Спонсор рубрики
«Банкротство»

«Зарплатное» банкротство: как это будет

  • 27 мая 2015 в 9:10
  • 2069
  • 7
  • 1

Намедни появилась новость об одобрении Комитетом Госдумы по вопросам собственности поправок в Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве, ЗоНБ), предусматривающих право работников инициировать банкротство предприятия. В июне ожидается второе чтение, а к осени такими темпами новый закон может вступить в силу.

Так что ж закон грядущий нам готовит (законопроект № 316848-6)?

1. Ныне действующее законодательство предусматривает следующие способы защиты прав работников в части невыплаты зарплаты (на остальных способах, таких, как право приостановить работу, право на забастовку и пр.) в настоящее время не останавливаюсь):

  1. обращение в суд с иском либо заявлением о выдаче судебного приказа;
  2. обращение в прокуратуру либо трудовую инспекцию по ст. 5.27 КоАП РФ;
  3. обращение в следственный комитет с заявлением по ст. 145.1 УК РФ.

Работникам предлагают дать право инициировать банкротство при сумме долга более 300 т.р., право голосовать на собрании кредиторов, в т.ч. по вопросу выбора арбитражного управляющего (далее — АУ).
Вместе с тем правила ст. 59 Закона о банкротстве, предусматривающей возложение на заявителя судебных расходов (вознаграждение и расходы) в случае недостаточности имущества должника, остаются без изменений.

Проще говоря — инициатива наказуема. В данном случае — рублем.

Работники, в большинстве своем, не в курсе всех деталей хозяйственной деятельности предприятия, не располагают, например, правоустанавливающими документами на имущество, документами по дебиторской и кредиторской задолженности и т.д., в силу чего не имеют возможности объективно оценить обстановку — хватит ли имущества для погашения судебных расходов. А значит кто-то сдуру начнет «кошмарить» работодателя, не вполне представляя себе последствий запуска «рулетки». Более же умные товарищи будут запускать т.н. «торпеду» — человека, который в случае чего возьмет на себя «удар» — группу работников или представителя.

Впрочем, взять с работника как правило особо нечего, поэтому вряд ли АУ будут рады заходить на процедуры неоплачиваемые вообще либо оплачиваемые по 500 руб. в месяц. Тем более, что расходы на процедуру запросто могут составить миллион-два рублей, и это не по самым крупным предприятиям.

2. Если с лицом, обязанным возмещать расходы по делу, все понятно — ст. 59 ЗоНБ оперирует термином «заявитель», то вопрос возмещения расходов на услуги представителя работников остался неурегулированным.
Ст.ст. 34, 35 ЗоНБ работников не считают лицами, участвующими в деле или в процессе и поправок в данной части не предлагается.
А значит, если заявления, жалобы и ходатайства представителя работников по ст. 60 ЗоНБ и будут удовлетворяться, возможности возместить расходы не будет. Т.о. представитель работников будет участвовать в деле о банкротстве на общественных началах либо исключительно за счет самих работников.

3. «Торпедой» может быть и лояльный руководству должника работник, цель которого одна — утвердить лояльного должнику АУ в обход новой процедуры случайного выбора последнего.
Вообще, предоставление работникам права голосовать на собраниях кредиторов, в т.ч. за кандидатуру АУ — довольно смелый шаг законодателя. Если раньше борьба шла за место в реестре по третьей очереди, то сейчас можно ожидать борьбы за голоса во второй. Эта борьба включает в себя:

  1. «наращивание» задолженности по зарплате и противодействие этому, в т.ч. путем оспаривания сделок в порядке гл. 3.1 ЗоНБ и Постановления Пленума ВАС РФ № 63 от 23.12.2010г.;
  2. борьбу за кандидатуру представителя работников.

Небольшое исследование, проведенное мной на примере одного завода, позволило выявить следующую картину: на 70 человек приходится 10-15 работников, лояльных директору, один «оппозиционер» — «двигатель» отстаивания прав на зарплату, вокруг которого собирается ещё 10-15 человек, в том числе 3-4 «тролля», примкнувших к «двигателю»; оставшиеся 40-50 работников активности не проявляют и ждут, когда выдадут деньги. Т.е. на производстве лишь 14-21% хоть в какой-то мере готовы отстаивать свои права. Среди работников интеллектуального труда идут в суд 9 из 50, т.е. 18%.
Вместе с тем процедура выбора представителя работников законодательно не урегулирована, в связи с чем неясно, какой кворум необходим для его избрания и на какую дату определять кворум (а ближе к банкротству большинство работников как правило увольняется), как быть суду в случае, если «правое крыло» и «левое крыло» выбрали по представителю, а «мертвые души» не выбрали никого.
Можно долго теоретизировать по данному поводу, однако предпочтительней регулирование нормативное либо разъяснения Верховного суда по данному поводу.

