Руководитель проектов в сфере корпоративного управления, налогообложения бизнеса и банкротства
Посты
55
Лайки
252

Внесение «криптоактивов» в уставный капитал ООО

  • 26 декабря 2019 в 10:06
  • 1.8К
  • 3
  • 4

    Коллеги и читатели, здравствуйте!

    Не так давно, 25.11.2019 г. в СМИ прошла новость о том, что виртуальную валюту впервые внесли в капитал российской компании. Новость конечно не новая, но интерес к ней вызывает то, что обычная операция по увеличению уставного капитала представлена как некое «суперуникальное» событие в корпоративной практике.

    Как сообщается СМИ:

    «Как рассказал “Ъ” основной владелец и гендиректор ООО «Артель» Михаил Успенский, в состав учредителей компании вошел инвестор, который внес в уставный капитал виртуальную валюту. Инвестор вложил 0,1 биткойна, что составило примерно 60 тыс. руб. на момент сделки, в обмен на 5% в проекте. Из них 750 руб. предназначались для оплаты долей в уставном капитале, а оставшаяся часть передавалась на баланс ООО. Чтобы внести в уставный капитал криптовалюту, была проведена независимая оценка электронного кошелька.

    По словам Михаила Успенского, сначала ФНС отказала в регистрации изменений, затем была проведена дополнительная юридическая работа: «Мы оформили акт приема-передачи логина и пароля от электронного кошелька, и весь комплект документов был снова заверен нотариусом. Повторно подали документы в налоговую, на этот раз удачно».

    Выпуск ЭЦП
    для юридических лиц
    специальные цены для гостей и участников Регфорума
    Срок изготовления не более 30 минут.
    Работаем со всеми регионами России.
    Отчетность
    Такснет, Стэктраст, Сбис
    специальные цены для гостей и участников Регфорума
    Ключ входит в стоимость.
    Работаем со всеми регионами России.

    Итак, а теперь попробуем разобраться более детально, что же произошло на самом деле.

    Все достаточно «примитивно»: Есть ООО «Артель» с уставным капиталом 14 250  рублей. Участники ООО «Артель» принимают решение об увеличении уставного капитала за счет вклада третьих лиц (в рассматриваемом случае вклада некоего С.Бойко) на 750 рублей. Некий С.Бойко оплачивает номинальную долю в размере 750 рублей 0.1 биткойна. С.Бойко получает долю в размере 5% уставного капитала стоимостью 750 рублей.

    Во-первых, в данном случае возникает резонный вопрос, а может ли размер вклада в уставный капитал при его увеличении быть больше номинальной доли, которое лицо получит после его увеличения? 

    Напомним, что абз. 4 п. 2 ст. 19 Закона об ООО установлено, что номинальная стоимость доли, приобретаемой каждым третьим лицом, принимаемым в общество, не должна быть больше стоимости его вклада.

    Таким образом, закон допускает, что размер вклада в уставный капитал общества при его увеличении может быть больше номинальной доли, которое лицо получит после его увеличения, так как в данной ситуации фактически речь идет об «инвестиционной природе» такого вклада. Номинальная стоимость доли, приобретаемой третьим лицом, может быть равна или меньше стоимости вносимого им вклада.

    В случае если при внесении вклада в уставный капитал размер номинальной доли оказывается больше размера вклада при увеличении уставного капитала, то налоговый орган откажет в регистрации такого изменения. Так как речь идет о изменении уставного капитала, то решение участников общества подлежит нотариальному удостоверению. Нотариус обязан отказать в совершении такого нотариально действия, как противоречащего закону. 

    Во-вторых, ответив на первый, сразу возникает второй вопрос, а нужна ли была оценка электронного кошелька и его содержимого?

    Так, согласно абз. 2 п.2 ст. 15 Закона об ООО, если номинальная стоимость или увеличение номинальной стоимости доли участника общества в уставном капитале общества, оплачиваемой неденежными средствами, составляет более чем двадцать тысяч рублей, в целях определения стоимости этого имущества должен привлекаться независимый оценщик при условии, что иное не предусмотрено федеральным законом. Номинальная стоимость или увеличение номинальной стоимости доли участника общества, оплачиваемой такими неденежными средствами, не может превышать сумму оценки указанного имущества, определенную независимым оценщиком.

    Стоит напомнить, что в соответствии с абз. 1 п.2 ст.15 Закона об ООО, денежная оценка имущества, вносимого для оплаты долей в уставном капитале общества, утверждается решением общего собрания участников общества, принимаемым всеми участниками общества единогласно.

    Соответственно, если размер номинальной доли участника, оплачиваемой, например, имущественными правами, составляет менее двадцати тысяч рублей, то никакой независимой оценки не требуется. Участники вправе самостоятельно определить стоимость имущества, вносимого в качестве вклада в уставный капитал. Денежная оценка вносимого имущества необходима для последующего справедливого распределения долей в уставном капитале общества с учетом величины его чистых активов и как следствие во избежание возможных корпоративных конфликтов между участниками общества.

