корпоративный юрист
Посты
4
Лайки
36

Самозанятые – новые атланты, или рабочие XIX века?

  • 11 ноября 2019 в 10:59
  • 1366
  • 7
  • 11

    РИА Новости пишет что спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко предложила с 2020 года распространить взимание налога на самозанятых граждан на все регионы страны. По ее словам, эксперимент по этому специальному налоговому режиму проходит успешно.

    Недавно мне, уже как юристу, пришлось непосредственно разбираться: «что такое самозанятые и с чем их едят», а точнее — ознакомиться с нормативно-правовой базой по указанному вопросу и дать практическое изложение содержащихся в законе требований. По мере изучения материала, а также разъясняющих писем уполномоченных органов государственной власти, можно предположить, что «самозанятые» — действительно, как и указано в законе – эксперимент, но с прицелом на далеко идущие и опасные для трудящихся последствия…

    Нормативно-правовой базой для «самозанятости» является вступивший в силу 01.01.2019 г. Федеральный закон от 27.11.2018 N 422-ФЗ «О проведении эксперимента по установлению специального налогового режима «Налог на профессиональный доход» в городе федерального значения Москве, в Московской и Калужской областях, а также в Республике Татарстан (Татарстан)». Этот нормативно-правовой акт (НПА), весьма «сырой» с точки зрения юридической техники, был принят довольно поспешно, без достаточной проработки и комплексного внесения изменений в сопутствующие ему положения других отраслей законодательства. Даже беглое ознакомление дает понять, что Закон № 422-ФЗ является своеобразной попыткой скрестить ужа с ежом, привести к некоему знаменателю интересы различных социальных групп, как крупной и мелкой буржуазии, так и наемных работников (ниже я постараюсь подробно разобрать, как и почему, и что его принятию предшествовало).

    Сразу бросающейся в глаза характерной чертой «закона о самозанятых» (как его называют в каждом поисковом запросе в Интернете) является, собственно, отсутствие самого определения «самозанятые», которое заменено громоздкой формулировкой: «физическое лицо, применяющее специальный налоговый режим «налог на профессиональный доход (НПД)». Прежде всего, необходимо разобраться в том, ведут (или, наоборот, не ведут) самозанятые (для простоты буду и далее называть их так) предпринимательскую деятельность? Сразу оговорюсь – это ключевой вопрос в понимании юридического (и фактического) статуса самозанятых вообще…

    Действовавшая аж до 01.10.2019 г. (т.е. еще 9 месяцев после вступления в силу Закона № 422-ФЗ) редакция абз. 3 п. 2 ст. 3 ГК РФ определяла предпринимательскую деятельность как самостоятельную, осуществляемую на свой риск деятельность, направленную на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке. Под «зарегистрированными лицами» понимались в виду юридические лица различных форм и индивидуальные предприниматели (ИП) зарегистрированные в качестве таковых в порядке, предусмотренном Федеральным законом от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей». Особняком стояли имеющие схожий с ними статус адвокаты и нотариусы, самостоятельная предпринимательская деятельность которых опосредуется через членство последних в нотариальных палатах и коллегиях адвокатов, в свою очередь являющихся корпоративными юридическими лицами (п. 1 ст. 65.1 ГК РФ). Также презюмировалось, что, даже если физическое лицо не зарегистрировано в качестве ИП, но фактически ведет предпринимательскую деятельность, то к нему относятся (с точки зрения взимания налогов и сборов, рассмотрения дел в суде и пр.) так, как если бы оно было зарегистрирован в качестве ИП (п. 4 ст. 23 ГК РФ).

    Вместе с тем, действующая с 01.10.2019 г. редакция абз. 3 п. 2 ст. 3 ГК РФ формулирует предпринимательскую деятельность уже как: самостоятельную, осуществляемую на свой риск деятельность, направленную на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг; лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность, должны быть зарегистрированы в этом качестве в установленном законом порядке, если иное не предусмотрено ГК РФ. Это самое «иное» указано в текущей редакции п. 1 ст. 23 ГК РФ, а именно, что гражданин вправе заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица с момента государственной регистрации в качестве ИП, за исключением случаев, для которых в отношении отдельных видов предпринимательской деятельности законом могут быть предусмотрены условия осуществления гражданами такой деятельности без государственной регистрации в качестве ИП. Эта отсылка и приводит нас к Федеральному закону от 27.11.2018 N 422-ФЗ, который, правда, старательно избегает формулировки «предпринимательская деятельность» в отношении профессионального дохода самозанятых, используя более обтекаемое: «доход физических лиц от деятельности, при ведении которой они не имеют работодателя и не привлекают наемных работников по трудовым договорам, а также доход от использования имущества» (п. 7 ст. 2 Закона № 422-ФЗ).

