«Новые гладиаторы»: спортивные трансферы глазами неспортивного юриста

  • 19 мая 2017 в 12:51
  • 1764
  • 10
  • 6

Привет, коллеги!

Юрист, как и врач – профессия специализированная. Кто-то из нас – функциональный аналог участкового терапевта, семейного доктора или врача общей практики, кто-то – стоматолога, а кому-то и проктология досталась, уж извините. Главное: в каждой специфической сфере человеческой деятельности непременно появляются, рано или поздно, юристы, под эту сферу специализированные. Знаю юристов сельскохозяйственных организаций, золотодобывающих артелей, команд КВН – и спортивных команд (хоть и местного значения). Спортивная юриспруденция, как и всякая специализированная – своя отдельная сфера знаний и навыков, куда обычному цивилисту с его дежурным «терапевтическим» инструментарием вторгаться и боязно, и интересно. Но интересно всё-таки больше, чем боязно, так что я рискну. Только чуть-чуть загляну – и сразу назад, пока не затянуло!

Благо, об интересующем меня явлении – трансферах, то есть переходах спортсменов и тренеров из одной спортивной организации в другую, юристами разных специализаций написано достаточно много статей (А.А. Карелин, С.И. Нагих, Н.Л. Пешин, С.В. Алексеев, О.А. Шевченко, А.М. Агузаров, М.А. Прокопец, Д.И. Рогачев, Ф. Де Вегер и др., ещё двух авторов упомяну отдельно чуть позже). Это даёт возможность не нырять сразу в пугающие глубины непознанного, а заняться, как любят выражаться научные журналисты, метаанализом: почитать, что умные люди пишут (не пытаясь их, как экспертов, ни в коем случае подменить), обобщить прочитанное — и попытаться выловить из общей массы интересующее конкретно меня.

Как человека, увлечённого исследованием всевозможных объектов гражданских прав (чем экзотичнее, тем интереснее), меня весьма волнует один вопрос. День за днём обнаруживая в новостях заголовки типа «клуб такой-то купил игрока такого-то за столько-то», невольно задумываешься. Тезис о развитии истории по спирали моё поколение заучило по Ленину, потом вычитало у Гегеля, а позже узнало, что вроде бы ещё Ксенофонт утверждал то же самое – так может, правда? Возвращались же к нам на достаточно длительный промежуток времени древнеримские «бестелесные вещи» в обличии бездокументарных ценных бумаг, и вернутся вновь – в цифровом формате, как вещи виртуальные. Почему не может вернуться – на новом витке и в новом антураже – возможность купить бойца для своей гладиаторской школы?

Процитирую два заголовка публикаций: «К вопросу об отчуждении экономических прав на футболистов третьим лицам» (А.Х. Нуриев) и «Как определить "стоимость" переходящего спортсмена?» (В.С. Каменков). Прекрасные статьи в своей области знания, кстати — рекомендую.

Обобщаем. «Стоимость» пока в кавычках – но она у спортсмена, получается, есть, хотя бы и с оговоркой. А вот «экономические права на футболистов» — уже без кавычек — и в статье, и в действующих руководящих документах, как минимум, в области футбола. (Задумался, к слову: право собственности – не экономическое?) За их (прав) передачу, собственно, и платятся деньги. Совместив, получаем стоимость экономических прав на спортсмена — хоть не личных пока, и то ладно (хотя, если разобраться… но это чуть дальше в статье).

А что у нас обладает стоимостью и способностью к отчуждению? Правильно – товар! Итого: права на спортсмена как товар, объект гражданского оборота. Это, подчёркиваю, уже данность, о которой пишут в научных изданиях, только пока ключевое слово в приведённом выражении – «права». Товар – как бы они, не спортсмен.

В научных статьях (особенно – в написанных специалистами в области трудового права) звучит, как мантра, успокаивающий рефрен: самих спортсменов как объект купли-продажи и гражданских прав никто не рассматривает, ни в коем случае! Ставшее уже классикой «Договорное право» М.И. Брагинского и В.В. Витрянского разъясняет:

«В повседневной практике спортивных клубов нередко заключаются договоры на аренду спортсменов в сфере игровых видов спорта. Такие договоры должны признаваться ничтожными сделками, поскольку физические лица (игроки) являются субъектами гражданских прав и ни при каких условиях не могут признаваться объектами гражданско — правовых сделок».

