Руководитель проектов в сфере корпоративного управления, налогообложения бизнеса и банкротства
Посты
59
Лайки
277

Налоговики тестируют новые подходы к истребованию документов при проведении камеральных проверок

  • 4 февраля 2021 в 12:09
  • 4.3К
  • 8
  • 0

    Добрый день, уважаемые читатели!

    Истребование налоговыми органами у налогоплательщика документов из года в год становится все более изощренным и вызывает глубокое недоумение со стороны бизнеса, равно как и вызывает сожаление у профессионального сообщества об отношении должностных лиц к толкованию действующего налогового законодательства.

    Как известно, налоговые органы часто пытаются злоупотреблять своими правами и полномочиями, игнорируют требования к форме запроса документов и просто требую то, что требовать недопустимо в принципе. Причина такого поведения по отношению к налогоплательщику одна – предпроверочный анализ не всегда дает полную картину взаимоотношений налогоплательщика со его контрагентами. Сбор так называемого «компромата» через направление налогоплательщику требования о предоставлении документов (информации) остается одним из законных способов сбора нужной информации.

    И вот, появился новый кейс, где налогоплательщик посчитал требование налогового органа о предоставлении документов (информации) незаконным. Суд встал на его сторону и указал на недопустимость расширительного толкования отдельных положений НК РФ.

    Итак, имеем следующую ситуацию:

    Налоговым органом (МИФНС № 19) в рамках камеральной проверки декларации по НДС у налогоплательщика (ООО «Инварда-Транс») были истребованы договоры (контракты, соглашения), договоры купли-продажи, договоры поставок, договоры аренды, агентские договоры, договоры цессии (уступки прав требования) и иные имеющиеся договоры со всеми приложениями и со всеми контрагентами, по сделкам, отражённым в декларации по НДС.

    Помимо вышеуказанных документов налоговым органом были истребованы акты сверок с отражением сведений (в том числе печатей и подписей) обеих сторон, акты о зачете взаимных требований, а также оборотно-сальдовые ведомости (общие и по всем счетам бухгалтерского и налогового учета в разрезе субсчетов и контрагентов), доверенности и т.п.

    Как может показаться сначала, требование вполне стандартное, а подобная практика (прочно укоренившаяся в головах проверяющих) вполне обычная, но вот налогоплательщик так не посчитал и решил оспорить его.

    Посчитав, что требование не в полной мере соответствует законодательству и подлежит признанию частично недействительным ООО «Инварда-Транс» обратилось в УФНС России по Санкт-Петербургу с жалобой. Управление частично удовлетворило жалобу налогоплательщика.

    Далее ООО «Инварда-Транс» обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением о признании недействительным требования МИФНС № 19 по Санкт-Петербургу в части.

    Суд первой инстанции при рассмотрении данной ситуации в споре по делу А56-38742/2020, что не удивительно, встал на сторону налогового органа и признал его требование о предоставлении документов соответствующим закону. Отказывая в удовлетворении требования налогоплательщика, суд первой инстанции согласился с дополнительными доводами Управления (бы привлечено в качестве третьего лица) и сослался на то, что при истребовании документов при камеральной проверке НДС также подлежит применению ст. 54.1 НК РФ (Примечание: В тексте решения суда первой инстанции данное обстоятельство не раскрывалось, но суд апелляционной инстанции указал на это).

    Суд первой инстанции указал следующее: «Федеральным законом от 18.07.2017 №163-ФЗ часть первая Налогового кодекса Российской Федерации дополнена ст. 54.1 «Пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы и (или) суммы налога, сбора, страховых взносов», которая вступила в силу 19.08.2017 и применяется к камеральным налоговым проверкам налоговых деклараций, представленных в налоговый орган после вступления в силу положений данной нормы». В указанном случае необходимоотдельно обратить, что ссылка на ст. 54.1 НК РФ и была сделана в контексте истребования налоговым органом актов сверок с отражением сведений (в том числе печатей и подписей) обеих сторон и актов о зачете взаимных требований. Суд первой инстанции отметил, что истребование данных документов «не может быть рассмотрено как противоречащее положениям ст. 88, ст. 93, ст. 172 НК РФ», что в свою очередь определяет линию отношения суда применительно к спорной ситуации и костный подход низовых судов к вопросам правильности применения ст. 88 и ст.93 НК РФ в целом.

    Это значит, что суд первой инстанции применил ст. 54.1 НК РФ на том лишь основании, что так как эти документы подтверждают факт наличия договорных отношений и реальное исполнение обязательств соответствующими контрагентами, то эти документы необходимы для проверки действий налогоплательщика на предмет соответствия положениям нашей пресловутой ст. 54.1 НК РФ, при этом, забыв напрочь, а в чем же действительный смысл и содержание камеральных налоговых проверок, но к этому вопросу вернемся позже.

    Не согласившись с решением суда первой инстанции налогоплательщик обратился в суд апелляционной инстанции. Суд апелляционной инстанции согласился с доводами налогоплательщика, отменил решение суда и принял новый судебный акт.

    Суд апелляционной инстанции указал следующее: «В качестве отдельного обоснования правомерности истребования договоров, актов сверок, актов о зачете взаимных требований, расшифровки дебиторской и кредиторской задолженности, доверенностей УФНС России по Санкт-Петербургу указывает на то, что данные документы подтверждают «наличие договорных отношений и статус исполнения взаимных обязательств», ссылаясь при этом на положения статьи 54.1 НК РФ.