    То есть, действующая редакция абз. 2 п. 1 ст. 23 ГК РФ четко дает понять, что деятельность самозанятых считается именно предпринимательской деятельностью, а не какой-либо иной. Чисто практически из этого сразу следует вопрос: в какой суд самозанятый будет обращаться для защиты прав, связанных с осуществлением им своей профессиональной деятельности? Если следовать логике последних изменений в закон, то при возникновении спора с хозяйствующим субъектом (юридическим лицом, ИП, другим самозанятым), он должен обращаться в арбитражный суд, а не в суд общей юрисдикции (или мировой суд). Однако, мне так и не удалось найти однозначного ответа, исходя из анализа норм ст. 27 АПК РФ (споры, относящиеся к компетенции арбитражных судов) и ст. 22 ГПК РФ (подсудность гражданских дел). Вероятно, стоит подождать и посмотреть на накопившуюся по итогам 2019 года судебную практику с участием самозанятых…

    Кратко рассмотрим, какие критерии применяет к самозанятым Закон N 422-ФЗ. Первое ограничение – это территория, на которой можно вести деятельность, а именно: Москва, Московская и Калужская области, а также – Республика Татарстан (п. 1 ст. 1 Закона № 422-ФЗ). Оперативно ФНС России было выпущено письмо (N СД-4-3/3012@ от 21.02.2019 г.) с разъяснением, что в случае, если лицо ведет «профессиональную деятельность» как в одном из указанных выше субъектов РФ, так и в других субъектах, не участвующих в эксперименте, оно все равно может применять систему налогообложения в виде НПД.

    Объектом налогообложения являются доходы от реализации товаров, работ и услуг (имущественных прав), с рядом ограничений: из них исключаются суммы оплаты по трудовым договорам, доходы адвокатов, от уступки прав требований, и пр. (ст. 6 Закона № 422-ФЗ). Налоговая база — денежное выражение дохода, полученного от реализации товаров (работ, услуг, имущественных прав), являющегося объектом налогообложения (п. 1 ст. 8 Закона № 422-ФЗ); налоговый период – календарный месяц (ст. 9 Закона № 422-ФЗ); ограничение по доходам – не более 2,4 млн. рублей в год (п.п. 8 п. 2 ст. 4 Закона № 422-ФЗ). Налоговая ставка – 4% в отношении доходов, получаемых от физических лиц, и 6% — в отношении доходов, получаемых от юридических лиц и ИП. Уплатить налог нужно не позднее 25-го числа месяца, следующего за истекшим налоговым периодом (п. 3 ст. 11 Закона № 422-ФЗ).

    Плательщик может использовать налоговый вычет до достижения суммы в 10 000 рублей нарастающим итогом (ст. 12 Закона № 422-ФЗ), на 1% от суммы дохода, облагаемой налогом по ставке 4% и на 2% от суммы дохода, облагаемой по ставке 6%. То есть, если ежемесячный доход составляет, например, 45 000 рублей, а услуги оказываются юридическим лицам (НПД по ставке 6%), то сумма налога составит 2 700 рублей, а вычет по ней — 900 рублей. Вычитаем из 2 700 рублей 900 рублей, и получаем сумму налога к уплате, равную 1 800 рублей, и так до тех пор, пока вычетов нарастающим итогом не наберется на 10 000 рублей (примерно на 12-ый месяц применения).

    Регистрация в качестве самозанятого осуществляются через мобильное приложение «Мой налог». Бухгалтерский и налоговый учет вести не требуется, равно как и подавать налоговую декларацию. Сумма налога исчисляется налоговым органом и направляется через «Мой налог» налогоплательщику не позднее 12 числа месяца, следующего за истекшим налоговым периодом. Стоит отметить, что здесь отходят от общего правила, закрепленного п. 1 ст. 52 НК РФ, согласно которому налогоплательщик самостоятельно исчисляет сумму налога, подлежащую уплате за налоговый период, исходя из налоговой базы, налоговой ставки и налоговых льгот, если иное не предусмотрено НК РФ. В отличие от работника по трудовому договору, самозанятый лично уплачивает НПД, но может поручить это оператору электронной площадки иди кредитной организации (банку). Также самозанятому не обязательно открывать расчетный счет в банке (как организации или ИП), который требует постоянных расходов; он может получать оплату на карточный счет в банке, как обычное физическое лицо.

    В качестве «широкого жеста» со стороны законодателя введено положение (п. 3 ст. 1 Закона № 422-ФЗ) о том, что в течение 10 лет проведения эксперимента не могут вноситься изменения в закон в части увеличения налоговых ставок и (или) уменьшения предельного размера доходов (т.е. 2,4 млн. рублей в год). Мол, не бойтесь, бандерлоги, раскулачивания (после того, как покажете свои денежки) не будет! Вместе с тем, Закон № 422-ФЗ – лишь один из тысяч действующих в РФ федеральных законов, может быть, имеющий при коллизии нормативно-правовых норм то преимущество, что является специальной нормой в противовес общей. В то же время то, что принято одним законом, всегда может быть «пофиксено» другим, да и в любом случае, юридическая техника лишь закрепляет принятые правящим классом политические решения, будь они хоть правовыми, хоть правонарушающими…