Так что следующего логического шага, при котором необязательное дополнение «права» выпадает, в обозримом будущем не предвидится (конечно, если в мире не произойдёт каких-то разительных перемен вроде ядерной войны с последующим откатом к варварству). У нас ведь нет официального рабства, только то самое «экономическое».

Но на современном витке спирали этот шаг и не нужен! Зачем зря эпатировать общественность? Думаю, что в нашу эпоху коммерческого спорта владелец спортивной команды, отдавая клубному топ-менеджеру указание «купите такого-то игрока», никаких кавычек вокруг «купите» всё равно не подразумевает. (У кого есть знакомый олигарх со своей футбольной командой – проверьте, пожалуйста, не ошибаюсь ли я.) Точно так же, как и римский сенатор, приказывавший ланисте своей гладиаторской школы приобрети того или иного бойца. Сегодняшние права на спортсмена как товар и древнеримские права на спортсмена как товар – найдите существенные отличия!

Поищем?

Регламент РФС

Вот передо мной Регламент РФС по статусу и переходам (трансферу) футболистов в самой свежей редакции (действующей с 15 мая 2017 года). В других видах спорта тоже имеется своя регламентация, но в футболе, пожалуй, она наиболее развитая. И в других странах есть свои правила, но в целом нормы стремятся к унификации на базе общих правил соответствующих спортивных федераций, поэтому возьмём этот регламент в качестве типичного примера.

Прежде всего, мы видим здесь определение – что такое трансфер:

«Переход («трансфер») футболиста – урегулированные регламентирующими документами ФИФА и настоящим Регламентом отношения, связанные со сменой футбольного клуба (спортивной школы), за который футболист зарегистрирован как участник соревнований по футболу».

Обратите внимание: не какими-то нормами национального или международного права, а внутренними нормами спортивной федерации. Ключевой момент – «привязка» спортсмена к клубу или школе посредством регистрации:

«Регистрация трудового договора футболиста (регистрация футболиста за футбольным клубом (спортивной школой) – акт уполномоченной согласно настоящему Регламенту организации (лица) в целях подтверждения отношений между футбольным клубом и футболистом, на которые распространяются нормы регламентирующих и иных документов ФИФА, УЕФА, РФС и Ассоциаций, а также учета и определения футболиста в соответствующем статусе».

Точно так же числился за своей школой римский гладиатор.

Теперь, внимание: договор о переходе игрока из клуба в клуб. Кто стороны этого договора?

«Трансферный контракт – двусторонний договор, заключаемый между профессиональными футбольными клубами, определяющий порядок, сроки и условия перехода (трансфера) футболиста-профессионала».

Как видите, сам спортсмен в этих отношениях не участвует. Исключение, правда, имеется:

«Трансферный контракт на условиях «аренды» – трёхсторонний договор, заключаемый между профессиональными футбольными клубами и футболистом-профессионалом, определяющий порядок, сроки и условия перехода (трансфера) футболиста-профессионала на условиях «аренды».

Аренда в нынешней редакции Регламента стыдливо забрана в кавычки (наверняка авторы тоже читали «Договорное право») – но кого это может ввести в заблуждение?

Деньги за трансфер, разумеется, проходят мимо самого игрока. Выплат здесь несколько видов:

«Компенсация за подготовку – денежная выплата, направленная на возмещение понесённых футбольным клубом (спортивной школой) расходов на обучение и подготовку футболиста…»

Компенсация производится по отдельному договору между клубами. Дополнительно на так называемую «солидарную выплату» могут претендовать клубы и школы, где спортсмен ранее проходил обучение и подготовку.

По трансферному же контракту оплачивается, собственно, передача спортсмена из клуба в клуб:

«Трансферная выплата – денежные средства, которые один профессиональный футбольный клуб выплачивает другому профессиональному футбольному клубу при переходе (трансфере) футболиста-профессионала…»

Что получается? Два клуба договором между собой определяют порядок, сроки и условия перехода спортсмена — за что, как правило, одним клубом другому платятся деньги. В случаях, когда такой переход носит постоянный характер, сам спортсмен в этих договорённостях даже не участвует. Если это не аналог продажи гладиатора – то что тогда?

Но простите: мы ведь не в Древнем Риме! Упоминается же в Регламенте какой-то там трудовой договор. И вообще: как все эти клубы могут заставить свободного современного человека делать то, о чём они договорились? Он, может, никуда переходить вовсе не желает? С ним-то так отношения регулируются?

