младший юрист

Несимметричные договорные условия о подсудности: действительны или нет?

  • 3 декабря 2015 в 13:08
  • 1327
  • 4
  • 1

Зачастую стороны стараются заранее предусмотреть риски, связанные с судебными спорами по заключенному ими договору. Так, чтобы избежать дополнительных судебных издержек в связи с необходимостью ведения спора в неудобном для сторон суде, стороны заключают соглашения о подсудности. Принцип свободы договора позволяет контрагентам своим соглашением определить компетентный суд, в который можно обратиться для решения спора.

Однако стоить помнить, что возможность применения любых соглашений о подсудности не всегда подтверждается в ходе судебных разбирательств в российских арбитражных судах. К числу таких рискованных соглашений относится диспаритетное пророгационное соглашение. Это такое соглашение, в соответствии с которым одна сторона наделена правом на обращение с иском как в государственный суд, так и в коммерческий арбитраж, тогда как другая сторона такого права выбора лишена.

Такого рода условия нашли широкое признание в коммерческой практике по всему миру. Часто их можно встретить в инвестиционных контрактах, когда инвестор берет на себя значительные риски и потому старается максимально обезопасить свои интересы, предусмотрев для себя усмотрение в выборе процедуры разрешения спора, и одновременно в тех же целях ограничив такое усмотрение другой стороне. В то же время, возможность их применения в российском праве не является однозначной.

В настоящее время существует два подхода к оценке допустимости диспаритетных пророгационных соглашений. Первый подход заключается в том, что такие соглашения являются допустимыми и соответствующими действующему законодательству РФ в связи с принципами толкования договоров, свободы договора, а также экономической обоснованности такового (постановление ФАС Московского округа от 12.01.2010 № КГ-А40/14014-09).

Второй подход сформировался позднее. Он заключается в противоположной точке зрения, когда российские арбитражные суды решили сузить пределы принципа свободы договора и допустимость применения диспаритетных пророгационных соглашений, посчитав их недопустимыми, нарушающим принцип равенства всех перед законом и судом.

Так, постановление Президиума ВАС РФ от 19.06.2012 № 1831/12 по делу № А40-49223/11-112-401 поставило под вопрос применимость диспаритетных соглашений в российском праве. В указанном деле рассматривался спор между ЗАО «Русская Телефонная Компания» (далее - «РТК») с компанией «Сони Эрикссон Мобайл Коммюникейшнз Рус» (далее – «Сони Эрикссон»).

«РТК» обратилось в арбитражный суд города Москвы, потребовав обязать «Сони Эрикссон» заменить мобильные телефоны ненадлежащего качества на аналогичные мобильные телефоны надлежащего качества. «Сони Эрикссон», в свою очередь, указал на заключенное сторонами пророгационное соглашение, в соответствии с которым только «Сони Эрикссон» имел право заявить иск в арбитражный суд города Москвы, в то время как «РТК» обязано было обращаться со своими требованиями исключительно в Лондонский международный третейский суд. Арбитражный суд города Москвы оставил иск без рассмотрения на основании п. 5 ч. 1 ст. 148 АПК РФ. Апелляционная и кассационная инстанции, в свою очередь, поддержали данное решение. Однако Президиум ВАС РФ не согласился с решениями нижестоящих инстанций. Передавая дело на новое рассмотрение в арбитражный суд города Москвы, Президиум указал, что подобного рода соглашения противоречат принципу равноправия сторон гражданских правоотношений, принципу состязательности и равноправия сторон, и в целом «нарушают баланс интересов» сторон.

Пытаясь разрешить проблему наличия разрозненной судебной практики по вопросу допустимости применения диспаритетных пророгационных соглашений, ВАС РФ подготовил проект информационного письма Президиума ВАС РФ от 09.07.2013 № 158 (далее – «Проект информационного письма»), в котором предусмотрел отдельный пункт (п. 6), содержащий разъяснения о диспаритетном пророгационном соглашении, согласно которому сторона, лишенная пророгационным соглашением права на обращение в государственный суд, может, несмотря ни на что, обратиться за судебной защитой в государственный суд. Однако указанное положение не вошло в итоговый вариант информационного письма ВАС РФ.

Принцип равенства всех перед законом и судом является общим принципом гражданского законодательства, установленным ч. 1 ст. 19 Конституции РФ. Таким образом, на первый взгляд кажется весьма очевидным недействительность диспаритетных соглашений. Однако стоит заметить, что равенство контрагентов перед законом и судом заключается в обращении в те судебные инстанции, которые были согласованы в качестве компетентных для обеих сторон. Иными словами, стороны, процессуально равные в момент заключения договора, распоряжаются своими процессуальными правами таким образом, что одна сторона наделяется правом на обращение с иском как в государственный суд, так и в коммерческий арбитраж, в то же время другая сторона - нет.

Следует обратить внимание на то, что усматриваемый судами дисбаланс в положении сторон можно также обнаружить при выборе определенной подсудности в силу прямого указания закона. При этом стороны могут взаимно отказаться от рассмотрения спора в государственном суде, однако одна из сторон от такого права отказаться не может.

В заключение, хотелось бы отметить, что при заключении подобных пророгационных соглашений следует учитывать, что ни в Конституции РФ, ни в российском законодательстве не содержится императивных норм, которые делали ли бы невозможным существование диспаритетных пророгационных соглашений. Таким образом, стороны вправе заключать диспаритетное пророгационное соглашение, однако при этом, с учётом сложившейся судебной практики о недопустимости такого рода соглашений, сторонам стоит помнить о возможных трудностях в их реализации на практике.

Добавить
младший юрист
Для того чтобы оставить комментарий или проголосовать, вам необходимо войти под своим логином или пройти несложную процедуру регистрации
Также, вы можете войти используя:

Проблема в том, что такого рода условия чаще всего не согласовываются по доброй воле обеих сторон. "Сильная" сторона навязывает их "слабой". Хотя внешне всё выглядит благопристойно, подписи стоят - вроде бы сами так захотели. И разбираться каждый раз в соотношении воль суду крайне тяжело и чревато обжалованием. А значит, проще выработать общий принцип, за который не отвечает конкретный состав суда. Например "такие соглашения недействительны". Или - ещё лучше - "все споры, в которых затронуты интересы российских физических или юридических лиц, могут рассматриваться российскими судами, вне зависимости от соглашений между сторонами". Чем мы хуже североамериканцев или даже испанцев, которые в своих судах умудряются принимать решения по никак, вроде бы, не относящимся к их юрисдикции делам - если затронуты интересы их граждан или организаций? Ведь если стороны действительно по доброй воле договорились - почему тогда одна из них вдруг начинает протестовать против того, под чем подписалась? Внезапно перестала считать лондонский суд компетентным?

4 декабря 2015 в 8:26