    А собственно, с чего вообще такие широкие жесты? Посмотрим, что СМИ пишут по этому поводу. Например, РБК опубликовал информацию , что объем «теневой экономики» в 2018 году составил примерно 20% от ВВП, или порядка 20 трлн. рублей. Естественно, сюда включаются не только «зарплаты в конвертах» или нелегально работающие таджики, а вообще все, что, так или иначе, проходит мимо учета, начиная с незаконного вывода денег за рубеж, заканчивая доходами от оборота наркотиков и прочим криминалом. При этом, согласно мнению профессора НИУ ВШЭ Симона Кордонского, приведенного РБК, примерная оценка занятости в теневой экономике России составляет около 20 млн. граждан в трудоспособном возрасте, а по частичной занятости — возможно, около 10 млн. Естественно, приведенные цифры основываются на каких-то косвенных подсчетах (методика которых не раскрывается), и ее невозможно сравнить даже с данными Росстата (ввиду отсутствия таковых). Но, в любом случае, даже если считать, что количество занятых серьезно завышено, цифры все равно получаются огромные.

    Если почитать, что в публичном пространстве публиковали перед принятием Закона № 422-ФЗ, то можно увидеть, что государством декларировались определенные задачи: вывести из тени самозанятых, ввести их в правовое поле, ограничить обращение неучтенной наличности, против правового нигилизма, дать возможность судебной защиты… За все хорошее и против всего плохого (как обычно). А какие же задачи стояли на самом деле? Как ни крути, без экскурса в историю и в трудовое право не обойтись…

    «Ноги» трудового права и его специфического предмета регулирования – именно трудовых, а не гражданско-правовых отношений, растут аж из XVIII – XIX  веков. Конечно, если копать еще глубже, то придется вспомнить законы о найме рабочей силы Англии XV века, устанавливающие минимальную поденную оплату труда и пр. Однако, трудовое право как самостоятельная смешанная отрасль законодательства (в терминах либертарно-юридического подхода) появилась, как результат борьбы класса наемных рабочих против формально-юридического равенства эпохи буржуазных революций.

    Вообще, что такое формально-юридическое равенство? Это концепция, в современном виде развитая еще римским правом. Представим двух субъектов правоотношения из Парижского музея мер и весов, юридически свободных и независимых друг от друга. Они заключают между собой сделку, например, договор купли-продажи: тебе – товар, мне – деньги за него. Каждый из них несет определенные предпринимательские риски, и каждый отвечает по своим обязательствам. К примеру, если я сдал тебе в наем жилье, а ты – что-то в нем испортил – изволь, помимо платы за наем, возместить и убытки! Необходимым условием того, чтобы сделка в принципе могла быть заключена, является юридическое равенство субъектов правоотношения. В римском праве ее сторонами были свободные граждане — собственники имущества, но не свободный с рабом (за некоторыми исключениями): действительно, в какие правоотношения может вступить субъект правоотношения с его объектом (считай, говорящим орудием)? Все предшествовавшие капитализму классовые экономические формации (рабовладение, феодализм), законодательно закрепляли НЕРАВЕНСТВО в отношениях между различными категориями субъектов, например, между крестьянином (ремесленником) и феодалом. Однако, в рамках одного сословия, например, феодал с феодалом, или крестьянин с крестьянином имели равные права, т.н. «права сословного человека», или «сословные права», и для каждой категории существовали свои суды.

    Набирающая силу буржуазия изначально боролась именно за это формальное равенство с правящим классом, с аристократами-феодалами, недаром на свои знамена она водрузила лозунг: «Liberté, Égalité, Fraternité!» На тот момент это была, без дураков, наиболее прогрессивная общественная идея, предполагавшая отмену сословных различий и привилегий, упразднения титулов, единые и обязательные для всех правовые нормы (верховенство закона)… Однако, после победы революций и закрепления их завоеваний, все большие и большие слои мелкой буржуазии (прежде всего – крестьянства) разорялись. Именно они пополняли армию наемных рабочих, не имеющих на продажу ничего, кроме своей рабочей силы, поскольку более крупная буржуазия, либо обуржуазившиеся помещики экспроприировали их от владения землей и прочей собственностью 

    В различных странах Европы этот процесс происходил неравномерно: огораживание в Англии, Великая французская революция, объединение Германии… И через определенное время, где-то к XIX веку для экспроприированного от средств производства «простого человека» формальное юридическое равенство превратилось из блага в свою прямую противоположность, поскольку вступало в резкое противоречие с фактическим неравенством, основанным на владении частной собственностью. Найм на работу, в полном соответствии с положениями еще римского права, рассматривался как частноправовое отношение, регулируемое гражданско-правовыми нормами. Вместе с тем, рабочая сила не равна собственности на средства производства. Рабочий никогда не является полноправной стороной такого правоотношения, поскольку у него отсутствует собственность. Проще говоря, капиталист рискует деньгами, а рабочий – своей жизнью; если рабочий уволится – работодатель найдет другого, а если рабочего уволят – последний умрет от голода. Характерно, что даже самые отъявленные сторонники либертарианства (например, мой бывший преподаватель из НИУ ВШЭ, к.ю.н., проф. В.А. Четвернин) прямо признают, что в случае регулирования трудовых отношений гражданским правом, рабочий попросту превращается в бесправное быдло. Покалечился на производстве – сам виноват, еще и останешься должен за ремонт испорченной машины или станка господину работодателю!