Трудовой кодекс РФ

Если мы говорим про Россию, то у нас, как известно, весьма приличное трудовое законодательство. И спортсмены там учтены. Глава 54.1 ТК РФ так и называется: «Особенности регулирования труда спортсменов и тренеров». Читать её достаточно забавно: видно, с каким скрежетом пытались соединить в одно целое классические советские нормы ТК РФ и сложившуюся (в том числе международную) практику. Бью себя по рукам, чтобы не удариться в цитирование. Особенно занятна и показательна ст. 348.4 ТК РФ про временный перевод спортсмена к другому работодателю – как реализацию и оформление той самой «аренды». На время такого перевода действие основного трудового договора приостанавливается.

Со спортсменом, таким образом, у клуба имеется пусть и достаточно специфический (образец можно посмотреть, например, в приложениях к Регламенту РФС), но трудовой договор – вполне себе традиционный по составу сторон, без участия третьих лиц.

Некоторые спортивные организации, правда, избегают трудового права вообще: в литературе описаны случаи, когда с игроками и тренерами заключались гражданско-правовые договоры, и даже когда игроки и тренеры регистрировались как индивидуальные предприниматели (!), после чего заключали с клубами договоры возмездного оказания услуг (см., в частности, интереснейшую статью О.А. Шевченко «Природа и особенности спортивно-трудового договора в профессиональном спорте»). Впрочем, это в основном практика примерно десятилетней давности – думается, на сегодня в такого рода юридических трюках особой надобности нет.

В любом случае, договор у игрока или тренера всё равно заключён со своим клубом. В вопросе же о трансферах трудовое право нам ничего не даёт, поскольку здесь — отношения не работодателя и работника, а третьих лиц по поводу передачи прав на заключение договора с этим работником. Такого инструмента трудовое право не знает (скорее это непоименованный гражданско-правовой договор). Зато в главе 54.1 ТК РФ указали, пусть и не в первых строках: трудовые отношения с участием спортсменов и тренеров могут регулироваться, в частности, локальными нормативными актами, принимаемыми работодателями … с учетом норм, утвержденных общероссийскими спортивными федерациями. Тем самым, выполнив подобающие ситуации ритуальные телодвижения, Трудовой кодекс самоотстраняется, умывает руки и отходит в сторону, давая спортивным федерациям простор для собственного регулирования.

А потому мы опять возвращаемся к Регламенту РФС, чобы проверить, есть ли там – как в истинно применяемом в данном случае (для своего вида спорта) нормативном акте — ответ на два вопроса:

  • Может ли спортсмен уйти из клуба, если захочет?

  • И наоборот: может ли он не согласиться на трансфер?

Или, другими словами, применительно к древнему гладиатору: свободен ли он и можно ли его продать?

Уход футболиста из клуба

Начнём с ухода из клуба. Не знаю, как в керлинге или пинг-понге, там своё регулирование, а вот в футболе действует, оказывается, потрясающий принцип – принцип стабильности трудовых договоров (ст. 8 Регламента):

«Расторжение трудового договора между профессиональным футбольным клубом и футболистом-профессионалом в течение спортивного сезона, как правило, не допускается, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Регламентом».

и

«В случае прекращения трудового договора без уважительной причины, сторона-нарушитель во всех случаях выплачивает другой стороне компенсацию, которая рассчитывается в порядке, предусмотренном настоящим Регламентом».

Нет, это уже не гладиаторы! Это – порождение более поздней общественной формации: крепостные раннего Средневековья. Самый натуральный Юрьев день («окно возможностей» для ухода игрока открывается «в течение 15 (пятнадцати) календарных дней после последнего официального матча спортивного сезона, проведённого его профессиональным футбольным клубом»), возможность выкупиться на волю (расторгнуть контракт с выплатой солидного штрафа) и, что немаловажно, запрет для лендлордов выгонять землепашцев с надела просто так, без средств к существованию (при расторжении договора по инициативе клуба спортсмен обычно что-то получает – например, компенсацию в виде трёх среднемесячных заработков). Прогресс!

Итак, уйти из клуба теоретически можно. Но не всегда (помимо спортивного сезона, Регламент вводит специальное понятие «защищённый период» – два или три года после вступления в силу трудового договора, в течение которых избавиться от контракта особенно трудно обеим сторонам). И, кроме оговоренных в регламенте или трудовом договоре особых случаев, дорого (ст. 10 Регламента).