    На свое практике увеличивал уставный капитал ООО на сумму примерно 1000 рублей, который оплачивался пакетом акций другой компании стоимостью 58 млн. руб. Цену имущества утверждали решением (протоколом) об увеличении уставного капитала. По этой же цене акции ставились ну учет у принимающей стороны. Сразу оговорюсь, акции это не цифровой децентрализованный финансовый актив (криптовалюта, он же ЦДФА), но принцип действия нормы, содержащейся в абз. 4 п.2 ст.19 Закона об ООО никто не отменял и поэтому подобное увеличение уставного капитала за счет внесения ЦДФА вряд ли можно назвать чем-то выдающимся.  

    Краткое резюме:

    Вдаваться в подробности понимания что же такое ЦДФА думаю не стоит. Мое личное мнение таково, что до тех пор, пока законодательно не будет урегулирован вопрос о статусе ЦДФА, то по моему глубокому убеждению ЦДФА это скорее нематериальный актив (или некое имущественное право) нежели самостоятельное вид имущества.

    Аналогично внесению в уставный капитал ЦДФА можно, например, внести (передать) право на доменное имя, где факт передачи доменного имени удостоверяется нотариально либо регистрирующим центром, но при личном участии и если администратор (и он же передающее лицо) является физическим лицом или ИП (в моей практике это был RU-center) или, например, право на аккаунт в социальной сети с передачей электронного почтового ящика к которому данный аккаунт «привязан», передача которого также удостоверяется нотариально.

    Подводя итог, внесение в уставный капитал ЦДФА и любых других нематериальных активов и/или иных имущественных прав не является чем-то экстраординарным для нашей правовой действительности. При правильном оформлении соответствующих корпоративных решений и документов, подтверждающих факт передачи имущества в качестве оплаты уставного капитала, у регистрирующего органа не должно возникать возражений при регистрации подобных действий.

    Добавить
    Руководитель проектов в сфере корпоративного управления, налогообложения бизнеса и банкротства
    Для того, чтобы оставить комментарий или проголосовать, вам необходимо войти под своим логином или пройти несложную процедуру регистрации
    Также, вы можете войти используя:
    ГК же сейчас требует оценки любой доли.
    27 декабря 2019 в 5:54
    ГК определяет общее правило. Закон об ООО это специальный закон.В качестве примера: "В соответствии с абзацем 2 пункта 2 статьи 15 ФЗ от 08.02.1998 N 14-ФЗ(ред. от 05.05.2014) "Об обществах с ограниченной ответственностью" (сизм. и доп., вступ. в силу с 01.07.2014), если номинальная стоимость илиувеличение номинальной стоимости доли участника общества в уставномкапитале общества, оплачиваемой неденежными средствами, составляет болеечем двадцать тысяч рублей, в целях определения стоимости этого имуществадолжен привлекаться независимый оценщик при условии, что иное непредусмотрено федеральным законом (АС МО № А40-71749/2015).
    Соглашусь с тем, что это дефект правоприменения. Безусловно, нормы Закона об ООО должны применяться если они не противоречат ГК РФ, до внесения поправок.
    Личный опыт, про который я описывал, был осенью 2018 года и в мае 2019 года, то есть уже явно после внесения поправок. Опыт был не московский, а региональный. Например, доменное имя мы вносили в 2019 году в УК ООО на территории Республики Коми. Про ситуацию 2018 года напишу позже.
    27 декабря 2019 в 8:37

    ==== Начнем с ЕГРЮЛ. Признаю, что возникла ошибка. С Вашего позволения внес правки в статью. ===== На ресурсе закон.ру автор в конечном итоге признает свою ошибку и правит статью.

     

    Относительно логической ошибки в названии заметки
    === зачем усложнять, когда и так все работает?===
    Здесь можно выделить 2 компонента.
    ===зачем усложнять===
    Исходя из дальнейших комментариев автора, речь идет о том, что была проведена независимая оценка вклада, хотя он был менее 20 т.р.
    Есть несколько ответов, но остановимся на одном, потому что его достаточно на данном этапе для признания заголовка порочным: риски и соотношения общей нормы 66.2 ГК и Закона об ООО (о чем подробно ниже).
    Возникла логическая ошибка. «Предвосхищение основания (petitio principii)» - ошибка в доказательстве, когда в качестве аргумента приводится суждение, которое само нуждается в обосновании (что и будет сделано ниже).
    === когда и так все работает?===
    Две ошибки.
    1) Ложность аргумента: до этого криптовалюта в УК не вкладывалась в ООО в РФ.
    2) Предвосхищение основания. Насколько я понял, у автора раньше все работало в отношении вкладов различных прав, например, прав на интернет домен. Далее автор легко признает криптовалюту (причем даже одиозный биткоин) имущественными правами. Хотя над этим уже несколько лет бьются многие цивилисты. Прямо в заголовке приводится суждение, которое само нуждается в обосновании (которое, кстати, у автора в заметке не приводится).
    Следовательно, и этот компонент заголовка является порочным.
    Таким образом, весь заголовок статьи является порочным.