    Особенностью капиталистического способа производства является создание условий, когда на рынке всегда имеется избыток рабочих рук и недостаток работодателей, за исключением краткосрочных периодов бурного роста экономики, вплоть до очередного кризиса. В феодальную эпоху не было готового рынка рабочей силы в современном понимании – он сдерживался строгими законодательными ограничениями, поскольку члены цехов и гильдий, даже ученики и подмастерья – не были наемными рабочими. Они имели определенную долю в доходе всей мастерской, то есть работали на артельных началах, а ограничения феодального права не позволяли мастеру превратиться в капиталиста. Товара производилось ровно столько, чтобы на рынке не было излишка, и это тщательно охранялось цеховыми привилегиями. Средневековый город, являвшийся центром производства, и представляя, прежде всего, цеха и гильдии, выступал в качестве коллективного феодала. Знаменитые Лилль, Брюгге, Льеж и другие города напрямую вступали в правоотношения с другими субъектами феодального права – маркграфами, герцогами, королями и императорами, подписывали договоры, добивались прославленных вольностей. Стихия рынка (он был четко поделен между участниками) как таковая отсутствовала, но с приходом капиталистического уклада эта ситуация не могла не разрушиться.

    Первые отступления от принципа формального равенства сторон трудовых отношений произошли в Англии в первой половине XIX века (Акты 1819, 1833 и 1842 гг.), и устанавливали предельную продолжительность рабочего дня, ряд ограничений для труда женщин, подростков и детей. Постепенно, под напором организованного рабочего движения, заметную роль в котором сыграли чартисты, а потом и трейд-юнионы, изменения проникали в законодательство европейских стран. Однако, вплоть до 1914 года судами и федеральными прокурорами США против рабочих профсоюзов применялись положения Антимонопольного (антитрестовского) акта (Sherman Act) от 1890 г., поскольку те подпадали под определение треста: «договор, объединение в форме треста, или в иной форме, ограничивающее торговлю…» Раз капиталистам закон препятствует создавать монополии и картели (последние, впрочем, это успешно обходили путем дробления бизнеса, чего стоит только история нефтяной империи Рокфеллеров – «Standard Oil of New Jersey»), то нельзя и рабочим, которые коллективно обладают монополией на труд (а что вы хотите-с, формальное равенство)! На забастовку отвечали локаутом и наймом штрейкбрехеров. И вот, на фоне всего этого благолепия появляется СССР – одна из первых стран с именно трудовым законодательством. Подталкиваемый его примером, правящий класс капиталистических стран был вынужден постепенно отказываться от принципа формального равенства сторон в регулировании трудовых отношений. Было законодательно закреплено «позитивное неравенство» в пользу рабочих: минимальная зарплата, ограничение продолжительности рабочего дня, запрет детского и ограничение женского труда, введение норм безопасности, страхование от несчастных случаев на производстве, отпуска, пенсии, и пр. Все это – завоевано рабочим классом трудом, кровью, забастовками; за этим стоит смерть профсоюзных активистов, отсутствие перспектив на будущее для целых поколений, рождавшихся и проводивших всю жизнь в нищете…

    Естественно, что все эти сдвиги сопровождались нытьем сторонников невидимой руки рынка: какой ужас, ограничивать человека минимальной зарплатой, продолжительностью рабочего дня, зверство-то какое! А если он сам хочет надрываться по 12 часов 6 дней в неделю, и дешевле минимальной оплаты? Какое низкое коварство, ограничивать рабочего в его праве работать ДЕШЕВЛЕ стоимости воспроизводства рабочей силы! Может, родители только и мечтают о том, чтобы отправить своих чад на рабский труд на фабрику, а им запрещают! Караул, на человеческую природу наступили сапогом! Конечно же, вой поднялся на самом деле против ограничений, накладываемых на бизнес, на либерализацию всех сторон рынка. И вот, после того, как распался Советский Союз, капитал во всех странах начал повсеместное наступление на права трудящихся. Сюда, в том числе, и относится самозанятость в виде «эксперимента».