«В случае досрочного расторжения трудового договора по инициативе футболиста-профессионала или тренера (по собственному желанию) без уважительных причин профессиональный футбольный клуб имеет право на получение компенсации (выплаты) за такое расторжение в размере, установленном трудовым договором».

Причём выплатить немаленькую сумму придётся быстро (в течение двух месяцев) под угрозой начисления пени.

В довершение – есть целый спектр так называемых «спортивных санкций», среди которых и денежные штрафы, и дисквалификация. Некоторые из этих санкций фактически полагаются за вещи, дозволенные ТК РФ. Сравните:

  • «Если по истечении срока временного перевода к другому работодателю спортсмен продолжает работать у работодателя по месту временной работы … то первоначально заключенный трудовой договор прекращается и действие трудового договора, заключенного на период временного перевода, продлевается на срок, определяемый соглашением сторон, а при отсутствии такого соглашения — на неопределенный срок» — правило ст. 348.4 ТК РФ.

  • «Заключение футболистом-профессионалом трудового договора с футбольным клубом, в который он перешёл на условиях «аренды», на период, превышающий срок, установленный трансферным контрактом на условиях «аренды» — одно из наказуемых (штрафом и дисквалификацией, в частности) деяний согласно Регламенту.

В общем, никто не будет заковывать в колодки убегающего из клуба футболиста. Зачем? В наше время есть масса способов куда более действенных и не менее болезненных. Но меняется ли суть от того, под страхом чего именно действует человек – получить кнутом по спине, потерять ипотечную квартиру или выплатить ошеломительных размеров неустойку?

Трансфер игрока в другой клуб

Формально при трансфере расторгается трудовой (или иной) договор с одним клубом и заключается с другим. Спортсмен при этом что-то подписывает, формально изъявляя волю на переход, и может в результате даже получить лучшие условия контракта. Но почитайте ст. 17 Регламента РФС «Переход (трансфер) футболиста-профессионала». На самом деле, от спортсмена в этом процессе вообще ничего не зависит, он даже в переговорах не участвует:

«Профессиональный футбольный клуб, желающий заключить трудовой договор с футболистом-профессионалом, имеющим в данный период трудовые отношения и, соответственно, действующий трудовой договор с другим профессиональным футбольным клубом, обязан в письменной форме проинформировать о своём намерении указанный футбольный клуб до вступления в переговоры с футболистом-профессионалом. В случае, если профессиональный футбольный клуб вступит в переговоры непосредственно с футболистом-профессионалом, имеющим действующий трудовой договор с другим профессиональным футбольным клубом, оформит футболиста-профессионала на работу или привлечёт его к участию в учебно-тренировочном процессе, футбольных матчах, выездах за рубеж в составе футбольной команды, Палата по разрешению споров вправе применить к такому футбольному клубу соответствующие санкции».

Клуб, имея с игроком контракт на своих условиях, может принудить его делать фактически что угодно. Между прочим, во всех сферах, вплоть до личной жизни. Кроме шуток: даже ТК РФ (ст. 348.2) вменяет спортсмену в обязанность соблюдение режима, установленного работодателем, и сообщение о своём местонахождении (для целей допингового контроля). Во сколько вставать и во сколько ложиться – решает работодатель. Что уж говорить про регламенты федераций? За рубежом всё ещё краше: контракты часто ограничивают спортсменов в еде и напитках, посещении определённых мест, формах проведения досуга и частной жизни… Резон понятен: за игрока большие деньги плачены, и использовать его надо максимально эффективно.

Получается, что на нынешнем витке спирали современный профессиональный спортсмен, по большому счёту, отличается от римского гладиатора … кавычками. Вокруг слов «аренда», «купить» и так далее. Возразите: футболисты – богатые и знаменитые? Да ведь не все. А впрочем, и римские гладиаторы нередко становились богатыми и знаменитыми, выкупались на волю, завершали карьеру и переходили на тренерскую работу (основывали собственные гладиаторские школы) – всё как сейчас. Разве что спорт был несколько более травматичным.

