные страдания - явно не совместимые вещи. Жаль, что законодатель, указав, что моральный вред не применяется к юрикам, не пошел дальше и не закрепил репутационный вред в той или иной, пусть, может, и ограниченной, форме.

2 октября 2015 в 18:31

В ситуации, когда невозможно рассчитать и доказать точный размер убытков, придет на помощь правовая позиция ВАС РФ, сформулированная в постановлении Президиума ВАС РФ от 06.09.2011 № 2929/11 о недопустимости отказа в возмещении убытков, когда факт причинения убытков установлен и не доказан лишь точный размер убытков: "суд не может полностью отказать в удовлетворении требования... о возмещении убытков... только на том основании, что размер убытков не может быть установлен с разумной степенью достоверности. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципа справедливости и соразмерности ответственности".

2 октября 2015 в 18:591