    Основная причина введения НПД берет начало в российской специфике 90-х годов, связанных с эпохой первоначального накопления капитала. Дело в том, что предпринимательской деятельностью можно легально заниматься, только организовав юридическое лицо, либо открыв ИП (исключение – упомянутые нотариусы, адвокаты, конкурсные управляющие, КФХ и пр.). Для субъектов малого, и, отчасти, среднего предпринимательства, непосредственно после государственной регистрации, ребром встает вопрос о рентабельности бизнеса, прежде всего, с точки зрения страховых взносов на выплаты физическим лицам. На 2019 год они установлены в следующих размерах (ст. 425 НК РФ):

    1. В Пенсионный фонд России (ПФР) — на обязательное пенсионное страхование 22%, а в случае превышения годового дохода нарастающим итогом предельной величины в 1 150 000 рублей, то 10% от суммы превышения;
    2. В Фонд социального страхования (ФСС) — на обязательное социальное страхование на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством – 2,9%, а в случае превышения годового дохода нарастающим итогом предельной величины в 865 000 рублей, то в пределах указанной суммы;
    3. На обязательное медицинское страхование (ОМС) — 5,1%, без ограничения суммы. 

    Проще говоря, объектом обложений страховыми взносами являются все выплаты (оклад, премия, и пр.) организаций и индивидуальных предпринимателей физическим лицам, как работникам в рамках трудовых отношений, так и в рамках гражданско-правового договора оказания услуг или выполнения работ (правда, за последних не делают отчислений в ФСС). Причем, согласно п. 1 ст. 226 НК РФ компании (и ИП), за рядом исключений, в обязательном порядке выступают в качестве налоговых агентов в отношении таких выплат, в противном случае их ждет штраф. Попробуем посчитать, во сколько обойдется компании в 2019 году один работник с окладом 100 000 рублей в месяц. Предположим, что он в текущем году не брал отпуск, не болел, не получал премий, т.е. сидел на голом окладе. При этом не берем в расчет стандартные и профессиональные налоговые вычеты, на лечение, на ребенка и прочие вычеты по налогу на доходы физических лиц (НДФЛ). 

    Итак, доход за год составит 1 200 000 рублей. Из них, после удержания работодателем НДФЛ по ставке 13%, на руки человек-работник получит лишь 1 044 000 рублей. Но это еще далеко не все. С указанной суммы, т.е. 1 200 000 рублей, работодателем будут перечислены страховые взносы в следующие фонды:

    • 258 000 рублей в ПФР;
    • 25 085 рублей в ФСС;
    • 61 200 рублей на ОМС.

    Годовой фонд оплаты труда (ФОТ) на работника, т.е. расходы работодателя составит: 1 200 000 + 258 000 + 25 085 + 61 200 = 1 544 285 рублей. Сравните с тем, что получит работник на руки: 1 044 000 рублей. Фактически, это и есть та цена, за которую человек продает свою рабочую силу работодателю, так как оперирует для приобретения жизненных средств той суммой, которая поступит ему уже после удержания НДФЛ. При этом работнику причитается лишь 67,6% той суммы, что потратил на него работодатель, а 32,4% ФОТ (почти третья часть!) уйдут на совокупные налоги. А нам еще втирают про «самую низкую налоговую нагрузку в мире на простого человека»! 

    Акцентируем внимание на том, что работник в указанном примере продает свою рабочую силу именно за 87 000 рублей в месяц, или 1 044 000 рублей в год! Конечно, это не совсем верно, так как 500 285 рублей, или 32,4% в год тоже опосредованно включаются в стоимость рабочей силы. Исходя из этих отчислений будет платиться какая-никакая пенсия (если доживешь), худо-бедно начисляться декретные и пособия по уходу за ребенком, оплачиваться больничные, можно даже получить какое-то лечение по ОМС. Страховые взносы – своего рода совокупный налог на буржуазию, цель которого – изъятие из ее кармана средств на воспроизводство товара «рабочая сила». Чем больше их взимается, тем лучше удается имитировать подобие классового мира и провозглашать надклассовый характер государства. Но – что пособия, что пенсия – будут еще когда-то (а у некоторых – вообще не будут), а лечение по ОМС такое, что лучше сразу пойти в коммерческую клинику, чем проходить все круги ада городской поликлиники или больницы. 

    Ввиду ограниченности денежного капитала и вообще более слабой позиции по отношению к крупной буржуазии, малый бизнес, как указано выше, с момента открытия проигрывает конкурентную борьбу крупному при существующей налоговой нагрузке. Собственно, это первая, совершенно объективная причина существования «зарплат в конвертах». Вторая, пусть и менее значимая, заключается в возможности более изощренно эксплуатировать наемного работника, принуждать его к труду, манипулировать его бесправием… Начиная от штрафов за опоздания, выходов в туалет или покурить (такие «штрафы» прямо запрещены ТК РФ), заканчивая требованиями к религиозной конфессии, внешнему виду, полу, гендерной идентичности и т.п. работника (вместо деловых качеств и квалификации, согласно требованиям ч. 1 ст. 3 ТК РФ). 

    Написанное выше касалось наемных рабочих, продающих себя по стоимости рабочей силы, а не реализующих результаты своего труда (уже по их действительной стоимости) на рынке товаров и услуг. Теперь посмотрим внимательнее на тех, кто, собственно, и должен являться основным налогоплательщиком НПД – пытающихся в свой успешный микро-бизнес. Поскольку, помимо работника, я иногда выступаю и в качестве (очень) мелкобуржуазного элемента, в который уже раз разберу на собственном примере. 