4. Ст. 9 ЗоНБ предлагается дополнить новым основанием обращения руководителя должника в арбитражный суд c заявлением о банкротстве — непогашенная свыше трех месяцев заработная плата и т.п. платежи.
Тем самым у прокуратуры появляется новый повод подать заявление в арбитражный суд о привлечении директора к административной ответственности в виде штрафа либо дисквалификации (ч. 5 ст. 14.13 КоАП РФ), а в самой процедуре возрастает субсидиарная ответственность директора по п. 2 ст. 10 ЗоНБ.
Кроме того, срок давности привлечения к административной ответственности за невыплату заработной платы возрастает с двух месяцев до одного года (ст.ст. 4.5, 5.27 КоАП РФ)

5. Изменяется очередность текущих платежей (п. 2 ст. 134 ЗоНБ): прежняя вторая текущая очередь разделяется на новую вторую и новую третью, прежние третья и четвертая становятся новыми четвертой и пятой.
В новую вторую текущую очередь выделены требования об оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовым договорам. Требования лиц, привлеченных АУ, привлечение которых не является обязательным, выделены в новую третью текущую очередь.
Т.о. команда АУ становится более заинтересованной быстрее уволить всех работников, т.к. финансирование команды будет спотыкаться о текущую зарплату куда более, чем ранее, а вести банкротство в режиме «человека-оркестра» — не самое продуктивное занятие.
Хотя, возможно, предлагаемое изменение на практике ничего существенно не изменит.

6. Требования о компенсации морального вреда перестают быть реестровой первой очередью и становятся в третью реестровую (sic!).
На практике это означает, что теперь требования о компенсации морального вреда нужно включать в третью очередь по ст.ст. 71, 100 ЗоНБ в общем порядке, что налагает на потерпевших дополнительный риск пропуска срока на подачу заявления и весьма существенный риск не получить денег вообще — на погашение третьей очереди денег хватает далеко не всегда, по статистике в среднем гасится 15% третьей очереди. Вместе с тем — данная поправка дает право голоса на собрании кредиторов.
Изменение весьма неоднозначное и почву для злоупотреблений дает изрядную.

7. Вторая реестровая очередь дробится на три подочереди: прежде всего работники получат невыплаченную зарплату исходя из лимита не более 30 т.р. в месяц на человека, потом всё остальное, последними деньги получат авторы результатов интеллектуальной деятельности.
Данные изменения направлены на более справедливое распределение конкурсной массы, что стоит поприветствовать, но вместе с тем осложняют расчеты выплачиваемых сумм и создают для АУ дополнительные риски нарушения очередности.

8. В целом, законопроект вызывает противоречивые чувства.
Ответственность директоров однозначно возрастает, хотя механизмы реализации данной ответственности не до конца доработаны и могут использоваться с различными целями, не совпадающими с целями законодателя.

С одной стороны законодатель руководствовался самыми благими намерениями, с другой — дал немало поводов для изобретения новых способов злоупотребления правом.
По этическим и тактическим причинам я не стал раскрывать механику новых схем: кто понимает в банкротстве, разберется сам, кто не понимает — тому не стоит давать в руки эти весьма неоднозначные знания.

Весьма прогрессивные нормы (новый порядок погашения требований второй реестровой очереди) соседствуют с откровенной дикостью с виде открытого ущемления прав лиц, которым причинен моральный вред. Да и про обычных конкурсных кредиторов мало кто задумывается — раньше они хотя мы могли голосовать на собрании кредиторов, сейчас право голоса есть у залоговых кредиторов, и у привилегированных (работников), тем самым возможности влиять на процедуру у конкурсных кредиторов уменьшаются, а риски невозврата долгов — возрастают.

Добавить
Для того чтобы оставить комментарий или проголосовать, вам необходимо войти под своим логином или пройти несложную процедуру регистрации
Также, вы можете войти используя:

Проект правительственный... Однозначно примут.

27 мая 2015 в 10:032