    Относительно логической порочности выводов об отсутствии уникальности
    Такого в статье предостаточно: «обычная операция», не «суперуникальное», «не является чем-то экстраординарным», и т.п.
    Во-первых, еще раз: до настоящего момента вкладов в УК ООО в РФ криптовалют не было.
    Во-вторых, стало понятно, что автор не рассматривает вклады «прав» (в том числе, прав на домен) в уставный капитал как нечто уникальное. С таким утверждением можно поспорить, потому что биткоин – это нетипичное для российского гражданского оборота имущественное право:
    - До этого момента от государственных органов еще не было ни одного действия, подтверждающего, что криптовалюта – это имущественные права;
    - Многие государственные органы негативно отзываются о криптовалютах (тот же ЦБ со своими претензиями на «денежный суррогат»). Криптовалюты являются жутко политизированным явлением. И вклад такого неоднозначного со всех точек зрения «актива» сложно назвать «обычной операцией» (если автор приведет примеры вкладов в уставный капитал «имущественных прав», которые обладают столь же высоким уровнем политизированности, в плоть до разговоров о полном запрете, можно подумать о снятии довода).
    - Опять же, юридические риски соотношения общих ст. 66.1 и ст. 66.2 ГК РФ с частными нормами Закона об ООО.
    И даже если с каждым из этих тезисов можно поспорить, то это не умаляет наличия petitio principii - ошибки в доказательстве, когда в качестве аргумента приводится суждение, которое само нуждается в обосновании.


    Ошибки, касающиеся демонстрации.
    Сущность этой группы ошибок состоит в том, что автор использует в качестве аргументов посылы, которые логически не связаны с тезисом. Рассуждения, в которых допущена подобная ошибка, доказательны лишь внешне, в действительности такие рассуждения не могут подтвердить истинности вывода.
    ===Во-первых, в данном случае возникает резонный вопрос, а может ли размер вклада в уставный капитал при его увеличении быть больше номинальной доли, которое лицо получит после его увеличения? ===
    Тезисы «зачем усложнять, когда и так все работает, «обычная операция», не «суперуникальное», «не является чем-то экстраординарным» и т.п. подтверждаются предположением (!), что был нарушен абз. 4 п. 2 ст. 19 Закона об ООО, причем еще и нотариусом.
    Логическая ошибка очевидна: тезис об отсутствии уникальности строится на предположении о нарушении нормы права, которого и не было, и которое может возникнуть безотносительно «актива», вкладываемого в уставный капитал. То есть в ошибке демонстрации есть еще и предположительный (а по факту еще и ошибочный) аргумент.
    === Во-вторых, ответив на первый, сразу возникает второй вопрос, а нужна ли была оценка электронного кошелька и его содержимого?===
    Тезисы «зачем усложнять, когда и так все работает, «обычная операция», не «суперуникальное», «не является чем-то экстраординарным» и т.п. обосновываются отсутствием необходимости оценки.
    Это также ошибка демонстрации. Перефразируя автора: «вклад биткоина в УК не уникален, потому что была сделана оценка». Логическая ошибка в самом ее очевидном проявлении.
    === и поэтому подобное увеличение уставного капитала за счет внесения ЦДФА вряд ли можно назвать чем-то выдающимся. ===
    Опять ошибка демонстрации. Проведение оценки логически не порочит уникальность операции, в том числе, исходя из доводов, описанных в Части 3 выше.

    Юридическая часть.
    Вся юридическая аргументация автора сводится к специальным нормам Закона об ООО. В то же время автор не провел аналитику ст.ст. 66.1, 66.2 ГК РФ во взаимосвязи с п. 3 ст. 3 ФЗ от 05.05.2014 № 99-ФЗ. Тема настолько широко известная, что проще скинуть ссылку:
    https://zen.yandex.ru/med...7677d00aae09c5b
    Причем я привожу ссылку, прежде всего, как доказательство petitio principii в отношении логически ущербного заголовка и многих логически порочных тезисов автора статьи…

    29 декабря 2019 в 0:20
    Нормы ГК РФ не могут быть общими для одних законов и при этом превалировать над нормами других специальных законов (в нашем случае, законов о юр.лицах). В 2016 году ВС РФ рассматривался спор, связанный с внесением имущества должника в уставный капитал общества, создаваемого в результате замещения активов. ВС РФ высказался по данному вопросу однозначно. Предположим, что я и нахожусь в плену собственных выводов, но опять же возвращаясь к моменту, что норма ГК РФ не может быть одновременно общей по отношению к норме одного специального закон, равно как и не должна складываться ситуация, что норма другого специального закона вдруг противоречит общей норме ГК РФ. Соответственно нормы одного специального закона по юридической силе не могут быть выше норм другого специального закона. По-моему, это называется стабильностью правового оборота.Закон о введение в действие читали многие. Личная практика по данному вопросу у меня тоже есть. Мои выводы не претендуют на безусловную правильность, поэтому как только я столкнусь в своей практике с обратным, я обязательно пойду оспаривать это в суд и обязательно дойду до ВС РФ и поделюсь с коллегами своим опытом. До тех пор пока нормы Закона об ООО не приведены в соответствие с ГК РФ вопрос остается открытым.
    30 декабря 2019 в 12:23

    Прямой эфир