    Предположим, я нахожу заказчика на юридические услуги, это может быть как физическое лицо, так и юридическое. В правоотношение с ним я вступаю как равный субъект с равным субъектом, продаю результаты своего труда по их стоимости на рынке (пока опустим вопрос, как именно я вычисляю их цену). По отношению ко мне заказчик не выступает производительным капиталистом, т.е. не может присвоить прибавочную стоимость (как, например, владелец юридической фирмы, если бы я работала в ней). За мои услуги он платит по рыночной цене, стоимость за стоимость. И вот, я получаю оплату за ведение судебного дела или сопровождение корпоративной сделки, например, 100 000 рублей. Внимание, вопрос: а с какой радости я, собственно, вообще буду платить с этой суммы хоть какие-то налоги, пусть даже 4% или 6%? Отсутствие правовой защиты – такой себе аргумент, неуплата налога не лишает гражданина или организацию права на обращение в суд, если их права нарушены (при условии, конечно, что вы заключили договор в письменной форме). Помимо этого, суд разрешает спор о праве, который заявлен в исковом заявлении. Вопрос же об уплаченных сторонами налогах может, конечно, быть задан, но уже в случае обращения налогового органа и его вступления в процесс как третьего лица. В автоматическом режиме ни мировые суды, ни суды общей юрисдикции, ни арбитражные суды не направляют информацию в налоговые органы (они и так завалены делами по самое не могу)…

     А ответ простой: если подрядчик получал оплату кэшем от физических лиц до 2019 года, не рекламировал свои услуги в интернете или СМИ, он спокойно продолжит делать это и дальше. Например, сантехник, юрист, ремонтник, электрик, дизайнер, портной и пр., находящие заказчиков по принципу «сарафанного радио». А вот с клиентами – юридическими лицами и ИП все сложнее. Дело в том, что для того, чтобы получить оплату за выполненные работы (услуги), или поставленный товар, компания должна открыть расчетный счет в банке, на который придут деньги от контрагента. С этого же (или другого счета) нужно рассчитаться уже со своими кредиторами, а также с работниками, т.е. любой денежный перевод фиксируется банком и может быть проверен налоговыми органами. Соответственно, проблема не в правовом нигилизме, а, как и всегда – в деньгах, вернее, в их количестве. Чтобы сэкономить на налогах и страховых взносах и заплатить тот самый кэш, зарплату в конвертах, его надо откуда-то взять. Возникает диспропорция в стоимости безналичных, «белых», денег и кэша, он же «черный нал». Не в курсе точной цены обналички на 2019 год, но, вероятно, она составляет не меньше 15-20%, т.е. чтобы получить 100 тыс. наличными при 20%, надо сверху заплатить неким людям 25 000 рублей. 

    Таким образом, серые зарплаты будут платиться ровно до тех пор, пока стоимость обнала (в т.ч. рисковая, т.к. это, на минутку, преступление и карается по закону) будет ниже, чем стоимость полного ФОТ работника… Еще одним фактором, вызывающим недовольство со стороны малого и среднего бизнеса, является очевидная невозможность отнести на затраты суммы оплаты, переданной кэшем. Однако, при переводе работников на самозанятость, выплаты можно будет отнести на расходы, и, таким образом, уменьшить налогооблагаемую базу по налогу на прибыль организаций. 

    Что получается: у малого и части среднего бизнеса резко сокращаются издержки, прежде всего, на страховые взносы, если перевести работника с трудового договора на самозанятость. Да, формально в Законе № 422-ФЗ существует 2-х летний запрет на то, чтобы устраиваться самозанятым у бывшего работодателя, но его можно обойти, создав новое юридическое лицо или ИП, или банально уволив под какими-либо предлогами текущих сотрудников, и наняв плательщиков НПД вместо них. 

    Одним из распространенных вариантов найма работника сейчас является оформление по договору гражданско-правового характера (т.н. устройство по ГПХ), как правило, подряда или оказания услуг. Несмотря на то, что в указанном случае заказчик обязан удерживать НДФЛ 13% при выплате в качестве налогового агента, а также уплачивать страховые взносы за физическое лицо (за исключением взносов в ФСС), такой маневр позволяет брать работников либо на кратковременные проекты, а в случае долговременной занятости (год и более) — держать в кулаке, угрожая не продлить договор. Не говоря уж о том, что на ГПХ не ограничивается рабочий день, не полагается отпуск и оплата больничного… Вместе с тем, на текущий момент прямо предусмотрена возможность признания таких правоотношений не частноправовыми, а трудовыми в силу положений ч. 4 ст. 11 и ч. 2 ст. 15 ТК РФ: в законе указано, что если отношения, связанные с использованием личного труда, возникли на основании гражданско-правового договора, но впоследствии в порядке, установленном ТК РФ, другими федеральными законами, были признаны трудовыми отношениями, к таким отношениям применяются положения трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права, а заключение гражданско-правовых договоров, фактически регулирующих трудовые отношения между работником и работодателем, не допускается. К концу 2018 года сложилась стабильная позиция судов по указанному вопросу, разрешающая подобные дела в пользу работников. 