    Статья 54.1 НК РФ устанавливает пределы осуществления налогоплательщиком прав по исчислению налоговой базы и суммы налога. Её положения не регулируют порядок проведения камеральных налоговых проверок и, соответственно, не могут трактоваться, как устраняющие ограничения, установленные пунктом 7 статьи 88 НК РФ, а равно, как расширяющие допустимый объем истребуемых документов, установленный пунктом 8 статьи 88 НК РФ. Следует особо подчеркнуть, что согласно пункту 7 статьи 88 НК РФ при проведении камеральной налоговой проверки налоговый орган не вправе истребовать у налогоплательщика дополнительные сведения и документы, если иное не предусмотрено данной статьей или если представление таких документов вместе с налоговой декларацией (расчетом) не предусмотрено Кодексом.

    Из содержания данной нормы следует, что законодатель связывает возможность истребования дополнительных документов и сведений с любым из двух условий:

    • если это установлено статьей 88 НК РФ (а не какой-либо иной);
    • если документы подлежали представлению вместе с налоговой декларацией, т.е. по умолчанию, но не были представлены».

    И вот тут как раз-таки мы и видим дефектность выводов суда первой инстанции в отношении правильности применения ст. 54.1 НК РФ. По сути, суд апелляционной инстанции напомнил налоговому органу о действительном смысле и содержании камеральных налоговых проверок, который исходя по смыслу положений п.1 и п.7 ст.88 НК РФ состоит в том, что камеральная налоговая проверка проводится по месту нахождения налогового органа в первую очередь на основе налоговых деклараций (расчетов) и соответствующих документов, представленных налогоплательщиком вместе с налоговой декларацией (расчетом). При этом, обязанность по предоставлению налогоплательщиком иных документов должна быть прямо предусмотрена НК РФ.

    Иное толкование будет идти уже в разрез с правильностью применения положений НК РФ, регулирующих особенности проведение выездных налоговых проверок, так как камеральная проверка по сути является счетной проверкой представленных документов, и не может подменять собой выездную проверку. Об этом, кстати, уже высказывался ВАС РФ в Определении от 03.05.2011 № ВАС-4873/11 по делу № А53-30597/2009. Данная правовая позиция, конечно, не новая, но сохраняет свою актуальность и по сегодняшний день.

    Суд апелляционной инстанции также высказался по истребованию у налогоплательщика анализа счетов и карточек счетов 01, 02, 03, 08, 10, 19, 41, 60, 62, 66, 67, 68, 76, 90 и 91 в разрезе субсчетов и контрагентов. Как указал суд, «истребованный налоговым органом «анализ счетов» не является документом в нормативно-правовом понимании данного термина, а представляет собой аналитическую информацию».

    Адекватно подойдя к исследованию данного спорного вопроса суд апелляционной инстанции справедливо обратился уже к ранее сформированным позициям Верховного суда РФ и указал, что «право истребовать у налогоплательщика такую информацию налоговым органам не предоставлено, на что указано Верховным Судом Российской Федерации в Постановлении от 09.07.2014 N 46-АД14-15 и ФНС России в пункте 4 письма от 13.09.2012 № АС-4-2/15309». В довесок к этому еще раз обратил внимание налогового органа, что «удобство налогового администрирования не может служить основанием для ограничения прав налогоплательщиков (Определения Верховного Суда Российской Федерации от 14.03.2019 N 301-КГ18-20421 и от 28.02.2020 N 309-ЭС19-21200)».

    Суд кассационной инстанции подтвердил правильность выводов суда апелляционной инстанции и отказал в удовлетворении жалобы уже МИФНС № 19.

    По сути, суд кассационной инстанции еще раз подтвердил, что ст. 54.1 НК РФ не регулирует порядок проведения камеральных налоговых проверок и соответственно ограничения по истребуемым документам, предусмотренные НК РФ, должны трактоваться исключительно в пользу налогоплательщика.

    Данный кейс еще подтверждает позицию, что полномочия налогового органа не абсолютны и должны иметь соответствующие правовые основания. В целях соблюдения баланса между правом налогового органа выставить требование и обязанностью общества его исполнить, содержание требования должно однозначно свидетельствовать о том, что обязанность общества представить документы (информацию) возложена на него законно и у налогового органа действительно имелась необходимость в их получении. Данную позицию, изредка, мы можем встретить в арбитражной практике (Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 21.03.2017 № Ф03-712/2017 по делу № А51-14515/2016, Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 13.06.2017 N Ф04-1488/2017 по делу № А27-12323/2016, Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 03.02.2017 № Ф04-7101/2017 по делу № А75-6717/2016, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 30.04.2019 № Ф05-5289/2019 по делу № А40-211149/2018).

    В практическом смысле это дает нам уверенность, что действия налогового органа, если они действительно противоречат налоговому законодательству, могут быть успешно оспорены.

    P.S.: Напомним, что в одной из статей был рассмотрен кейс, когда требование инспекции можно не исполнять. В том случае была рассмотрена ситуация, когда в требовании налогового органа было неправильно указано мероприятие налогового контроля, в рамках которого истребуются документы.

    Спасибо за внимание и будьте аккуратны!

     

    Добавить
    Руководитель проектов в сфере корпоративного управления, налогообложения бизнеса и банкротства
    Для того, чтобы оставить комментарий или проголосовать, вам необходимо войти под своим логином или пройти несложную процедуру регистрации
    Также, вы можете войти используя:

    Прямой эфир