Впрочем, кое в чём современным спортсменам удалось то, что не получилось у гладиаторов. В футболе, например, достаточно недавно состоялся аналог восстания Спартака. Бесстрашного бунтаря звали Жан-Марк Босман. Он сражался в судах, потеряв за годы боёв работу, сбережения, дом, жену – и в итоге победил. До решения Европейского суда, вынесенного 15 декабря 1995 года (о деле Босмана можно прочесть, например, здесь), по тогдашним трансферным правилам, игрок не мог свободно сменить клуб по собственной воле даже после окончания контракта! Нужно было разрешение бывшего работодателя, который при этом мог претендовать на вознаграждение от нового клуба. Босман добился применения к спортивным контрактам принципа свободного передвижения рабочей силы (а Игорь Симутенков, который сейчас тренирует молодёжный состав «Зенита», продолжил его дело – процесс «Симутенков против Министерства образования и культуры и Федерации футбола Испании» в Интернете также широко освещён).

В результате «восстания Босмана» темницы не то чтобы совсем пали – но правила футбольных трансферов изменились, вслед за Европой, во всём мире. Например, в ст. 17 Регламента РФС теперь есть право футболиста свободно вступить в переговоры и заключить трудовой договор с другим профессиональным футбольным клубом, если срок действия его трудового договора с профессиональным футбольным клубом, за который он зарегистрирован, истёк или истечёт в течение ближайших шести месяцев, либо трудовой договор расторгнут «по обоснованным причинам». Клубы потеряли возможность с деструктивным кличем «так не доставайся же ты никому!» уморить игрока голодом по завершении контракта (как это пытались сделать с Босманом), если он не согласится на предложенные условия или другой клуб не согласится раскошелиться. Теперь с приличными игроками, которых хотелось бы сохранить, под конец контракта приходится договариваться: обещать, повышать ставки и всё такое. Иначе – сбегут. Отсюда – и рост доходов профессиональных спортсменов, и появление категории «свободных агентов» — игроков, не связанных с конкретной командой и доступных для найма…

Мне одному это напоминает учебник истории? Рабовладение, феодализм, закрепощение крестьян, образование городов, появление прослойки свободного городского населения, капитализм… Спираль времени во всей своей ксенофонтовой/гегелевской/ленинской красе.

В заключение оговорюсь ещё раз: я – не спортивный юрист. Любой из уважаемых специалистов в данной области над моим маленьким исследованием в стиле "научпоп" похихикает, как стоматолог над любопытствующим педиатром. Но иногда, думается, весьма полезно посмотреть на что-то свежим взглядом, не замыленным узкоспециальными знаниями. А своими маленькими открытиями поделиться со всеми желающими. 

Добавить
Для того, чтобы оставить комментарий или проголосовать, вам необходимо войти под своим логином или пройти несложную процедуру регистрации
Также, вы можете войти используя:
На мой взгляд, отношения между клубом и спортсменом трудовыми никак не являются. 
Статья 15 ТК РФ: "Трудовые отношения как отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретного вида поручаемой работнику работы) в интересах, под управлением и контролем работодателя, подчинении работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда." 
Должность "старший нападающий 1 класса"? :-) Какая там "трудовая функция"?
Отношения вполне себе регулируются ГК. 
19 мая 2017 в 13:43

Для того, чтобы иметь статус профессионала, игрок сейчас должен иметь трудовой договор с клубом. Вот, например, в футболе:

"Футболистом-профессионалом является футболист, заключивший с профессиональным футбольным клубом трудовой договор в письменной форме и получающий вознаграждение за свою деятельность, превышающее компенсацию фактических расходов футболиста, связанных с подготовкой и участием в соревнованиях по футболу. Футболисты, не являющиеся профессионалами, являются любителями".

Да и ТК в 2008 году не зря же дополняли.

Но тот факт, что в этих так называемых трудовых договорах процент собственно трудового права - как сока в "нектарах", неоспорим, по-моему.



19 мая 2017 в 13:50
Представляю, как Кристиану Роналду пишет в резюме "Умею работать в команде" в ответ на вакансию "Молодой дружный коллектив".
19 мая 2017 в 17:41
Угу, а ему отказывают в приёме на работу в связи с завышенным уровнем запросов по зарплате в столь молодом возрасте. :-)
19 мая 2017 в 17:59

Сообщение от Марат Дзюнов

«старший нападающий 1 класса»

Лучше - "третьего разряда" :-)
19 мая 2017 в 18:08
>С.И. Нагих
Сергей Иванович еще у нас в ВШЭ на 1-2 курсах вел ИОГП и ИГПЗС, и уже тогда все мечтал о кафедре трудового права "под себя" в МГУ) Значит, все-таки "сбылись мечты народные..."
22 мая 2017 в 17:27