    Но, как отмечено в самом начале, плательщики НПД рассматриваются законом именно как ведущие предпринимательскую деятельность, которая исключает трудовую. Так что в ближайшее время мы, вероятно, сможем наблюдать немало обращений в суд, в который такие вот «предприниматели» начнут обращаться с попыткой признать действующие отношения трудовыми… 

    Вкратце пройдемся по тому, что теряет обычный наемный работник, какой-нибудь офисный планктон (например, юрист вроде меня), в случае, если невидимая рука рынка заставляет стать плательщиком НПД (при условии выполнения тех же самых функций):

    • оплачиваемый отпуск (вместо него работа все 12 месяцев в году);
    • больничный (как бы скудно он ни оплачивался) и страховые выплаты при полной или частичной утрате трудоспособности, например, вследствие травмы;
    • любой срок действия договора, отказ от него и расторжение – в соответствии с правилами, установленными ГК РФ;
    • компенсации при расторжении – также в соответствии с ГК РФ, никаких выходных пособий, сложных процедур сокращения, оплаты простоя (а ведь при одном только сокращении работник может получить от 3 до 5 среднемесячных зарплат, причем часть из них не облагается НДФЛ);
    • льготы, особые условия, гарантии, в том числе, связанные с охраной отцовства, материнства и детства;
    • длительность рабочего дня – от рассвета до забора, т.е. воплощение любимого принципа эффективных менеджеров про «работу, которая должна быть сделана»; вместо 40 — хоть 100 часов в неделю (как Илон Маск);
    • уголовная ответственность работодателя за не выплату заработной платы, а в случае самозанятых – гражданско-правовая, т.е. по правилам, предусмотренным для субъектов хозяйственной деятельности;
    • отсутствие возможности объединения в профсоюзы и коллективного отстаивания своих прав… 

    То есть, для обычного человека, который вместо «РАБотника на дядю» станет таким вот квази-предпринимателем, самозанятость, по сути, будет означать возврат к контрактной системе XIX века, особенно если «эксперимент» примет массовый характер. А не принять, вероятно, не сможет: поставят такие условия, особенно в регионах, что либо так, либо никак. Как сейчас с зарплатой в конверте или работой без оформления: не хочешь – найдем тех, кто хочет… Зато какие перспективы открываются для бизнеса! 

    Кто еще, помимо малого и среднего бизнеса, может выиграть от «эксперимента»? Собственно, те, кто занимается собственным микро-бизнесом, с доходом в пределах 200 000 рублей в месяц (в принципе, неплохая зарплата по Москве), и оказывает услуги юридическим лицам. До 2019 года, ради получения оплаты по безналичному расчету, они были вынуждены регистрироваться в качестве ИП и, даже в отсутствие дохода, платить 30 с лишним тысяч рублей страховых взносов в год, подавать налоговую декларацию и выполнять ряд иных обязательных требований. Учитывая, что в обществе на слуху становится все больше не только левых, но и либертарианских идей, то распространено (вполне обоснованное) мнение, что пенсию, даже если и доживешь до нее, а пенсионный возраст не поднимут до 100 лет, в любом случае разворуют или девальвируют. Соответственно, лучше получить, пусть даже и меньше, но сейчас, чем когда-нибудь (может быть), но потом. С другой стороны, представим гипотетическую ситуацию с приведенным выше работником с окладом 1 200 000 рублей в год. Даже если государство, вот прямо сейчас, снимет все обязательства по уплате налогов и страховых взносов с господина работодателя, то будет ли эффективный собственник добровольно платить работнику вместо 1 044 000 рублей в год — 1 544 285 рублей, т.е. на 500 тыс. больше, но с условием, что все заботы о пенсии, медицине и прочем работник возьмет на себя? По-моему, вопрос риторический… 

    Подведем итоги изложенного:

    1. Эксперимент с самозанятыми – еще одна «ласточка» в сфере либерализации рынка рабочей силы, пока что пробная, но весьма перспективная для правящего класса.
    2. Основные выгодоприобретатели – это мелкая и средняя буржуазия, в перспективе – и крупная (которая, правда, в основном уже давно перевела своих наемных работников на полностью белые зарплаты). В некоторой степени выиграет «настоящий» самозанятый мелкобуржуазный элемент, у которого упростится работа с юридическими лицами и ИП, и который будет избавлен от уплаты страховых взносов на себя.
    3. Поскольку избыток предложения на рынке рабочей силы — необходимое условие капиталистического способа производства, простые люди будут вынуждены соглашаться на статус самозанятых, ровно так же, как сейчас миллионы россиян соглашаются на работу без оформления вообще (потому, что другой попросту нет).
    4. В случае успешных результатов, которые, в том числе, будут зависеть от активности самих трудящихся в плане борьбы за свои права, неизбежно последует наступление на гарантии, закрепленные за наемными работниками трудовым законодательством. 

    В общем, законодательное закрепление псевдо-предпринимательского статуса фактических наемных рабочий – очень серьезный регресс во всех смыслах, и последствия не заставят себя ждать в ближайшее время.

    Добавить
    корпоративный юрист
    Для того, чтобы оставить комментарий или проголосовать, вам необходимо войти под своим логином или пройти несложную процедуру регистрации
    Также, вы можете войти используя:
    Что-то дискуссия не заладилась. Хотя тема наводит на разные мысли.
    11 ноября 2019 в 17:33
    Интересное мнение!
    12 ноября 2019 в 19:061
    Очень интересная мысль и отлично написано.
    15 ноября 2019 в 17:411

    Отличная статья! Но при нынешней налоговой нагрузке у бизнеса нет другого выхода, поэтому я бы не согласился с клеймом "буржуазия", это чересчур.

    17 ноября 2019 в 12:121
    Спасибо! Термин "буржуазия", "мелкая буржуазия" я использую в марксистском значении этих термином, например, когда я веду дело клиента в суде как частнопрактикующий юрист, то я тоже, как бы забавно это не звучало, формально являюсь мелкой буржуазией))
    18 ноября 2019 в 14:36
    Статья заинтересовала, но где то в середине текста, я поняла, что сама идея" этой темы меня сейчас не очень волнует...Во-первых, я далека от зарплаты в 100000 в месяц, и возможные притязания работодателя мне кажутся все же немного сомнительными. Знаю много случаев, когда изыскиваются схемы ухода от  оплаты взносов", но это делается (в том числе) и во благо сотрудника.

    Цитата из статьи

    «собственник добровольно платить работнику вместо 1 044 000 рублей в год — 1 544 285 рублей, т.е. на 500 тыс. больше»

    Может на 500 и не будет, а на 200-300 может и сделать прибавку.Во-вторых,

    Цитата из статьи

    «И вот, я получаю оплату за ведение судебного дела или сопровождение корпоративной сделки, например, 100 000 рублей. Внимание, вопрос: а с какой радости я, собственно, вообще буду платить с этой суммы хоть какие-то налоги, пусть даже 4% или 6%?»

    вот эта тема мне более интересна. А как вы получили деньги: нал или на карту? Каковы последствия и механизмы воздействия таковых сделок и правоотношений? Как будет регулироваться получение дохода у самозанятых? Думаю, что сама идея самозанятых" - это история не только про то, чтобы сделать большую массу в "бесправных рабов" (это уже давно началось) и вернуть часть теневых движений, но и подсчитать" и поставить на галочку"...нужны рычаги давления..., а Страна большая...
    18 ноября 2019 в 15:07

    Сообщение от Мария

    «Может на 500 и не будет, а на 200-300 может и сделать прибавку»

    Нет, не сделают. Вернее, если и сделают, то единицы, в большей степени от остатков еще человеческого отношения. Но довольно быстро рынок порешает и эту диспропорцию.

    Сообщение от Мария

    «А как вы получили деньги: нал или на карту? Каковы последствия и механизмы воздействия таковых сделок и правоотношений? Как будет регулироваться получение дохода у самозанятых? »

    Ну в данном конкретном случае я привожу просто пример, ни про какой полученный реально кэш речи нет;)
    Давайте рассуждать логически - если к вам обратился клиент - физическое лицо, найденный по "сарафанному радио", вы заключили и подписали договор подряда или услуг, оплату вам полностью произвели наличными средствами. Как их отследить? Да никак, разве что клиенты будут регулярно писать в налоговую доносы...
    18 ноября 2019 в 15:27
    С перечислением оплаты на карту - отследить легче, особенно с тем программным обеспечением, которое сейчас есть. Однако, переводов в день по стране - десятки миллионов, в автоматическом режиме отследить, какие из них - оплата за услуги, а какие - просто возврат долга, или перечисления между родственниками - нельзя. Соответственно, ФНС придется выделять исключительно на эти вещи тысячи новых работников, зарплаты там нищенские у линейного персонала, а просто удерживать налог с любых подозрительных переводом - суды будут мгновенно завалены исками...
    18 ноября 2019 в 15:30
    Согласна, только если они расплачиваются налом. А с этим сейчас у многих сложности.

    Сообщение от folko_brandy

    «суды будут мгновенно завалены исками...»

    На это и приходиться рассчитывать...Буду ждать от Вас новых статей! У Вас непривычный подход к содержанию публикаций.)
    18 ноября 2019 в 15:561
    Спасибо. Я, в принципе, часть информации подаю чисто юридическим языком, но выходит суховато, поэтому - добавляю публицистического стиля. Плюс - эту тему невозможно рассматривать вне контекста происхождения трудового права как отрасли комплексного законодательства, соответственно - необходим экскурс в историю...
    18 ноября 2019 в 16:35
    Отличная статейка
    вчера в 18:06